Дед Мороз в военных сапогах

Специальная елочная комиссия Обычно для празднования на предприятиях создавались специальные новогодние комиссии, куда входили представители партийных комитетов, заводчане, отдел искусств. Они тщательно следили за тем, чтобы все дети...

Специальная елочная комиссия

Обычно для празднования на предприятиях создавались специальные новогодние комиссии, куда входили представители партийных комитетов, заводчане, отдел искусств. Они тщательно следили за тем, чтобы все дети получили сладкий подарок, хотя бы небольшой. Это была сложная задача – узнать точное количество детей, ведь некоторые уезжали с родителями в эвакуацию, часть детей отправляли из города в деревню, поближе к хлебным местам.

Заводской праздник

На заводе детям работников всегда дарили новогодние подарки. Это –  традиция, которую старались поддерживать, несмотря на военное лихолетье: новогодние празднества в Советском Союзе начали широко отмечать незадолго до войны, в 1935 году. По сути дела, это был новый праздник, еще не пустивший глубоко свои традиционные «корни». Но этот праздник был любим и хоть как-то поддержать в людях надежду на скорую победу, партийное руководство тщательно следило за соблюдением всех необходимых процедур.

Иногда даже образовывались на некоторых заводах так называемые комитеты по организации народных развлечений для того, чтобы поднять нравственный уровень рабочих, дать не только им полезные и здравые развлечения, но их детям. Члены этого комитета заранее выбирали елочную комиссию, переписывали детей по мастерским завода. Для детей рабочих завода обычно елка проводилась в главном корпусе. В центре зала стояла елка.

Для костюмированных представлений дети вместе с родителями шили костюмы. Раздобыть мануфактуру было крайне сложным и ткань очень сильно ценилась, поэтому пускать ее на костюмы никто не решался, и делали в основном одежду для зайчиков, мишек, волков из картона и бумаги.

Моя мама помнит елку в деревне

Для деревенских ребят праздник обычно начинался в школе или клубе. Как рассказала моя мама Александра Ефимова, которая является ребенком войны, в ходе праздника выдавались им подарки с иностранными словами – помощь союзников иногда доходила и до деревенских детей. Маленькие сладкие шарики в железной упаковке растягивались на несколько месяцев, а пустая красивая баночка становилась главной игрушкой для игр. Хотя елка проходила в холодном клубе, мама до сих пор помнит, как сверкали огоньки на шариках. Мама до сих пор украшает елку только шарами. Большими и круглыми. Такими, чтобы сверкали и переливались, как раньше.

Как срубить елку в 8 лет

Вообще, все взрослые люди стремились сохранить праздник для ребят.  Но и сами дети могли устроить себе праздник, невзирая на свой возраст. Примером тому служит история Сони из Горьковской области.

Помимо официальных документов, в архиве сохранились рукописные воспоминания. Восьмилетняя девочка Софья Гриценко обычно встречала елку у своего дяди-машиниста, но в 1943 году он ушел на фронт, и Софье пришлось добывать елку самостоятельно. Софья со своей подругой (ей было 12 лет) и ее братом отправились в лес и срубили две елки. Софья в своих воспоминаниях пишет, что ей было тяжело рубить дерево, пришлось учиться на ходу обращаться с топором потому, что девочка никогда раньше не держала его в руках. А потом трое детей по сугробам тащили на себе два тяжелых дерева.

Дед Мороз в военных сапогах

Они шли очень долго, и помогали друг другу, преодолевать сугробы. Но когда они дошли до поселка, то Софье пришлось уже самой тащить дерево — подруга и ее брат отправились домой. Поэтому Софья отрубили два больших куска от дерева, чтобы было чуть легче. Выбилась девочка из сил, слишком неподъемной ноша была для хрупких ее рук. А елка оказалась все равно такой большой, что в дом она не входила, поэтому пришлось ее еще раз укоротить. Мама, придя домой, ахнула от увиденного. Елку нарядили. На ней были настоящие свечи. К Софье в дом пришли почти все ребятишки с ее улицы. Маме удалось раздобыть мандарины, которыми угощали детей. Это был просто замечательный Новый год.

Веточки было достаточно

В зависимости от положения на фронте, другим детям приходилось довольствоваться малым. В городе Королеве девочка Оля Тимофеева вместе со своей матерью отправлялась на дежурство в госпиталь и накануне праздника давала несколько концертов для раненых, хотя ребенку в то время было пять лет, но она старалась во всем помогать взрослым людям обрести душевное счастье в этот особенный день. Оле больше всего запомнился 1943 год, когда она вместе с раненым отцом, прибывшим к ним в гости в краткосрочный отпуск, отправилась в городской парк. Был вечер. И они с отцом увидели в сумерках крохотную елку, но рубить дерево не стали – жалко им было красоту губить, только отломили небольшую веточку и принесли ее домой. Веточка елки долго еще хранилась дома, и каждый раз глядя на нее, Оля вспоминала своего отца и встречу Нового года. Но с того времени уже повзрослевшая Ольга Тихонова – она стала заслуженным работником искусств – никогда не покупает себе на праздник целую елку, только веточку, так она становится ближе к ушедшему в вечность отцу.

Дед Мороз в военных сапогах

Трактор с серебряным ключиком

Новогодний подарок – настоящий железный трактор с откидывающимися бортиками – стал для ростовчанина Виктора Краснова судьбоносным.

— Этот трактор я помню  до сих пор, был я тогда маленьким и помню, как все родные собирались в доме у деда около наряженной елки. Хоть и была война, но мы старались собираться вместе, — рассказал Виктор Краснов. –  И дед Николай Краснов протянул мне настоящий, маленький трактор с прицепом. Это было чудо! С этим новогодним подарком я не расставился очень долго, ведь тогда, в далекие советские послевоенные годы игрушки были деревянные, а тут у меня – настоящий, железный трактор. Трактор этот еще заводился специальным серебряным, так мне казалось, ключиком и спокойно проезжал несколько метров. Уж где  раздобыл эту драгоценную для ребенка вещь мой дед Николай, мне до сих пор не ясно, но то, что у меня дед был героическим — я это точно еще тогда знал.  До и после Великой Отечественной войны он был директором издательства «Молот» и спас от немцев драгоценный шрифт, дед был очень сильным человеком и несколько килограммов шрифта на себе нес через Ворошиловский мост. С Иваном Поддубным, великим борцом,  они иногда тренировались вместе. Поддубный выступал на аренах Европы и Америки, пережил немецкую оккупацию,  был удостоен звания заслуженного мастера спорта СССР. Он приезжал из Ейска в Ростов, чтобы увидеться с моим дедом. Он мог зимой на коньках проехать по замерзшему Дону до Новочеркасска и обратно, в Ростов.

— И вот, благодаря подарку деда на Новый год, я решил, что буду заниматься техникой. Получаю колоссальное моральное наслаждение, когда обдумываю и решаю такие технические проблемы, над которыми бьются целые коллективы, — говорит Виктор Владимирович.

И еще одна чудесная история

Александр Шевченко получил орден Ленина за многолетний добросовестный труд на одном из ростовских предприятий и эта награда ему очень дорога потому, что мир на земле ветеран ценит превыше всего. Ему удалось пережить не только самую тяжелую войну, но и личную беду. В годы войны Шевченко сопровождал железнодорожные составы, и в начале войны ему пришло письмо, что его семья погибла во время бомбежки в городе Батайске. Александр решил не возвращаться домой и хотел даже погибнуть.

Накануне встречи Нового 1944 года ему пришло письмо, что его семья – жива. Оказывается, когда была бомбежка, жены и дочери не было дома. Они чудом спаслись, а соседи, не зная об этом, написали Александру на фронт о постигшей его утрате. После войны Александр встретился с семьей. Подросшая его дочь Валентина Шевченко смогла увидеть и обнять отца. После войны они вместе работали долгие годы на заводе – отец и дочь, и вместе с особой теплотой вспоминали свою новогоднюю историю.

С новым годом, дорогие читатели и пусть будет мир! Только в мирное время можно жить.

Специально для AesliB, Полина Ефимова

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector