Немцам о господстве в воздухе пришлось забыть…

Из всех немецких самолётов, воевавших во Второй мировой войне, наиболее известен, пожалуй, истребитель Messerschmitt Bf 109. Это был один из самых массовых истребителей Второй мировой, составлявший основу воздушной...

Из всех немецких самолётов, воевавших во Второй мировой войне, наиболее известен, пожалуй, истребитель Messerschmitt Bf 109. Это был один из самых массовых истребителей Второй мировой, составлявший основу воздушной мощи третьего рейха – всего их было построено 35 тыс. различных модификаций. Почти все народы Европы запомнили его хищный силуэт. Казалось, что нет такой силы, которая могла бы их остановить. Быстрый, манёвренный и хорошо вооруженный, в руках опытных лётчиков Bf 109 был очень серьёзным противником. В отличие от пилотов армий Антигитлеровской коалиции, совершавших не так уж много вылетов, немцы были вынуждены воевать практически без замен, и налёт часов у них был огромный. Этим, помимо традиционной тактики «свободной охоты», объясняются и огромные, в сравнении с союзниками, личные счета асов люфтваффе. Но и потери среди них были не малые, и уже в самом конце войны немецкий ас сказал, что когда он садится в кабину Bf 109, ему кажется, что он захлопывает крышку гроба.

К концу Мировой войны Германия подошла с весьма неустойчивой внутриполитической системой, разрушенной экономикой, промышленностью и транспортом. Версальский договор запрещал ей иметь военную авиацию и флот, армия, именуемая рейхсвером, не должна была превышать 100 тыс. человек. К тому же на страну были наложены гигантские контрибуции, которые, без внешней помощи практически исключали экономический рост и военное развитие. Инфляция измерялась тысячами процентов.

Военную авиацию строить было нельзя, но на выпуск гражданских самолётов запрета не было, и в стране появилась национальная авиакомпания Deutsche Lufthansa (DLH AG), которая нуждалась в собственном авиапарке. Баварский авиационный завод, конструкторским бюро которого руководил Вильгельм Мессершмитт, в 1928 выпустил десятиместный самолёт М.20. Однако первый М.20 разбился, DLH AG взыскала убытки, и это разорило компанию, а у Мессершмитта возник серьёзный конфликт с директором DLH AG Эрхардом Мильхом, который инициировал иск и, по сути, оставил Вили без работы, что в тех условиях могло означать голодную смерть. Эта ссора потом очень сильно аукнулась Мессершмитту.

В тех нестабильных для любого бизнеса условиях Мессершмитт пошёл на большой риск и создал собственную фирму Messerschmitt Flugzeugbau GmbH. Лишённый возможности конструировать истребители, Вили стал проектировать гражданские самолёты. В результате появился М.21 – биплан со складывающимися крыльями, что позволяло закатить в ангар несколько самолётов. После этого Вили прослыл новатором.

В январе 1933 года престарелый президент Веймарской республики Гинденбург назначил вождя нацистов Адольфа Гитлера канцлером Германии, а вскоре, после того, как НСДАП и сочувствующие ей партии получили на выборах большинство в рейхстаге, Гитлер провозгласил себя главой рейха и начал расставлять на ключевые посты своих людей и назначил министром авиационной промышленности Мильха, хотя он и был наполовину евреем, но Геринг сказал, что он будет сам решать, кто тут еврей.

ВВС, которые в нарушение Версальского договора стали строить в 1935-м году, дали новое название – люфтваффе. Однако это не принесло конструкторам новых идей. Бипланы Falck В-12, Heinkel He 51, быстро устаревали. Моноплан с открытой кабиной Arado Аr-80, Focke-Wulf Fw.159 с закрытой кабиной, Heinkel He 112 Не 110 в силу конструктивных недостатков и технологических трудностей в серию не пошли.

Конфликт между Мильхом и Мессершмиттом привёл к фактическому запрету заниматься разработкой военных самолётов. Тогда Мессершмитт построил простой Bf.108 Taifun с убирающимися шасси. Самолёт обладал прекрасными лётными качествами, имел удобную кабину. Чтобы показать свою модель, Вилли заявил её в перелёт вокруг Европы. Первого места самолёт не занял, но специалисты были восхищены, а Мильху было очень сложно что-то возразить против проекта Мессершмитта, и, хотя Bf.108 явно превосходил другие модели, Мильх не допустил её серийного производства и добился, чтобы разработка истребителя была поручена Хейнкелю.

Немцам о господстве в воздухе пришлось забыть...

Эрхард Мильх и Вилли Мессершмитт

Но Мессершмитт в ходе этой борьбы с одним из высших руководителей промышленности рейха создал ставший легендарным Bf.109. Это был цельнометаллический низкоплан с прекрасной аэродинамикой, убирающимися шасси, закрытой кабиной. Будучи просто напичкан техническими новшествами, он был значительно технологичнее и проще Heinkel He 112. Благодаря узкому и высокому шасси, которое убиралось не к фюзеляжу, как у большинства самолётов, а от него, нагрузка при взлёте и посадке приходилась лишь на фюзеляж, а не на крылья. Однако такая компоновка шасси требовала от лётчика очень высокого мастерства при посадке, особенно на мягкие грунтовые аэродромы.

Разработка Bf.109 завершилась в 1934-м, а свой первый полёт новый истребитель совершил 28 мая 1935 года. На первых модификациях В, С и D устанавливался V-образный, 12-цилиндровый двигатель жидкостного охлаждения Junkers Jumo 210 мощностью 720 л/с, что не позволяло развить скорость больше 500 км/час. В 1939-м в лётные части поступила модель Е, оснащённая 12-цилиндровым Λ-образным двигателем жидкостного охлаждения Daimler Benz DB 601 мощностью 1000 л/с, и максимальная скорость возросла до 535 км/час. Конструктивной изюминкой DB 601 было то, что он был перевёрнут, вместо традиционного для тех времён карбюратора, имел непосредственный впрыск топлива в цилиндры, и двигатель гораздо быстрее реагировал на команды пилота. Не было проблем с жиклёром, двигатель не глох, когда самолёт находился в перевёрнутом состоянии. Двигатель идеально подходил к этому самолёту, его замена даже в полевых условиях занимало несколько часов. В дальнейшем на модели F, G и K устанавливали мотор DB 605, мощность которого довели до 2000 л/с, а максимальная скорость Bf.109 К составляла 670 км/час.

Немцам о господстве в воздухе пришлось забыть...

Messerschmitt Bf 109C-1, 6-47, 1.J/88 Легион Кондор, Испания, весна 1938

Крылья Bf.109 быстро складывались, что облегчало транспортировку по шоссе и железным дорогам. Для улучшения аэродинамики фюзеляж сделали узким, и это было одним из недостатков: кабина, с откидывающимся вверх и вправо фонарём, была тесной, и из неё было не только трудно выбраться в случае экстренного покидания, но и управлять самолётом в бою было тоже не просто. Широкие пластины фонаря ограничивали обзор.

Модели вплоть до F оснащались двумя или четырьмя 7,92 пулемётами MG 17, 2 из которых стреляли через винт, а два были установлены в крыльях. Модель F-2 имела 2 пулемёта MG 17, и один MG 151, калибра 15 мм. Начиная с модели F-4 на самолёты устанавливалась 20-мм пушка, а на модель К даже тяжёлая 30-мм пушка.

Первым боевое крещение принял Bf.109 Е: в составе легиона «Кондор» он участвовал в гражданской войне в Испании. Лётчики приобрели боевой опыт и «обкатали» самолёт в боевых условиях. Истребитель прекрасно показал себя в боях, но были выявлены и недостатки. На высокой скорости, под действием силы тяжести выходили предкрылки, что приводило к потере скорости. Машина была очень чувствительна и не прощала ошибок.

1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. Из 2 тыс. самолётов люфтваффе Bf.109 составляли примерно 10%. Получившие хорошую практику в Испании, лётчики люфтваффе сразу захватили господство в воздухе, тем более, что польская авиация имела чуть больше 800 самолётов, в основном, устаревших. Поляки сопротивлялись героически, но тщетно. Немцы потеряли менее 70 самолётов в воздушных боях и от зенитного огня.

В 1940-м году были повержены Бельгия, Дания, Голландия, Франция, во многом, благодаря господству в воздухе, которое было захвачено также быстро, как в и Польше. Bf.109 постоянно висели над полем боя, обеспечивая воздушное прикрытие наземным войскам, быстро продвигавшимся вперёд, а зачастую и опережали их. Успеху немцев, помимо того, что авиация европейских стран технически уступала люфтваффе, способствовала архаичная организация системы оперативных аэродромов французов. Тем не менее, в сравнении с Польской компанией, потери люфтваффе существенно возросли: 1400 самолётов было потеряно в воздушных боях, от зенитного огня и в авиакатастрофах.

После подписания 22 июня 1940 года перемирия с Францией, в Европе у Германии остался единственный враг – Великобритания. По приказу Геринга начались дневные бомбардировки английских городов. Heinkel, Junkers, и Dornier сопровождали Bf.109. Но не то, что лёгкой, никакой победы в воздушной войне, получившей название «Битва за Британию», немцам, имевшим почти трёхкратное превосходство в самолётах, достичь не удалось: английские Hawker Hurricane и Supermarine Spitfire, которыми управляли асы, мало в чём уступавшие немцам, оказались достойными противниками. Англичанам очень помогали радары, позволявшие обнаруживать немецкие самолёты уже тогда, когда они взлетали с аэродромов на другом берегу Ла-Манша. Да и сам Ла-Манш был серьёзным козырем англичан: получив повреждение в бою, английский самолёт успевал вернуться на свою территорию, и у лётчика был шанс выжить, а повреждённый немецкий самолёт, как правило, вместе с экипажем тонул в водах Ла-Манша. При радиусе действия 650 километров, у лётчиков Bf.109 оставалось всего 20 минут на воздушный бой. Из 12 Bf.109, вылетавших на задание, 5 еле успевали приземлиться, остальные 7 падали в Ла-Манш.

В Королевских ВВС было больше Hurricane, чем Spitfire, но англичане тактически грамотно использовали устаревшие тихоходные Hurricane, направляя их против бомбардировщиков, в то время, как Spitfire разбирались с Bf.109, которые, даже не получив повреждений, не успевали возвращаться домой из-за нехватки топлива – в то время дозаправлять самолёты в воздухе ещё не умели, а пополнять боезапас не умеют и сейчас.

Немцам о господстве в воздухе пришлось забыть...

Тем не менее, локальные успехи у люфтваффе были: удавалось прорваться к Лондону, где погибло более 40 тыс. человек, сгорели или были разрушены тысячи домов, серьёзно пострадали Бирмингем, Ливерпуль, Манчестер и другие города, Ковентри просто сравняли с землёй.

Стремясь уменьшить тяжелые потери, немцы применили новую тактику – превышение: имея потолок выше, чем у английских самолётов, Bf.109 пикировали на них из облаков и со стороны солнца. Англичане отказались от устаревшей тактики «крыло», когда истребители летали большими группами, и стали летать эскадрильями по одной – три пары, что оставляло больше возможности для манёвра, облегчало управление, и повышало безопасность, потому, что в паре лётчики прикрывали друг друга, а пары, в свою очередь, прикрывали уже пары. Также англичане использовали то обстоятельство, что на французский берег Bf.109 возвращались с сухими баками и без боезапаса, и группами поджидали немца у французского берега Ла-Манша, часто нападали втроем, вчетвером на один Bf.109 – не собьют, так упадёт в воду. Общие потери Германии составили 1900 самолётов, англичане, на стороне которых сражались лётчики Польши, Франции, Чехословакии и других оккупированных стран, потеряли 1023 машины. Фактическое поражение в битве за Британию, невозможность обеспечить господство в воздухе над Ла-Маншем и местом высадки, стало одной из причин, вынудившей Гитлера отказаться от десантной операции по захвату Туманного Альбиона, хотя ночные бомбардировки английских городов продолжались вплоть до мая 1941 года.

22 июня Германия напала на Советский Союз. В первый день войны на аэродромах было уничтожено 1200 самолётов, и, несмотря на то, что всего советская военная авиация насчитывала порядка 25 тысяч боевых самолётов, размещённых в приграничных военных округах и в глубине страны, люфтваффе почти на два года получила практически полное господство в воздухе. Вскоре появился самолёт, который должен был заменить Bf.109, но на самом деле они стали конкурентами до самого конца войны. Это был Focke-Wulf FW-190 «Würger», который многие специалисты считают лучшим немецким истребителем Второй мировой. FW-190 превосходил Bf.109 по отдельным параметрам, но многие асы предпочитали «мессера». В 1942-м у Красной Армии появились новые истребители Як-7, Ла-5, позднее – Як-3 и Ла-7 – это были достойные противники, и немцам о господстве в воздухе пришлось забыть до конца войны: опытные лётчики выбывали из строя, да и промышленность Германии уже не могла восполнить потери.

Немцам о господстве в воздухе пришлось забыть...

На Западном фронте союзники усилили дневные бомбардировки германских городов, предприятий и транспортных узлов, в которых одновременно участвовало по тысяче и более В-17 и B-24 Liberator. Зенитная артиллерия противостоять этому не могла: армады В-17 необходимо было встречать на значительном расстоянии от цели, рассеивать их плотный строй, а потом догонять и уничтожать по одиночке – несмотря на свои 11 крупнокалиберных пулемётов, В-17 не был неуязвим. Для этого были нужны истребители. Но Гитлер в условиях жесточайшего сырьевого и кадрового голода предпочёл строить бомбардировщики. Он даже первый в мире серийный реактивный истребитель Messerschmitt Me.262 «Schwalbe» приказал переделать в истребитель-бомбардировщик. Когда же у союзников появились Р-47 Thunderbolt, едва ли не лучшие эскортные истребители Второй мировой, сопровождавшие В-17 на протяжении всего маршрута, было уже поздно. Хотя бились немцы с отчаянием обречённых, уберечь свои города от американских и английских бомб они уже не могли. С января по апрель 1944 года было сбито более тысячи германских истребителей. Но и союзники несли тяжёлые потери. В 1943 году треть американских лётчиков были сбиты, не успев выполнить даже 25 боевых вылетов. В 1944 году ценой неимоверных усилий удалось поднять выпуск самолётов, но немцам это уже не помогало: превосходство в воздухе союзников было подавляющим, да, к тому же самолётам люфтваффе просто негде было базироваться, потому, что многие аэродромы были уничтожены. Самолёты прятали в лесах. Катастрофически не хватало топлива и запчастей: союзники разбомбили несколько заводов по производству синтетического бензина, а после выхода из войны Румынии в сентябре 1944 года единственным источником нефти оставалась Венгрия, но после поражения в сражении у озера Балатон, и этот источник иссяк. В январе 1945-го в строю оставалось около 1000 «мессершмиттов», к концу войны – менее 500.

Немцам о господстве в воздухе пришлось забыть...

В последний год войны модели образца 1935 года исполнилось 10 лет, но лётчики на этой машине продолжали оказывать сопротивление превосходящим силам союзников, нанося им немалый урон, что говорит о том, что уже при создании в Bf.109 был заложен большой потенциал для дальнейшего развития. Мощность двигателя была увеличена в 2,8 раза, значительно усилено вооружение. Ни один истребитель Второй мировой не мог похвастаться такой долговечностью. Bf.109 был всего на полтора года моложе И-16, но никому не приходило в голову сетовать на то, что немцы начали войну с Советским Союзам на устаревших самолётах.

У Константина Симонова есть стихотворение «Танк», написанное после Халхин-Гола. Там есть такие строки: «Да, враг был храбр. Тем больше наша слава!» В полной мере эти слова можно отнести и к Bf.109: советским лётчикам противостоял сильный и прекрасно технически оснащённый враг. Тем ценнее победа.

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector