Идея у военного командования восторга не вызвала

Этот британский бомбардировщик Avro 683 Lancaster участвовал в огромном количестве сражений Второй мировой войны, и сыграл важную роль в победе Антигитлеровской коалиции. Всего за годы войны было выпущено...

Этот британский бомбардировщик Avro 683 Lancaster участвовал в огромном количестве сражений Второй мировой войны, и сыграл важную роль в победе Антигитлеровской коалиции. Всего за годы войны было выпущено почти 7 400 этих самолётов, и примерно половина из них на свои аэродромы не вернулись, что говорит не о том, что этот самолёт был плохим, а о том, насколько активно он использовался и как много летал. Появился он практически в одно время с другим тяжёлым бомбардировщиком Королевских ВВС – Handley Page Halifax. Начал он летать в 1941 году, и использовался в авиации некоторых стран вплоть до 1963 года, что свидетельствует о большом потенциале, заложенном в него конструкторами.

Появился Lancaster почти случайно. У Британии в 1937-1938 годах качественных бомбардировщиков, по сути, не было, а война приближалась. Английские самолёты – двухмоторный Vickers Wellington и одномоторный Vickers Wellesley – для тех времен были уже тихоходными, и могли стать лёгкой добычей Messerschmitt Bf.109 и даже не такого быстрого Bf.110, которые уже вовсю эксплуатировались люфтваффе.

Идея у военного командования восторга не вызвала

Понимая, что нужен более современный и более скоростной бомбардировщик, военное ведомство выпустило спецификации, по которым разрабатывались двухмоторные бомбардировщики. Одним из таких самолётов стал Avro 679 Manchester с 24-цилиндровыми двигателями жидкостного охлаждение Rolls-Royce Vulture мощностью 1500 л/с каждый и двухкилевым хвостовым оперением. Однако в то время мощность поршневых двигателей, если и не достигла своего предела, то вплотную к нему приблизилась. Да и моторостроение не позволяло нарастить мощность так, чтобы два мотора выдали такую мощность, чтобы кардинально повысить энерговооружённость, и, соответственно скорость, потолок и бомбовую нагрузку самолёта. Жизнь заставила, и во время войны были созданы более мощные двигатели, но перспективы у них не было, и дни их были сочтены.

Вот тогда главному конструктору фирмы Avro Aircraft Рою Чадвику и пришла в голову мысль не гнаться за мощностью двух двигателей, а установить на самолёт четыре мотора, пусть и менее мощные. Реализовали эту идею на Manchester. Никаких изменений в отличие, скажем, от знаменитой «Летающей крепости» В-17, которая появилась на пять лет раньше, но которая сразу проектировалась под 4 двигателя, в конструкцию самолёта не вносили. Разработчики лишь увеличили размах крыльев, и установили четыре 12-цилиндровых мотора жидкостного охлаждения Rolls-Royce Merlin мощностью 1500 л/с каждый. Эти двигатели уже стояли на множестве английских самолётов – истребителях Supermarine Spitfire, Hawker Hurricane, двухмоторном бомбардировщике Havilland DH.98 Mosquito. То, что так удачно два дополнительных мотора установили на Manchester, и привело к появлению Avro 683 Lancaster.

9 января 1941 года новый бомбардировщик, не имевший имени, а пока обозначенный в документах, как Avro тип 683, впервые поднялся в воздух. Испытателям понравилась очень приличная управляемость, хорошая для тяжёлого бомбардировщика скорость 450 км/час и скороподъёмность, дальность 4600 км и потолок больше 8 км. Уже первый полёт показал полную состоятельность той концепции, которую предложил Чадвик, и, поскольку он, имея конструктивное сходство с Manchester, был существенно его лучше, заказ на Manchester, которых было выпущено 200 штук, отменили, и все производственные мощности быстро перенастроили на выпуск нового самолёта, который получил название Lancaster в честь главного города в графстве Ланкашир в Северо-Западной Англии. Никаких проблем с отменой старого и размещением нового заказа не возникло, поскольку оба самолёта выпускались одной фирмой Avro, да и технологические процессы не требовали серьёзных изменений.

Изначально у Manchester, а позднее, и у Lancaster было много интересных конструктивных решений, которые определили их уникальность. Одной из главных был огромный бомбоотсек, в котором можно было разместить до 10 тонн бомб, причём, было несколько видов загрузки, включая загрузку единичными бомбами весом в несколько тонн. Уже в конце войны это были единственные самолёты, которые могли нести одну огромную десятитонную бомбу Grand Slam (Большой шлем). Хотя её и применяли лишь несколько раз за всю войну, но разрушительный и психологический эффект от неё был огромный.

Идея у военного командования восторга не вызвала

Атака «Ланкастерами» Санкт-Вит, Бельгия, 26 декабря 1944 года

Несмотря на довольно большой объем выпуска, модификаций Lancaster было всего две – 1-я и 3-я. Были ещё промежуточные версии, на которые устанавливались другие двигатели. Самолёт, который изначально оснащался двигателями Merlin ХХ, имел взлётный вес около 29 тонн. Позднее, когда появились двигатели с турбонаддувом – Merlin ХХII и Merlin ХХIV с вдвое более эффективным наддувом, чем ХХ, взлётный вес мог превышать 32 тоны, они могли брать на борт 5-8 тонн мелких бомб или одну Grand Slam, или Tallboy (Верзила), которая была почти вдвое меньше.

Самолёт имел довольно мощное оборонительное вооружение. В хвостовой части была смонтирована турель с четырьмя 7,7 мм пулемётами Browning 0.303 Mk.II. В верхней и нижней части фюзеляжа позади крыльев располагалось по одной турели, и носовая турель, в каждой из которых было по два пулемёта, то есть, всего 8 пулемётов. Когда лётчики приобрели опыт, и появилось достаточно материала для изучения результатов боевого применения самолёта, от нижней турели отказались ввиду её полной бесполезности. Заднюю хвостовую турель постоянно модернизировали, установив вместо четырёх пулемётов ружейного калибра два 12,7 мм пулемёта Browning М2. Позднее на самолётах смонтировали установки, снабжённые радаром, обнаруживавшим вражеский самолёт на приличном удалении, и позволявшим вести автоматический огонь. На испытания поступали и другие виды турелей, оригинальные электроуправляемые турели с 12.7 мм пулемётами Browning поставляли американцы.

Экипаж состоял из семи человек: пилот, бортинженер, навигатор, то есть, штурман, бомбардир-стрелок передней турели, бортрадист, стрелок верхней турели и стрелок хвостовой турели. У Lancaster, в отличие от других бомбардировщиков, не было дублирования основных органов управления, но бортинженер сидел рядом с пилотом на откидывающемся сидении, и помогал ему считывать показания приборов. За ними за специальным столом с оборудованием сидел навигатор, чьё рабочее место было отгорожено от других членов экипажа перегородкой. Это создавало своеобразную мини-кабину, в которой горел свет: в темноте, которая была в основной кабине, вычисления делать было невозможно. За этой мини-кабиной размещался бортрадист. Бомбардир-стрелок лежал впереди всех.

Вариантов бомбовой нагрузки было несколько. Нормальный вариант был предназначен для бомбардировки зажигательными бомбами по площадям – 180-килограмовые бомбы и 12 кассетных бомб, в которых было 2 832 бомбы малого веса. Ненормальный, нештатный вариант был предназначен для уничтожения промышленных предприятий, и включал 14 фугасно-осколочных бомб по 450 кг. Был и совсем уж экзотический вариант загрузки – так называемыми прыгающими бомбами, которые применили в одной из уникальных операций Второй мировой войны с участием Lancaster. Англичане назвали её Chastise, то есть кара. В ходе этой операции были разрушены две дамбы в самом развитом районе Германии – Рурской области.

Инженер фирмы Vickers Барнс Невилл Уоллес был уверен, что необходимо выводить из строя промышленность Германии в наиболее развитых районах, где таких предприятий много, тем самым, разрушая экономику рейха, и обеспечивая победу Антигитлеровской коалиции. Для этого нужны были бомбы с иным принципом действия, и Уоллес разработал сейсмические бомбы Grand Slam и Tallboy, которые могли разрушить любое сооружение, даже не попав в него. Он предложил работу и создал прыгающую бомбу, которая сыграла выдающуюся роль в операции Chastise, которую осуществили Lancaster из 617-й эскадрильи Королевских ВВС. Эта эскадрилья позднее получила прозвище «дамборазрушителей».

В Руре было очень много промышленных предприятий, и гидроэлектростанций, которые обеспечивали эти предприятия электроэнергией. Любая гидроэлектростанция обязательно имеет плотину. Бомбометание с большой высоты попадания в такой объект не гарантировало, но и с пикирования это было сделать не просто, а разрушить одной бомбой практически невозможно. Да и противовоздушной обороной крупнейшие гидросооружения были хорошо прикрыты. Пикировщики – это бомбардировщики фронтовые, по сути, самолёты поля боя, большая дальность и большая бомбовая нагрузка для них избыточны – куда проще отбомбиться, вернуться на свой аэродром, расположенный буквально за линией фронта, заправить баки, пополнить боезапас, и снова лететь бомбить. Рур же находится достаточно далеко от побережья Туманного Альбиона, и ни один пикировщик туда бы не долетел. Тут нужен был самолёт с большой дальностью и большой бомбовой нагрузкой. А для того, чтобы исключить поражение плотин с воды, немцы установили противоторпедные сети.

Уоллес предложил бомбометание производить с бреющего полёта бомбами особой конструкции: цилиндрическая бомба прыгала по поверхности воды за счёт вращения вокруг своей оси – каждый из нас в детстве пускал «блинчики», плоские камешки, которые в умелых руках довольно много раз отскакивали от воды. По замыслу Уоллеса, бомба должна была перепрыгнуть через все торпедные заграждения, далее скатиться по стене дамбы под воду, взорваться там и создать гидродинамический удар, который плотину и разрушит. Какую страшную разрушительную силу несёт такой удар, мы можем помнить на примере Саяно-Шушенской ГЭС.

Идея Уоллеса у военного командования восторга не вызвала: уж очень она была безумной. Но Уоллес убедил тех, кто принимал решения, хотя бы попробовать, обещая максимальный эффект при минимальных затратах, и взяв на себя решение всех технических вопросов. Было построено несколько масштабных макетов плотин, на которых изучались последствия попадания «прыгающих бомб». Испытания убедили военных, и в начале 1943 года они дали добро на переделку нескольких Lancaster под «прыгающие бомбы». На них были смонтированы простые устройства, которые при помощи ремённой передачи раскручивали четырёхтонную бомбу, в которой было 3 тонны взрывчатки, до 500 оборотов в минуту. Дополнительную скорость бомбе сообщал самолёт. Для того, чтобы бомба попала именно туда, куда нужно, её необходимо было сбросить с заранее рассчитанной высоты при строго определённой скорости в строго определённой точке. Очень многое зависело от точности расчёта, и, конечно, от мастерства экипажа. Был разработан новый бомбовый прицел, который использовал некоторую особенность этих дамб, таких, как в Мёне. На этой дамбе было две башенки, а на прицеле сделали две засечки. Когда они совпадали с этими двумя башенками, бомбы нужно было сбрасывать с высоты строго 18 метров. Высотомер такую точность обеспечить не мог, и под фюзеляжем установили два прожектора, которые светили под определённым углом вниз, и оба луча сходились в одной точке, когда самолёт был на требуемой высоте. При этом скорость должна была быть ровно 390 км/час.

Идея у военного командования восторга не вызвала

В ночь на 17 мая 1943 года 15 Ланкастеров вылетели тремя волнами: в первой было 9 самолётов, во второй и третьей – по 5. Долетели 11 самолётов, которые разрушили две плотины – в Мёне и Эдере и уничтожили здание электростанции в Мёне. Этот рейд обвалил производство в Руре, где было много металлургических и литейных заводов на 70%. Министр промышленности рейха Альберт Шпеер был ошеломлён результатами налёта, ведь всего десяток британских бомбовозов сделали для уничтожения промышленной мощи Германии намного больше, чем многочисленные дневные и ночные налёты по площадям. Будь у англичан больше самолётов и улыбнись им удача, они могли бы на много месяцев, а, может, и до конца войны остановить весь Рур – у немцев просто не было сил и ресурсов на его восстановление. Через пробоину 76х89 метров в дамбе Мёне вылилось 330 млн. тонн воды, которая огромной волной высотой 10 метров смыла 11 промышленных предприятий, 92 дома, несколько мостов, разрушила многие километры дорог – дорожная сеть в промышленном Руре, как, впрочем, и во всей Германии была развита хорошо, повредила 114 фабрик. Большие разрушения были на расстоянии 80 км от дамбы. Погибло много гражданского населения и пленных. Результаты бомбардировок подтвердили правильность концепции, которую предлагал Уоллес: его прыгающая бомба и Lancaster сделали своё дело.

Предназначением других детищ Уоллеса – сейсмических бомб Тalbоy и Grand Slam было уничтожение мощных укрепрайонов, бункеров и больших кораблей. Было изготовлено 854 Tallboy, и всего 41 Grand Slam. Применяли их от случая к случаю, но каждое применение было событием. Для того, чтобы нести эти бомбы, Lancaster переоборудовали: с них сняли практически всё оборонительное вооружение, турели. Створки бомболюка переделывали так, чтобы можно было подвесить бомбу – в бомболюк она полностью не входила, выступала в воздушный поток, и створки не закрывались. Первый раз Тalbоy применили для разрушения железнодорожного тоннеля в Самюре, который использовался для подвоза немецких войск в район высадки союзников в Нормандии. 19 Ланкастеров с Тalbоy и 6 с обычными бомбами в ночь на 9 июня 1944 года отбомбились по этому тоннелю, полностью его уничтожили, и без потерь вернулись на свои аэродромы.

В ходе операции Crossbow, то есть, Арбалет – налёте на пусковые установки ракет ФАУ во Франции были разрушены ракетные заводы и пусковые бункеры, а также практически построенные пусковые площадки сверхдальнего орудия ФАУ-3.

Одним из самых известных применений Lancaster была операция Катехезис, результатом которой стало потопление линкора Тирпиц. Две бомбы Tallboy попали в линкор, пробили 60-метровую дыру в его борту и вызвали мощнейший взрыв в артиллерийском погребе. Тирпиц, который много раз пытались потопить и с воды, и с воздуха, перевернулся вверх килем. Взрывы бомб были настолько сильными, что в месте потопления Тирпица в Тромсё до сих пор сохранились гигантские воронки, превратившиеся со временем в небольшие прудики с прозрачной водой.

Идея у военного командования восторга не вызвала

Бомбы Grand Slam применялись для разрушения объектов в глубине Германии. В марте 1945-го были уничтожены виадуки Белефельде и в Арнберге, морская база в Фарге – бомба пробила 7-метровую крышу ангара из армированного бетона, в котором находились подводные лодки. Та же участь постигла базу в Гамбурге. В то время у Германии, по сути, не было ни авиации, ни ПВО, и ни один из самолётов, участвовавших в этом налёте, не был сбит. Бомбы сбрасывались с высоты примерно 8 км, и к моменту соприкосновения с землёй её скорость достигала сверхзвуковой скорости, и могла проникнуть в землю на глубину 40 метров.

Lancaster участвовали практически во всех рейдах бомбардировочной авиации Королевских ВВС на протяжении всей войны. На их долю приходится 75% всех бомб, сброшенных английскими самолётами во время Второй мировой войны. Начав летать в боевых авиачастях в марте 1942 года, Lancaster совершили без малого 160 тысяч боевых вылетов и сбросили на врага более 600 000 тонн бомб – достойный вклад в общую победу.

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector