В успех этой операции, в тот момент, мало кто верил

До сих пор историки и военные специалисты гадают – что это было – желание подать англичанам сигнал, что нужно садиться за стол переговоров, или у танков банально закончились топливо и боеприпасы, ведь хорошо известно, что у вермахта были проблемы и с топливом, и с боеприпасами…

Операция «Динамо»

В мае 1940 года английский Королевский флот осуществил очень сложную и рискованную операцию, не имевшую аналогов в современных войнах. Об этой операции в нашей стране, к сожалению, знают очень мало, и к результатам её относятся весьма скептически.

10 мая 1940 года германские войска вторглись в нейтральные Бельгию, Люксембург и Нидерланды, и очень быстро разгромили армии этих держав – 11 мая был полностью оккупирован крошечный Люксембург, 15 мая капитулировала армия Нидерландов, 28 мая – армия Бельгии. Считавшуюся неприступной Линию Мажино немцы обошли через Арденны, и устремились в глубь Франции.

24 мая Гитлер приказал своим войскам не только остановить наступление на рубеже канала Аа, но и отвести танковые дивизии, которые, почти не встречая сопротивления, двигались на Азбрук. До сих пор историки и военные специалисты гадают – что это было – желание подать англичанам сигнал, что нужно садиться за стол переговоров, или у танков банально закончились топливо и боеприпасы, ведь хорошо известно, что у вермахта были проблемы и с топливом, и с боеприпасами.

Французская армия и английский экспедиционный корпус с боями отходили к Дюнкерку – городу и порту на берегу Ла-Манша в трёхстах километрах к северу от французской столицы. Командованию было совершенно очевидно, что прижатым к океану войскам удержать Дюнкерк не удастся – для этого не было ни технических средств, ни заранее построенных укреплений. Моральный дух солдат был основательно подорван стремительным отступлением, бездарностью военного командования и тем, что Франция проигрывала войну не на поле боя, а, по сути, разваливалась, подорванная изнутри, и 20 мая, после того, как немецкие танки вышли к Абвилю, кабинет Уинстона Черчилля принял решение о срочной эвакуации из Дюнкерка в Англию.

Союзные части собирались на крошечном пятачке вокруг Дюнкерка. Чтобы избежать пленения свыше трёхсот тысяч человек, необходима была эвакуация морем, но у французов сил для этого не было, все обязанности по эвакуации взяло на себя правительство в Лондоне. 20 мая, после того, как немецкие танки вышли к Абвилю, кабинет Уинстона Черчилля принял решение о срочной эвакуации из Дюнкерка в Англию.

Английское Адмиралтейство и командующий военно-морской базы в Дувре контр-адмирал Бертрам Рамсей для сбора эвакуационных судов стали предпринимать чрезвычайные меры. В невероятной спешке забыли даже издать письменный приказ об эвакуации. Однако это не помешало английскому Королевскому флоту уже к 26 мая 1940 года быть готовым к операции по спасению солдат и офицеров союзных войск, и корабли вышли из Дувра до получения официальной бумаги. Кроме того, а спасении союзных войск участвовала без малого тысяча гражданских английских, нидерландских, бельгийских и французских судов и паромов.

В успех этой операции, в тот момент, мало кто верил

В 19 часов из Адмиралтейства поступил приказ начать операцию «Динамо», в успех которой в тот момент мало кто верил, поскольку превосходство немцев на суше и в воздухе над Ла-Маншем было подавляющим. Единственно, где немцы не имели никакого перевеса, было море, и на это была основная надежда у Рамсея и экипажей его кораблей.

Первоначально планировалось за двое суток эвакуировать 45 тыс. английских военнослужащих – англичане были уверены, что больше времени у них нет. Для организации эвакуации в Дюнкерк прибыл капитан 1-го ранга Уильям Теннант в сопровождении небольшой группы офицеров. После краткого изучения обстановки на месте стало ясно, что для погрузки эвакуируемых на корабли не обойтись без порта Дюнкерк. Проблема, однако, была в том, что немцы уже успели своими бомбардировками основательно повредить причалы и погрузочные фронты порта. Относительно целым оставался только необорудованный восточный мол, но Теннант не был уверен в том, что глубины позволят крупным кораблям сначала подойти к нему, а потом, после принятия на борт значительного количества людей, не сесть на дно. Тогда для эвакуации пришлось бы задействовать суда с малой осадкой, а это увеличило бы риск и время погрузки контингента. Англичанам повезло: глубина была вполне достаточной, что позволило спасти от гибели и от немецкого плена много англичан и французов.

Торент, понимая, что гавань и порт будут подвергаться регулярным бомбардировкам, и может быть заблокированы, а мол разрушен, подготовил мелкие плавсредства для эвакуации людей с протяжённых песчаных пляжей, которые тянулись от Дюнкерка на восток. И здесь вновь встал вопрос глубин – низкая осадка не позволяла кораблям и крупным судам подойти вплотную к берегу, и людям пришлось бы идти на вёслах. Это было, во-первых, тяжело, во-вторых, даже небольшая волна сорвала бы погрузку, в-третьих, долго, и, в-четвёртых, лодки, шлюпки и барки нужно было вернуть на берег, чтобы могла погрузиться следующая группа. Хуже всего было с ранеными, которые сами грести не могли.

26 мая

Эвакуация началась в полночь 26 мая. До полуночи следующего дня на корабли удалось погрузить лишь 7,7 тыс. человек, и последующие сутки ничего хорошего не предвещали – немцы продолжали прижимать союзные войска к океану, постоянно сокращая расстояние от своей артиллерии до берега, и делая пребывание на нём всё более опасным.

27 и 28 мая

В гавани учли опыт первых суток эвакуации и сократили время на погрузку кораблей и паромов, стала возможна посадка людей даже на эсминцы. Количество кораблей и судов, занятых в спасении людей, постоянно росло. Тральщики, дрифтеры, каботажные пароходы, мелкие голландские, бельгийские и французские судёнышки, способные забрать не больше десятка человек, сутки напролёт вывозили солдат с пляжей. Действовали они не по приказу, не по мобилизации – судовладельцы, прекрасно понимая, с каким риском для их собственности и экипажей это сопряжено, добровольно направляли свои суда к берегам Франции. Начиная со вторых суток эвакуации самолёты английских Королевских ВВС и французские истребители патрулировали небо над Дюнкерком, что заметно сократило количество и эффективность налётов вражеской авиации.

В успех этой операции, в тот момент, мало кто верил

29 мая

Пока всё складывалось более-менее удачно, но 29 мая немецкие бомбардировщики и торпедоносцы сумели обмануть пилотов Королевских ВВС, прорвались в акваторию порта Дюнкерка, потопили 3 эсминца, 4 парома и десяток мелких судов с людьми, и, кроме того, серьёзно повредили ещё 7 английских эсминцев. Однако, несмотря на эти трудности с чувствительные потери, за этот день с пляжей удалось забрать и доставить в Англию почти 14 тыс. человек, а всего – более 47 тыс.

В Лондоне начали серьёзно опасаться, что при такой интенсивности и эффективности вражеских авианалётов английский флот за короткое время вообще может лишиться эскадренных миноносцев. Из Адмиралтейства пришёл приказ отвести все крупные новые корабли подальше от Дюнкерка. Но адмирал Рамсей проявил принципиальность и настойчивость, и доказал, что без поддержки с моря он задачу не выполнит. После некоторого раздумья в Адмиралтействе приказ смягчили, и оставили Рамсею 15 эсминцев, а вскоре вернули и остальные.

Одновременно предпринимались все меры для того, чтобы улучшить работу береговых служб в порту Дюнкерка и на пляжах, от которых всецело зависел темп погрузки. Трёхдневный опыт эвакуации так же показал, что для обеспечения прямой устойчивой связи с портом и службами на пляжах необходимо развернуть временный радиоцентр.

Рамсей направил имевшиеся у него минные тральщики на траление Па-де-Кале, или Дуврского пролива, как называют его англичане. На водном пути между Дюнкерком и Дувром было проложено три очищенных от мин маршрута, самый короткий из которых, длиной 39 миль, проходил вблизи французского берега в зоне досягаемости немецкой артиллерии, а, значит, была опасность вражеских обстрелов. Чтобы не рисковать, эвакуацию стали проводить по северо-восточному маршруту, который был вдвое длиннее – 87 миль, что, конечно, увеличивало время в пути. Третий, 55-мильный маршрут пролегал между первыми двумя, и именно по нему осуществлялись основные перевозки. Немцы поначалу этот маршрут проморгали.

30 м 31 мая

30 мая было эвакуировано почти 54 тыс. человек, большая часть которых – около 30 тыс. – сели на мелкие суда и лодки с пляжей. Видя, что процесс удалось наладить, Рамсей был намерен уже к 1 июня вывезти из Франции все союзные войска, оставив лишь небольшие арьергардные группы, которые бы прикрывали погрузку. Но гладко было на бумаге: прибой практически остановил погрузку с пляжей, а вражеские налёты и артобстрел не позволили использовать для погрузки порт. После полудня прибой утих, немцы, похоже, израсходовали дневной лимит снарядов и бомб, и удалось погрузить в порту и на пляжах рекордные 68 тыс. человек, что позволило полностью отказаться от погрузки на мелкие суда с пляжей.

1 июня

В первый летний день немцы произвели сильнейший авианалёт на порт и английские корабли у берега, и потопили 4 эсминца – 3 английских и 1 французский, а также паром. Англичане быстро организовали спасательную операцию, и сумели спасти большинство из тех 6 тыс. человек, которые находились на эсминцах и пароме. Однако, несмотря на потери, а Англию удалось доставить 64,5 тыс. человек – чуть меньше, чем накануне.

2 и 3 июня

Было очевидно, что план Рамсея не будет выполнен и 2 июня – джентльмены не могли бросить французов, которые сдерживали немцев на подступах к Дюнкерку, обеспечивая эвакуацию англичан. Рамсей решил активизировать ночную погрузку, чтобы эвакуировать как можно больше людей, и лишь только солнце опустилось за горизонт, к французским берегам подошли все корабли и суда, имевшиеся в распоряжении Рамсея. За эти сутки удалось эвакуировать 26,3 тыс. человек. Все английские солдаты и офицеры, которые самостоятельно могли взойти на борт, были вывезены, но, к сожалению, во Франции остались тяжело раненые: на кораблях и мелких судах обеспечить им медицинскую помощь было невозможно, и погрузка и перевозка привели бы к неминуемой гибели. Специальные же госпитальные суда, которые были в силу специфики ярко освещены, и представляли собой прекрасную мишень, немцы топили, несмотря на флаги с красным крестом.

В успех этой операции, в тот момент, мало кто верил

После того, как Рамсей вывез всех англичан, он приступил к эвакуации французов, которых ещё можно было спасти. Первая ночная погрузка прошла весьма успешно, и Рамсей решил, что следующей ночью её нужно повторить. Однако французов не успели своевременно оповестить, поэтому в порт к назначенному времени прибыло мало желающих эвакуироваться, некоторые корабли ушли недогруженными, а другие вообще остались в порту в ожидании следующих партий. 2 и 3 июня на Туманный Альбион доставили только около 27 тыс. человек. Тем не менее, несмотря на то, что экипажи кораблей очень устали, Рамсей полагал, что в порту и непосредственной близости находится еще 30 тыс. человек, и решил продолжать эвакуацию, пока французы ведут бои на ближних подступах к Дюнкерку. Всех их можно было вывезти одним рейсом, но лишь в том случае, если солдаты и офицеры вовремя доберутся к местам погрузки. С кораблей поступали сведения, что английские моряки готовы работать.

Последний день

В распоряжении Рамсея оставалось лишь 9 эсминцев из 45 и 5 транспортов из 45, которые Адмиралтейство выделило в конце мая для проведения операции «Динамо». Ранним утром 4 июня на эти эсминцы и транспорты, а так на примерно 20 мелких судов с западного и восточного молов было погружено чуть больше 26 тыс. человек. Это был последний рейс из Дюнкерка в Англию. В городе осталось примерно 3 тыс. солдат, которые, прикрывая погрузку, либо погибли, либо попали в немецкий плен.

В успех этой операции, в тот момент, мало кто верил

Когда в Адмиралтействе задумали операцию «Динамо», предполагали вывезти не больше 50 тыс. человек, но результат превзошёл даже самые смелые ожидания: за «дни чуда» в Англию доставили в 7,5 раз больше людей, чем планировалось – 338226 человек, из которых 308888 человек эвакуировали британские корабли и суда, остальных – французские. Большую часть вывезли на эсминцах и пассажирских судах, но и потери среди них были весьма чувствительны: немцы потопили 6 эсминцев, и 9 паромов, серьёзно повредили 19 эсминцев и 8 паромов. В Лондоне вздохнули с облегчением: успешно проведённая эвакуация спасла людей от гибели или плена, а Британию – от позора.

В успех этой операции, в тот момент, мало кто верил

Несмотря на большие потери кораблей, гибель части эвакуируемых, несмотря на то, что вся военная техника – танки, грузовики, и даже лёгкие пушки, а также огромное количество лошадей остались на французском берегу, и были использованы немцами в дальнейшей войне, операцию «Динамо» можно считать успешной. Опыт дюнкерской эвакуации был использован англичанами в других подобных операциях трагического лета 1940 года. Более того, опыт взаимодействия Королевских ВВС и Военно-морского флота потом очень пригодился при проведении не только англичанами, но и американцами десантных операций. Вплоть до операции «Оверлорд» в июне 1944-го.

В успех этой операции, в тот момент, мало кто верил

И, конечно же, нельзя забывать о том, что успех операции «Динамо», во-первых, существенно повлиял на укрепление боевого духа англичан, подготовил их к «Битве за Британию», а также показал союзникам за океаном, что англичане не сдадутся, будут стоять до конца, а, значит, им можно и нужно помогать. Да, как сказал Черчилль, эвакуациями войны не выигрывают, но кто знает, может быть, дюнкеркская эвакуация стала первым шагом к ленд-лизу.

автор: Николай Кузнецов

AesliB
Adblock
detector