Грош цена тому суворовцу, который не мечтает стать генералом

24 ноября 1959 г. в поселке Андреевский Змеиногорского района Алтайского края в небогатой рабочей семье родился Игорь Владимирович Запорожан. Поселок малюсенький, жителей и без того мало, а из-за...

24 ноября 1959 г. в поселке Андреевский Змеиногорского района Алтайского края в небогатой рабочей семье родился Игорь Владимирович Запорожан. Поселок малюсенький, жителей и без того мало, а из-за того, что работы практически не было, люди уезжали в поисках лучшей доли – по состоянию на 2014 г. в Андреевском осталось всего два жителя. В 1961 г. снялась с насиженного места и семья Запорожан. Переехали они примерно километров на 800 на северо-восток и обосновались в Кемеровской области в поселке Елань в тридцати километрах от города-сада Новокузнецка – это по дороге, а по прямой – так совсем рукой подать. Из окон дома были прекрасно видны всех цветов радуги дымы, поднимавшиеся из труб гиганта социалистической индустрии, первенца советской металлургии Кузнецкого металлургического комбината. По сути, в самой Елани три железнодорожные станции – Ашмарино, Муратовка и Смирновка, еще до одной станции – Абагур-Лесной – три километра. Так что, с работой для родителей двухлетнего Игоря проблем не было.

В школу Игорь пошел в 1966-м. Воспитывали его абсолютно гражданские родители, но желание стать офицером возникло у него довольно рано. В те годы военная служба и военная форма были чрезвычайно популярны: режиссеры снимали хорошие фильма про армию, композиторы и поэты писали песни и стихи. По телевизору каждое воскресение показывали программу «Служу Советскому Союзу», в которой ярко описывалась солдатская служба. Армию вообще любили, и транспарант, который можно было встретить в любом городе – «Народ и армия едины!» был не фигурой речи, не пустой фразой. Когда в 1974-м Игорь окончил восьмилетку, вопрос, идти в 9-й класс, в техникум или в ПТУ, на семейном совете решили однозначно: только в суворовское училище.

Грош цена тому суворовцу, который не мечтает стать генералом

Застрельщиком формирования кадетского корпуса был «красный граф», дипломат и разведчик Алексей Алексеевич Игнатьев, написавший об этом в апреле 1943-го письмо Сталину. Вождю идя очень понравилось, и за два дня до победоносного окончания Курской битвы – 21 августа 1943 г. Правительство СССР и ЦК ВКП(б), которые, как и все другие властные органы в стране в военные годы возглавлял Сталин, издали большое – 80 листов машинописного текста постановление о мерах по восстановлению хозяйства в областях, недавно освобожденных от врага. Раздел 10 этого документа предписывал организовать по принципу императорских кадетских корпусов 9 суворовских военных училищ с общим числом курсантов 4,5 тысячи человек, в которых бы дети участников боевых действий на фронте и в тылу противника, а также оставшиеся без родительского попечения обучались 7 лет, а государство обеспечивало их жильем, обмундированием, питанием. Фактически было открыто не 9, а 11 суворовских училищ. Для укомплектования преподавательского состава училищ привлекали не только фронтовиков, не годных к строевой службе, но специально для этого отзывали офицеров с фронта. Преподавателям СВУ устанавливались должностные оклады, примерно на четверть превышающие оклады на аналогичных должностях во «взрослых» военных училищах. Это было вполне оправдано: при работе с обездоленными, отвыкшими от нормального быта, детьми, многие из которых сами были на фронте и имели боевые награды, требовалось особое терпение и особый такт. Занятия в новых учебных заведениях начались 1 декабря 1943 г. Но даже одиннадцати училищ для того, чтобы принять всех осиротивших детей, причем, только мальчиков, а ведь были еще и девочки, потерявшие родителей, было мало, и в 1945 г. в разных городах страны было открыто еще шесть суворовских училищ. В 1956 г. страна почти преодолела последствия войны, дети сироты повзрослели, и родителям стало полегче воспитывать детей, и в суворовских училищах курсантов стали обучать 3 года вместо 7-ми, а еще через 13 лет училища перевели на двухлетнюю форму обучения, однако полный пансион оставили без изменения.

Это обстоятельство имело существенное значение для семей из глубинки с невысоким достатком, а таких в Советском Союзе было не мало. Кроме того, суворовское училище позволяло получить знания, которых сельская или поселковая школа дать попросту не могла даже при высоких способностях и исключительном старании ученика. А конкурс в офицерские училища, в силу популярности военной службы, был очень большой. Кроме того, окончание суворовского училища с высокими оценками давало право на зачисление в военное училище без экзаменов.

Игорь уехал далеко от дома – на Дальний Восток, в небольшой – всего 142 тысячи жителей – город Уссурийск, от которого до границы с Китаем вдвое ближе, чем до краевого центра Владивостока. До 1935 г. город назывался Никольск-Уссурийский, с 1935-го по 1957-й год носил имя первого маршала Советского Союза Климента Ефремовича Ворошилова. В 250 километрах от Уссурийска находится знаменитое озеро Хасан, где летом 1938 г. развернулись тяжелые бои между советскими и японскими войсками.

Уссурийское СВУ, в которое поступил Игорь Запорожан, было старейшим в СССР – оно входило в число первых 11-ти суворовских училищ. Только находилось оно в Курске, лишь в самом начале февраля 1943 г. освобожденном от вражеской оккупации, и помещение для аудиторий и общежития в городе, разрушенном до основания, удалось найти и приспособить с большим трудом. Преподаватели в училище были хорошими, курсанты учились с большим удовольствием и охотой: в первый учебный год из 504 курсантов только трое не было аттестовано и лишь 31 числились неуспевающими. Первый выпуск состоялся в 1948 г. В 1957 г., за два года до рождения будущего курсанта Запорожана училище передислоцировали на Дальний Восток, и до 1964 г. оно называлось Дальневосточным суворовским военным училищем, и только в 1964-м получило свое нынешнее название.

Учился Игорь хорошо, и уже через два года был зачислен Дальневосточное высшее общевойсковое командное училище, носившее имя выдающегося полководца Маршала Советского Союза Рокоссовского. В разные годы из стен училища вышли два генерал-майора, два генерал-лейтенанта, два генерала армии, один из которых Владимир Бакин был замкомандующего Сухопутных войск России, другой – Виктор Николаевич Самсонов – начальником Генштаба России. Курсант Запорожан был на хорошем счету: для того, чтобы, не имея блатных родственников и не будучи членом КПСС, сразу же после выхода из стен училища отправиться на службу за границу, куда мечтали попасть очень многие сверстники, нужно было обладать поистине выдающимися способностями.

Окончив в 1980 г. военное училище лейтенант Запорожан был направлен в Южную группу войск в Венгрию, где два года прослужил командиром взвода. С момента событий 1956 г. прошло четверть века, но венгры к нашим военным относились весьма прохладно.

В 1982 г. из теплой, и, несмотря ни на что, спокойной Венгрии, Игоря Запорожана перевели в еще более теплый, даже жаркий во всех смыслах Афганистан, на должность замкомроты десантно-штурмового батальона в 70-ю отдельную гвардейскую дважды Краснознаменную орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого мотострелковую бригаду. Вскоре его назначили командиром роты. Примерно в это время начинает меняться концепция Кремля по отношению к действиям армии в Афганистане – от гуманитарной миссии, нейтралитета и невмешательства к активному участию в военных операциях на стороне законной власти.

Бригада, в которой служил Игорь Запорожан, базировалась в Кандагаре – втором по численности населения городе Афганистана. Город расположен на юге страны, примерно в 150 километрах от границы с Пакистаном. Такое географическое положение спокойной жизни советским солдатом не сулило, поскольку очень часто приходилось срываться и мчаться затыкать очередную дыру на границе, в которую прорывались банды моджахедов. Рота, в которой служил Запорожан, за два года приняла участие без малого в сорока боестолкновениях с душманами, и это потребовало от командира не только максимум оперативного мастерства и тактического искусства, но и высокого личного мужества. И молодой офицер не подвел.

Грош цена тому суворовцу, который не мечтает стать генералом

В апреле – августе 1984 г. в Панджшерском ущелье проводилась операция по уничтожению банд Ахмад Шаха Масуда – одиозного полевого командира, противника сильного, умного и коварного, пользовавшегося большим авторитетом и поддержкой у местного населения. Укомплектованный до полной штатной численности 450 человек дшб 70-й бригады преодолел 500 километров от Кандагара до Баграма. Батальон этот комбриг оставил в качестве своего резерва для оперативного решения экстренных задач. Запарожан со своей ротой больше десяти раз десантировались в тыл противника, устраивали засады, препятствуя организованному отходу «духов», захватили много складов с военной амуницией, успешно действовали в «зеленке».

6 июня 1984 г. старлей Запорожан со своей ротой окружили кишлак Аман. Моджахеды попытались кольцо прорвать, но умелыми действиями, грамотным распределением сил на наиболее опасных участках, точным огнем, советские солдаты сделать им этого не позволили. В ходе Панджшерской операции, продолжавшейся беспрерывно почти пять месяцев, рота, благодаря тщательной подготовке своим командиром всех операций, его стремлению сохранить личный состав, умению просчитать действия противника на несколько шагов вперед, уничтожила много боевиков и захватила крупные трофеи, не потеряв при этом ни одного человека ни раненым, ни, тем более, убитым. Запорожан не числом воевал, а умением, с криком «Ура! За Родину! За партию» не поднимал бойцов в лобовые атаки, не гнал их на душманские пулеметы, не демонстрировал залихватскую удаль и показное геройство, чтобы начальство заметило и наградило. Он скромно воевал, но очень эффективно. Вообще за два года афганской эпопеи Запорожана, в роте его были самые маленькие потери. На войне это дорогого стоит.

Но начальство его заметило: война больше трех лет шла, и в высоких штабах уже стали понимать, чем настоящий командир отличается от горлопана. Когда вернулись в Кандагар, комбриг подполковник Валерий Александрович Логинов сказал, что, по мнению командующего армии, бригада действовала успешно, и что одного офицера нужно представить к званию Героя. Что это за офицер, сомнений не было ни у кого: Игорь Запорожан, и точка! Но была одна закавыка: гвардии старший лейтенант Запорожан до сих пор оставался всего лишь членом ВЛКСМ, а в партию вступать не хотел – были, оказывается, и такие уникумы среди советских офицеров. Проблему решили просто: строптивого кандидата в Герои приняли в партию без его ведома и без прохождения обязательного кандидатского срока.

Указ о присвоении Игорю Владимировичу Запорожану звания Героя Советского Союза вышел 7 мая 1985 г. В то время Игорь Запорожан распрощался с Афганом и служил в Алма-Ате на той же должности, что и «за речкой», впрочем, не очень долго: вскоре его повышают до начальника штаба батальона, а в 1986 г. он становится комбатом. Еще через год он уехал учиться в Москву в академию им. Фрунзе. Окончив академию, Запорожан уехал за Полярный круг, в Мурманск, который уже два года носил звание Город-Герой. Там он дослужился до начальника штаба полка. В 1992-м его перевели еще севернее, в Печенгу, от которой до границы с Норвегией рукой подать. До 1944 г. город, в котором расположен крупный никелевый рудник, принадлежал Финляндии и носил наименование Петсамо. В Печенге Игорь Запорожан служил командиром полка. Через два года его перевели поближе к Ленинграду в поселок Саперное на должность замкомандива, а еще спустя три года он стал начштаба дивизии.

Грош цена тому суворовцу, который не мечтает стать генералом

Начиная с 1998 г. Игорь Запорожан служил начальником военной кафедры одного из российских университетов, через год он стал преподавателем академии им. Фрунзе. В отставку Игорь Запорожан уволился в 2002 г., а через 12 лет ему предложили возглавить только что преобразованный из кадетской школы Кадетский корпус Следственного комитета России. По сути дела, кадетский корпус является своеобразным продолжением тех суворовских училищ, одно из которых окончил сам Игорь Владимирович. Сегодня генерал-майор Запорожан рассказывает курсантам, что плох тот суворовец, который не мечтает стать генералом и героем, демонстрируя этот всем известный постулат на своем личном примере.

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector