Тринадцатая и последняя командировка

Михаил Ревенко родился 7 января 1956 года в Ростове-на-Дону. Там же получил среднее образование, затем высшее в сельскохозяйственной отрасли. В армию пошел зимой 1981 года. С лета 1993...

Михаил Ревенко родился 7 января 1956 года в Ростове-на-Дону. Там же получил среднее образование, затем высшее в сельскохозяйственной отрасли. В армию пошел зимой 1981 года. С лета 1993 года служил во внутренних войсках. Воевал в Чечне. Пал смертью храбрых 15 марта 2000 года при штурме населенного пункта Комсомольское. На момент гибели носил звание полковника. 8 августа 2000 года был удостоен высокого звания Героя России.
Тринадцатая и последняя командировка

Шел жаркий бой. Полковник Львов объяснял коллегам по радиосвязи, что их сводному отряду тут приходится очень туго. Положение было критическим, срочно нужна была бронетехника – ту, которая была, уже враги вывели из строя. Боевики подкрадывались сбоку, нужно было прикрытие. У федералов одного уже убили, четверых ранили. Подельники Гелаева в этот раз дрались отчаянно, как черти, без танков ситуация складывалась кислая.

…Была самая середина марта. После 12 часов дня отряд бойцов, прибывших из Пензы, во главе с майором Тугушевым, а с ними заодно и спецназовцы отправились по заданию на левую сторону линии обороны. Перед этим проверяли здания и подвалы, и никто им не препятствовал. После вступления в игру боевых вертолетов и артиллерии террористы ушли в середину селения. Предполагалось, что напуганные бомбежкой боевики уже собирались на краю населенного пункта, намереваясь сбежать в горы. Скорее сомкнуть кольцо вокруг подельников Гелаева и уничтожить их – этого страстно желали все милиционеры и спецназовцы, опиравшиеся в своих действиях на бронетехнику.

Населенный пункт Комсомольское 15 марта 2000 года словно превратился в реальное пекло: окна всех строений плевались пламенем и свинцом, везде засели боевиков, у них не было выхода и пути назад, поэтому они сражались, как бешеные волки. Омоновцы из Пензы повоевали на своем веку, но это было вообще нечто. «Старички» в отряде еще хранили в памяти первую чеченскую войну и взятие столицы Чечни, но тогда и то поспокойнее все было.

… Полковник Ревенко давно уже хотел уехать из этой поистине «горячей точки». Он честно отвоевал свое и имел право уехать 5 марта, но вышло так, что заменить его было совершенно некому. Михаил служил давно, но только теперь он почувствовал страшную усталость. Жаркие схватки продолжались ежедневно, шли бесконечным потоком и напоминали какой-то кошмарный «День сурка», который никогда уже не закончится.

Ревенко так долго не видел членов семьи, так по ним тосковал. Незадолго до командировки им наконец-то дали квартиру. Ради этой «награды» он еще в 1996 году не ушел в запас, хотя мог бы это сделать, сославшись на последствия тяжелого ранения в голову. Тогда его сильно мучили боли, была угроза потери зрения в одном глазу. Но Михаил решил перетерпеть и дождаться вожделенной квартиры. И когда желание осуществилось, ему, как назло, пришлось сразу же отбыть в свою 13-ю командировку на Северный Кавказ.

Радиопозывной их сводного отряда был «Плутон». И снова они передавали в штаб, что огонь из зданий, где укрылись боевики, просто шквальный, и к ним невозможно приблизиться. Необходима поддержка бронетехники!

Из штаба пообещали прислать подмогу, поселив в военных надежду на то, что победа может быть на нашей стороне.

Приказ наступать отдали в час дня. До укреплений боевиков оставалось не больше 300 метров, и федералы быстро сокращали дистанцию. Из зданий палили несколько «калашниковых». Вероятно, там окопались оголтелые фанатики, которые решили здесь умереть, но не сдаваться. Но и они были те еще хитрецы: вот они стреляют совсем слабо, а когда подойдешь, обрушивают вдруг всю свою скрытую до этого боевую мощь. Или же выделывают такой фортель: прослушивают волну, на которой общаются спецназовцы и перед ударом артиллерии отходят в свободные дома совсем близко от дислокации федералов, куда точно не будут целить наши орудия. И как только артналет закончится, боевики целыми и невредимыми возвращаются на свои позиции. На колу мочало, начинай сначала.

Так же получилось и теперь. Две группы спецназа, прячась за здания, смогли продвинуться еще на 50 метров. До вражеского рубежа оставалась малость, и тут вдруг взревели гранатометы боевиков, застрочили пулеметы. Под этой смертельной лавиной пришлось приостановиться. А бандиты, воодушевленные успехом, уже нахально обходили сбоку, стремясь взять спецназовцев в осаду.

Раньше всех понял их маневр милиционер Сергей Ванин. Его отряд укрылся за одним из зданий – стены в два кирпича, более-менее безопасно. Немного дальше, в разрушенной хозпостройке расположились милиционеры во главе со старшим лейтенантом Рукавицыным. Командир Тугушев и еще четверо спецназовцев залегли возле боевой машины пехоты с целью прикрыть левый рубеж, откуда нагло лезли боевики.

На яростную стрельбу отвечали такой же ураганной стрельбой. Не прерываясь ни на секунду, частил пулемет, два вражеских расчета уничтожили при помощи «Шмелей». Однако сила была не на стороне федералов. Пробив рубеж с правого фланга, выдираясь из оврага, террористы продвигались в тыл нашим ребятам. Штурмовиков вот-вот, и взяли бы в кольцо. Нападение пришлось приостановить. Почти не осталось «брони» на ходу, убитые и раненые… Но с командного пункта приказывают: «Ни шагу назад!»

Услышав это распоряжение, полковник Михаил Ревенко вдруг вспомнил, что в своей жизни он очень гордился тремя моментами, когда принимал именно свое решение и брал ответственность на себя – когда женился на любимой Наташе, когда после института уехал работать в Нижний Тагил и когда отправился служить в армию уже в зрелом возрасте. За несколько шагов от него раненый солдат с трудом выбрался из танка и ползком двинулся в безопасное место. Танк стоял пустой, но еще очень даже боеспособный. Никто не станет спорить, «броня» – отличная помощь пехоте, только посмотришь на боевую машину, и сразу воскресает боевой дух.

Размышлял на эту тему Михаил недолго. Подскочил к оставленному экипажем танку и залез внутрь. Схватился за рычаги, завел машину и поехал на ней в самый центр бушующего вокруг ада. Ревенко понимал, что своими действиями он сможет изменить ход боя, привлечь победу на сторону федералов. Но это понимали и террористы.

Постепенно увеличивая скорость, танк ехал впереди пехотинцев, ведя их за собой следом. Внаглую с гранатометами на танк не двинешься, а наши стрелки заставляли боевиков прятаться за стенами зданий.

Полковник Ревенко ехал как заправский лихач, наполовину выдвинувшись из люка и наблюдал смятение в рядах противника. Он даже был немного весел. Вот теперь-то все и закончится. Михаил смотрел, как боевики спешно укрываются за стенами дома, к которому ехал его танк.

Но вдруг взрыв блеснул, и пыльное облако рассыпалось вокруг обломками стены. Ревенко вначале решил, что туда выстрелил гранатомет. Но, как оказалось, пальнули изнутри дома, и вот на полковника полетел смертоносный огненный шар, за ним еще два… Все вокруг расплылось, опора ушла из-под ног. Михаил только почувствовал, что куда-то летит. Он рухнул на землю, еще не догадавшись даже, что его ранило.

Под плотным обстрелом к нему подползли сослуживцы. Сергей Ванин растормошил его немного, пытаясь понять, жив ли еще полковник. Дмитрий Мутовкин сообщил, что Михаил все еще дышит.

Ревенко поволокли в укрытие. Ванин поставил ему двойную дозу промедола и попробовал перевязать. Но все было бесполезно. Рана была смертельной. Если бы рядом были доктора, и это было не поле схватки, а больница, может, что-то и смогли бы сделать… А в реальной обстановке Михаил Ревенко спустя 5 минут скончался на руках у Сергея Ванина…

Между тем ход боя был переломлен, и победа в итоге осталась за федеральными войсками.

А где-то любимая супруга и дети героического полковника продолжали ждать его домой из 13-й по счету командировки, и верили, что все будет хорошо…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector