Огромное небо

28 августа 1941 г. М.И. Калинин, сочтя, что среди поволжских немцев есть много врагов Советской власти, диверсантов и шпионов, подписал Указ Президиум Верховного Совета СССР о переселении немцев...

28 августа 1941 г. М.И. Калинин, сочтя, что среди поволжских немцев есть много врагов Советской власти, диверсантов и шпионов, подписал Указ Президиум Верховного Совета СССР о переселении немцев из Поволжья в казахстанские степи. Для этого выделялись районы, где было много свободной пахотной земли. Калинин предписывал Государственному Комитету Обороны – органу власти, стоявшему на тот момент выше Верховного Совета, срочно переселить немцев и наделить их в новых районах землей и угодьями. Несмотря на то, что Указ касался сотен тысяч людей, в центральной прессе его не опубликовали. Вслед за этим Указом 6 сентября ГКО издал совершенно секретное Постановление № 636сс о переселении почти 30 тысяч немцев из Москвы, Московской и Ростовской областей. Всего до конца 1941 г. ГКО издал еще пять постановлений о переселении в Сибирь и Казахстан из Азербайджана, Армении, Грузии, Краснодарского и Орджоникидзевского (так в те годы назывался Ставропольский край), Воронежской, Ворошиловградской, Запорожской, Сталинской (Донецкой) и Тульской областей, Дагестана, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии и Чечено-Ингушетии почти 337 тысяч человек. Ответственность за переселение возлагалась на Наркомат Внутренних дел.

Для перевозки переселяемых немцев Наркомат Путей Сообщения выделил несколько тысяч вагонов. И, хотя в постановлениях ГКО говорилось, что переселяемым немцам дозволяется взять с собой до 200 кг личных вещей на каждого члена семьи, а в дороге их должны были обеспечивать горячим питанием, на деле все обстояла совсем иначе: на сборы давалось очень мало времени, люди едва успевали захватить документы и деньги, и уезжали налегке – без теплой одежды и продуктов. В пути их никто не кормил, вагоны были тоже далеко не СВ, начиналась осень, а потом и зима, медицинского обслуживания никакого, и такие условия пережили далеко не все. На новом месте не было ни жилья, ни теплой одежды, ни продовольствия, ни работы, ни денег. Так в маленьком поселке Таскудук Джамбейтинского (сейчас – Сарымский) района Западно-Казахстанской области оказалась мама будущего героя двух стран – Советского Союза и России Николая Майданова этническая немка Галина Людвиковна. Там она и познакомилась с простым казахским парнем Саином. Молодые люди поженились. По традиции тех мест детей в семье было много.

Огромное небо

7 февраля 1956 г. у Саина и Галины родился сын, которого родители назвали Каиргельды. Имя для русских, составлявших большинство жителей поселка, и на слух было непривычным, и выговаривалось трудно, и мальчишку быстро перекрестили в Колю, то есть, в Николая. Для многонационального Советского Союза это был вполне рядовой случай, и на подобные «переименования» почти никто не обижался. В 1970-м, сдавая документы на паспорт, юноша записался как Николай Саитович Майданов, по национальности казах.

Вскоре семья переехала за 300 километров от Таскудука, на реку Урал, в Чапаев, где погиб легендарный комдив и герой вошедших в то время в моду анекдотов. Там, в Чапаеве, 1963-м Коля пошел в первый класс. В школе Коля решил, что станет летчиком, правда, о военной службе он тогда еще не думал. Учился хорошо, занимался спортом.

Окончив через десять лет школу, Николай Майданов вместе с другом детства отправился в Актюбинск, главный город одноименной области и подал документы в училище гражданской авиации. Однако друга забраковала медицинская комиссия, и Николай на экзамены не пошел. Но работать где-то надо было, и он стал учиться на шоферских курсах, а потом крутил баранку на элеваторе, благо, после освоения целины их в Казахстане много.

В армию Николая Майданова призвали, как и положено, в 18 лет. Срочную он служил там, куда хотели попасть многие – в ГДР, в Группе советских войск в Германии, проще говоря, в ГСВГ. (В социалистической Европе до распада Варшавского договора было 4 группы войск: Северная – в Польше, Западная – в ЧССР, Южная – в Венгрии и ГСВГ). За границу в те времена попасть даже туристом было ой как не просто, и воинская служба за рубежом считалась большой удачей. Однако кроме гарнизона молодые солдаты мало что видели: увольнительные давали крайне неохотно, опасались за моральный облик солдат и за престиж страны. Так что, по-большому счету, вспомнить дембелю Майданову было нечего, разве что иногда, в компании мог хвастануть, что был за границей.

Огромное небо

Имея на руках прекрасные и вполне заслуженные характеристики от командования воинской части, Николай Майданов поступил в Саратовское военное училище летчиков, точнее, вертолетчиков, которое статус высшего получит только через год. Так что, в 1980-м лейтенант Майданов выпускался из училища, с дипломом о высшем образовании.

Окончив училище, Николай Майданов вновь попал за границу – на этот раз в Южную группу войск, на воспетый Иоганном Штраусом Голубой Дунай, в Венгрию. Но для того, чтобы туда попасть, нужно было вступить в партию: беспартийных офицеров за границу не отправляли. После окончания загранкомандировки Николая Майданова перевели в Одесский, затем, в Забайкальский, и же потом в Туркестанский военный округ, где он начал летать в условиях, приближенных к Афганистану, куда он вскоре и попадет.

Летал на вертолетах Ми-6 и Ми-8, разработанных в прославленном конструкторском бюро Михаила Леонтьевича Миля.

Вертолет Ми-6 начал разрабатываться в середине 50-х, свой первый полет совершил в 1957-м, эксплуатация началась в 1963-м. Вертолет развивал скорость до 340 км/час, в грузовой кабине мог поднять до 12 тонн, а на внешней подвеске – до 8 тонн грузов. Вертолет выпускался как для гражданских, так и для военных целей – он использовался для десантирования посадочным способом, а грузовая аппарель и размеры грузовой кабины позволяли перевозить легкую военную технику.

Эксплуатация Ми-8 началась двумя годами позже. Он развивал скорость до 260 км/час, мог поднять до 4 тонн груза. Вертолет также выпускался в двух, а точнее, в трех вариантах – как гражданский, военно-транспортный и боевой вертолет. В таком исполнении он имел бронезащиту, его оснащали ракетами на внешней подвеске, он мог нести до тонны бомб.

В сентябре 1984 г. Николай Майданов был впервые откомандирован в Афган, и провоевал там больше года: домой он вернулся в декабре 1985-го.

Вторично капитан Майданов оказался «за речкой» спустя 2 года – в апреле 1987-го. На своем вертолете он высаживал десантников в Газни, Джелалабаде, Мазари-Шарифе, Панджшере, Ташкудуке и других точках. Проще сказать, где он не летал, чем перечислить все кишлаки, ущелья и дороги, где садился его вертолет. За год с ним летали более двух сотен разведгрупп, его экипаж обнаружил и уничтожил с десяток оружейных караванов, направлявшихся из Пакистана, выполнил 1 250 боевых вылетов, провел в воздухе 1 100 часов, вывез из-под огня 85 раненых военнослужащих, перевез тысячу десантников и 100 тонн различных грузов.

Огромная заслуга вертолетчика Майданова в том, что он придумал и осуществил новую тактику использования вертолета в горах. В разряженном воздухе вертолетному винту не хватает подъемной силы даже для того, чтобы взлететь пустым. Майданов при посадке всегда подыскивал такое место, чтобы, разогнав вертолет так, как это делают самолеты, как бы упасть в пропасть. Это был чрезвычайно опасный, но весьма эффективный трюк: находясь в почти свободном падении, вертолет, что называется, цеплялся лопастями за воздух, и начинал набирать высоту под носом у изумленных моджахедов, уж подсчитывавших барыши – за вертолеты и вертолетчиков им особенно хорошо платили. За голову самого капитана Майданова была назначена премия в 20 тысяч долларов – сумма по тем временам очень приличная: если брать по официальному курсу рубля, на эти деньги можно было купить три отечественных автомобиля «Волга» ГАЗ-24.

Огромное небо

Все без исключения пилоты очень любили летать с Николаем: он был настоящим асом, летчиком от Бога, машину чувствовал так, словно родился в ней, мог взлететь с носового платка и на него же сесть. А десантники легендарной 40-й армии решили, что Майданов достоин того, чтобы на земле его носили на руках. И ведь носили же. И было за что.

Вскоре после дня Победы, 12 мая 1987 г. в одном из горных ущелий наземная разведка обнаружила очередной караван с оружием. Для его уничтожения командование направило группу спецназа. Майданов со своим ведомым Юрием Кузнецовым высадили десантников, и уже взлетели, чтобы возвращаться, но тут выяснилось, что разведка ошиблась, и «духов» куда больше, чем предполагалось. И, хотя с аэродрома скомандовали немедленно возвращаться, хотя топлива было только чтобы дотянуть пустыми до своих, вертолетчики решили снова сесть и забрать десантников. Если бы Майданов и Кузнецов этого не сделали, все десантники погибли бы. За это самовольство капитана Майданова отстранили от полетов. Но когда разобрались, Майданов и Кузнецов вместо взыскания получили ордена Красного Знамени.

Однажды в ходе атаки на крупный караван с оружием моджахедам удалось подбить сразу два вертолета с десантниками. Летчики сумели посадить горящие машины, а те десантники, что остались в живых, заняли круговую оборону. Позиция была отвратительная: с двух сторон отвесные скалы, наверху огневые точки душманов, позади пропасть. А «духи» буквально озверели, они, не жалея патронов и гранат, буквально поливали огнем крошечный пятачок, на котором укрылись десантники. Не прошло и пятнадцати минут, как ранены были все, кто остался в живых. Командир группы Евдокимов решил, что если через час не придет подкрепления, командиры подрывают себя гранатами. Возражений не было ни у кого. Но на выручку уже спешили наши вертолеты. Первым в центр пекла посадил свою «вертушку» Николай Майданов, высадил 14 десантников, которые тут же бросились к осажденным. Творя под огнем противника чудеса пилотажа – прыгая, как мячик, Майданов умудрился загрузить всех раненых. На борту было 35 человек, а это перегруз даже для равнины. Майданов, как он это делал всегда, разогнал тяжелую «вертушку», обрушил ее в пропасть, и ушел от ошалевших моджахедов.

Огромное небо

За эти подвиги 29 июля 1988 г. Николаю Майданову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Уже после развала великой страны Николай Майданов окончил Академию имени Гагарина, командовал вертолётным полком. В 1999-2000 гг. участвовал в операции по восстановлению конституционного порядка в Чечне. 29 января 2000 г. при эвакуации группы десантников был смертельно ранен снайпером, но сумел поднять вертолет, и довести его до своего аэродрома. Умер полковник Майданов от потери крови уже при подлете к аэродрому, и посадку выполнил второй пилот. За этот подвиг Майданов Николай Саинович был удостоен звания Героя России. Таких героев и Советского Союза, и Российской Федерации всего четверо: космонавты Валерий Поляков и Сергей Крикалёв, совершивший 6 полетов в космос, полярный исследователь Артур Чилингаров и Николай Майданов. И больше, наверное, не будет…

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector