Новороссийский элеватор. Подвиг морской пехоты в Великой Отечественной.

В многочисленных эпизодах Великой Отечественной часто можно встретить несколько похожих эпизодов. Похожие действия войск на похожей местности, либо похожие оперативные решения. Удивляться тут нечему – война была долгой...

В многочисленных эпизодах Великой Отечественной часто можно встретить несколько похожих эпизодов. Похожие действия войск на похожей местности, либо похожие оперативные решения. Удивляться тут нечему – война была долгой (почти 4 года), шла на огромной территории (2500 км с запада на восток и 3000 км с юга на север) и гигантской (участвовали в ней десятки миллионов человек). Некоторые истории невольно повторялись вновь и вновь. Штурм или оборона города, захват моста или удержание высоты, высадка десанта — всё это азбука искусства боя, что повторяется во многих вариантах, из войны в войну.

Но есть и военные операции с необычными объектами, по своей сути мало связанными с войной. Возьмем, к примеру, зерновые элеваторы — объект хранения концентрированной пищевой энергии, являющейся основой, символом сытной и мирной жизни. Увы, во время войны большие капитальные элеваторы становились объектом яростной борьбы даже не столько из-за этого важного ресурса, сколько из-за своих размеров и расположения в городах и портах. И были в этой борьбе за элеваторы свои повторения, подвиги и параллели.

Однако в каждом повторении есть своя логика, даже в одинаковых подвигах есть особая индивидуальность. Особенно хорошо это видно на примере героической обороны трех зерновых элеваторах в трех городах СССР: Сталинграде, Новороссийске и Николаеве.

В этой статье пойдет речь о Новороссийском элеваторе.

Новороссийский элеватор. Подвиг морской пехоты в Великой Отечественной.

История с Новоросийским элеватором противоположна: приморский город вместо речного, прекрасно подготовленное наступление вместо безнадежной обороны. Но есть и общее: самозабвенная храбрость морских пехотинцев стремительным ударом занявших самую главную точку в центре города и удерживающих её до последнего.

            Новороссийская десантная операция 9-16 сентября 1943 года является уникальной в мировой истории: никогда до этого никто не дерзал захватывать город, высаживая такой большой десант прямо внутрь городского порта, в сильно укрепленной бухте, закрытой боновыми заграждениями, прикрытой десятками дотов и дзотов. Это необычный ход, тем более учитывая то, что наши войска уже несколько месяцев стояли на окраинах Новоросийска, всего в 1-2 км от самой бухты и порта. С севера позиции проходили у цементных заводов (под отрогами гор), а с юга у Станички (надежно удерживаемый с февраля 1943 года плацдарм «Малая Земля»). Но с этих направлений наступление просто не удавалось — слишком мощные укрепления создал противник в городской и заводской застройке, контролируя господствующие высоты, особенно 558-метровую гору Сахарная голова над цементными заводами. В многом штурм города определялся тем, кто сможет лучше, выгоднее расставить свою артиллерию и точнее её наводить, непрерывно корректируя огонь по конкретным целям в плотной городской застройке.

            Тут огромную роль мог сыграть захват самого высокого здания в центре города — оттуда удобнее корректировать огонь артиллерии. Этим зданием и был элеваторный комплекс, это понимали и планировавшие десант военачальники и командиры десантных групп. Монументальное здание элеваторного комплекса просто подавляло окружающий город. На момент постройки в 1894 году, новороссийский элеватор был крупнейшим в Европе, и занимал 2-ое место в мире после Чикагского. Здание было построено по последнему слову науки и техники по проекту инженера Станислава Ипполитовича Карбедза. Строительством руководил инженер А.Н. Щенснович, он же предложил сделать элеватор полностью электрофицированным: при элеваторе построили первую в мире промышленную электростанцию, вырабатывающую трехфазный переменный ток (1200 кВт). На строительство этого уникального элеватора потрачено почти 10 млн. кирпичей, огромное количество цемента, железа и других стройматериалов, ведь размеры немалые: длина здания ─ 160 м, ширина – около 30 м; высота силосных корпусов – 30 м; высота центральной башни – 40 м. Такое здание стоило захватить и удерживать.

            Была заранее собрана и мощная артиллерия и специальная авиагруппа, действовавшая исключительно в интересах десанта: 148 самолётов — 58 истребителей, 36 штурмовиков, 54 бомбардировщика. В ходе поддержки десанта летчики проявили заоблачный уровень мастерства, точно поражая ракетами и бомбами соседние с десантниками дома, сбрасывая с бреющего полета боеприпасы прямо в нужные десантникам улицы и дворы (в одном уникальном случае мешок с припасами был сброшен прямо в дверной проем).

            В 2:44 ночи 10 сентября началась артиллерийская подготовка и бомбежка вражеской обороны. В 2:45 катера группы прорыва атаковали торпедами огневые точки противника на молах и боно-сетевые заграждения у входа в бухту, они же высадили на молы штурмовые группы. Путь в бухту был открыт. Торпедные катера группы атаки берега атаковали торпедами огневые точки на побережье бухты вне порта. В 2:56 в порт ворвались торпедные катера группы атаки порта и атаковали торпедами причалы и места высадки.

            С 3 часов утра в порт стали врываться торпедные и сторожевые катера, мотоботы и мотобаркасы с частями первого эшелона десанта, высадка которого производилась до 5 часов утра тремя отрядами: 1 отряд на юге бухты, 2 отряд в порту, 3 отряд на севере бухты.

            Первым эшелоном были созданы два плацдарма: в порту 2-ым отрядом (высажено свыше 800 человек из 393-го батальона морской пехоты) и в северо-восточной части бухты у цементных заводов  3-им отрядом (1247 бойцов из 1339-го стрелкового полка).

            Именно усиленная рота из 200 автоматчиков 393-го Новороссийского отдельного батальона морской пехоты под командованием капитан-лейтенанта А.В. Райкунова 10 сентября, начав бой с пирсов порта, захватила вокзал и элеватор.

            Следуя правилам легенды морпехов Цезаря Куникова, Райкунов тщательно готовил своих бойцов к предстоящей операции (его бойцы были натренированы навыкам ночного и ножевого боя, умели пользоваться любым советским и трофейным оружием). Его подразделение, высадившись на Лесной пристани порта, сразу же попало на заминированное пространство, окруженное огневыми точками противника. Бойцы взорвали два дота и, преодолевая минные поля, проволочные заграждения и упорное сопротивление неприятеля, ворвались на набережную. Далее по левому берегу реки Цемес вдоль ж/д ветки они продвинулись в сторону центра города. Уже к рассвету они захватили три башни элеваторного комплекса, часть нефтебазы, железнодорожный вокзал и депо, клуб железнодорожников. При этом они полностью оторвались от своих соседей в порту, фактически оказались в тылу врага.

            В 06.45 Райкунов по радио сообщил в штаб: «Занял вокзал, поднял Военно-морской флаг». Там в полном окружении, целых 6 суток удерживали отвоеванные позиции до прихода подкрепления. Воины Райкунова отразили 28 атак неприятеля, подавили 16 огневых точек противника, подбили 2 танка, уничтожили около 560 фашистов. С каждым штурмом отважных десантников становилось все меньше, на исходе были боеприпасы.

            В этой ситуации очень пригодились куниковский подход и выучка: обученные бойцы, зная оружие врага, умея обращаться с ним, сразу же применяли против неприятеля трофейное оружие, добытое в бою. Когда к полуразрушенному горящему зданию элеватора двинулось 12 гитлеровских танков, десантники встретили их гранатами, а затем вызвали огонь нашей артиллерии. Связь работала бесперебойно (Райков взял с собой лучших радистов), коллеги-артиллеристы понимали корректировщиков с полуслова. Любой маневр противника в узких улочках города быстро накрывался залпами с отрогов гор. Но 13 сентября вышла из строя рация, и связь со штабом прекратилась.

            В порту другие группы морских пехотинцев из того же второго отряда удерживали несколько зданий, включая клуб моряков (там держал оборону командир 393-го батальона Ботылев со 130 морпехами), отбивая атаки тоже … морских пехотинцев, но немецких.

            Несмотря на частичный срыв врагом первоначального плана операции (вместо единого плацдарма было создано два небольших и разобщённых), советское командование решило наращивать усилия в десантной операции — противник болезненно отреагировал на десант, бросил в бой много резервов и начал снимать войска с других участков фронта.

            В ночь на 11 сентября началась высадка второго эшелона десанта, несмотря на сильнейший огонь противника (потоплены 7 катеров — ещё 150 не высаженных десантников). Тогда на выручку десантникам был отправлен 290-й стрелковый полк НКВД, который до того почти полгода отважно воевал на «Малой земле». Через плотный огонь противника к пристани «Элеваторная» в центре порта на катерах пробилось около половины 290-го полка. Командир части подполковник Пискарев во главе группы из полусотни бойцов, повторил маневр Райкова, пробился через порт в город, там захватил несколько домов и элеватор восточнее контролируемого морпехами Райкова. Там бойцы отразили 12 контратак за 5 дней осады.

            15 сентября все группы полка соединились, и 290 -й полк перешел в наступление, около 14.00 на следующий день бойцы 1-го батальона 290 сп НКВД вошли в центр города и подняли красный флаг над руинами кинотеатра «Москва». Приказом Верховного Главнокомандующего от 16 сентября 1943 290-му стрелковому полку ВВ НКВД было присвоено почетное наименование «Новороссийский».

            С северо-восточной части города советские войска с 11 сентября потихоньку теснили противника, а 14 сентября они соединились в районе цементных заводов с 3-ей группой десанта (1337 сп и 1339 сп) и начали продвигаться к центру города. А в ночь на 16 сентября войска перешли в наступление с Малой земли, прорвали оборону противника в районе Станички и также ворвались в город. Поскольку все части врага были втянуты в жестокие сражения на улицах города и понесли к тому времени немалые потери противодействовать удару противник уже не мог. Немецкое командование отдало приказ об оставлении города Новороссийска. 16 сентября город Новороссийск был освобожден. Отступление войск вермахта ранним утром 16 сентября было настолько быстрым, что  войска сумели нагнать немцев и завязать бой уже 19-го около Верхнебаканского, в 25 км от Новороссийска.

            Утром 16 сентября совместно с частями Иркутской дивизии 18-й Армии элеватор был полностью очищен от фашистских захватчиков. Капитан-лейтенант Райкунов Александр Васильевич за успешное руководство вверенным подразделением и личное мужество и отвагу через два дня был награжден орденом «Красного Знамени» и удостоен звания Героя Советского Союза.

            Территория элеваторного комплекса представляла собой страшную картину: сплошные руины, завалы и разрушения. К концу 1943 года для его восстановления была создана отдельная строительная организация. Ценой невероятных усилий грандиозное предприятие вновь возродили. Частично старый элеватор используется до сих пор, но в 2015 году решили его отремонтировать и создать на его базе большой музей.

Новороссийский элеватор. Подвиг морской пехоты в Великой Отечественной.

* * *

Эти три примера беспощадной и до последней минуты безнадежной обороны элеваторов от превосходящих сил противника дадут тому, кто хочет и может учится у прошлого, поистине бесценный исторический урок.

Это не только урок долга, мужества и доблести, это вполне практический урок тактики и того, как важны некоторые вполне мирные объекты, которые нужно удержать любой ценой в любой войне. Ведь войны продолжаются, и по нашим границам и во всем мире. Войны, своей напряженностью и накалом почти достигающие накала и напряженности Великой Отечественной. Такие как текущая уже шестой год война в Сирии, на тех древних землях «плодородного полумесяца», где около 10 тысяч лет назад люди впервые научились выращивать хлеб и строить зернохранилища. Конечно, те древние люди не думали о том, что и через 10 тысяч лет примерно такие же люди будут так яростно воевать на этих землях. Как и не думали об этом жители Донбасса всего 4 года назад, примерно через 70 лет после того как там отгремели бои Великой Отечественной.

Мы не должны повторять ошибки прошлого и быть не готовыми к такому повороту событий. Смысл памяти о войне не только в уважении к самим павшим, которым мы обязаны жизнью, а именно в уважении к их страшному опыту. Мы можем постичь этот смысл если удастся понять произошедшее без купюр, до самого конца, со всех сторон, настолько честно, насколько это вообще возможно — именно тогда этот опыт может помочь и нам в будущем.

И тогда слова стихотворения выбитые на монументе у сталинградского элеватора:

«Это нужно — не мертвым!

Это надо — живым!»

приобретут практический смысл…

автор: Павел Тяпкин

Также читай истории о героической обороне Сталинградского и Николаевского элеватора.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector