Но не будет стыда за меня…

В 1946 г. была опубликована повесть Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке» – рассказ о том, как в марте 1942 г. лейтенант Алексей Мересьев, чей самолет был сбит...

В 1946 г. была опубликована повесть Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке» – рассказ о том, как в марте 1942 г. лейтенант Алексей Мересьев, чей самолет был сбит в бою, выпрыгнул с парашютом над занятой врагом территорией. При падении он повредил ноги, идти не мог, но восемнадцать суток полз по заснеженному лесу, пока не выбрался к своим. Чтобы Мересьев не умер от гангрены, в госпитале ему ампутировали ступни обеих ног. Однако Мересьев добился разрешения летать и вернулся в строй.

Уже через год на экраны вышел фильм с одноименным названием с замечательным Павлом Кадочниковым в роли летчика Мересьева. И повесть, и фильм потрясла советских людей. Еще большим потрясением было то, что фронтовой корреспондент газеты «Правда» Борис Полевой своего Героя не выдумал, что такой летчик на самом деле был, и звали его тоже Алексеем, только фамилия его была не Мересьев, а Маресьев, он действительно летал без обеих ног, сумел спасти двоих летчиков, сбил 7 самолетов противника. За эти подвиги 24 августа 1943 г. Алексей Петрович Маресьев был удостоен высшей награди Родины – Золотой Звезды Героя Советского Союза.

В Чуйской области, Жайылском районе республики Киргизия, в шестидесяти километрах от столицы Бишкека есть город Кара-Балта – в переводе с киргизского – «черный топор». Город небольшой, живет там не больше пятидесяти тысяч жителей – киргизов, русских, мусульман, христиан и других наций и конфессий. Во времена Советского Союза там построили один из крупнейших в Азии комбинат по переработке урановой руды. Сейчас многие предприятия закрыты, но, тем не менее Кара-Балта дает 2/3 промышленного производства всей Чуйской долины.

На Цетральной улице города находится православное Свято-Казанское мужское Архиерейское подворье. В июне 2016 в подворье появился неофит – монах, нареченный после пострига именем Киприан. В миру инок Киприан носит имя Валерия Анатольевича Буркова, он тоже Герой Советского Союза, он тоже был летчиком, и у него тоже нет обеих ног.

Но не будет стыда за меня...

Валера родился 26 апреля 1957 г. в Шадринске – небольшом городе Курганской области, на полдороге между Курганом и Челябинском, в семье Анатолия Ивановича и Зинаиды Михайловны Бурковых. Его отец его был военным штурманом: в 1956 г. он окончил Шадринское авиационное училище штурманов, в 1969-м, когда сыну было 12, – Военно-воздушную академию им. Гагарина, преподавал в Челябинском высшем авиационном командном училище штурманов – знаменитом на всю страну ЧВАКУШ, в которое через несколько лет поступит и окончит его сын. (К слову сказать, два моих одноклассника поступали в это училище, но летать стал только один. Второй не прошел медкомиссию, и стал офицером по техническому обслуживанию самолетов на земле. Но это так, лирическое отступление).

В 1964 г. Валера пошел в первый класс. Учился хорошо, в школе вступил в комсомол. В 1974-м он окончил школу и поступил в ЧВАКУШ, из которого выпустился в 1978-м. После училища лейтенанта Буркова направили служить в дальнюю авиацию, затем на Дальний Восток перевели. Летал он на двухмоторном турбореактивном многоцелевом самолете Ту-16, который был разработан в конструкторском бюро Андрея Николаевича Туполева и пришел на смену морально и технически устаревшему четырехмоторному поршневому Ту-4. Крейсерская скорость Ту-16 – 850 км/час, практическая дальность полета с полной загрузкой – без малого 6 тысяч километров. То есть, экипаж мог находиться на маршруте более 7 часов подряд, а с дозаправкой в воздухе – еще больше.  Экипаж Ту-16 различных модификаций состоял из 6–7 человек, столь длительные беспосадочные полеты требовали богатырского здоровья и недюжинной физической подготовки. Тем удивительнее было, что в 1981 г. очередная врачебно-летная экспертная комиссия обнаружила у старшего лейтенанта Буркова очень тяжелое заболевание – легочный туберкулез. В то время в Афганистане уже шла необъявленная война, и Валерий Бурков подал несколько рапортов о переводе его в Афганистан, однако вместо Афгана его по состоянию здоровья списали с летной службы, но из авиации не уволили, а направили в военный госпиталь на излечение. В госпитале Валерию Буркову было присвоено очередное воинское звание капитан.

Военные медики хорошо знали свое дело, и сумели поставить на ноги молодого, но уже достаточно опытного летчика. Получив разрешение летать, Валерий Бурков возобновил свои попытки попасть в 34-й САК – смешанный авиакорпус, который воевал в Афганистане, и где с лета 1981-го начальником оперативно-разведывательного отдела служил его отец, полковник Анатолий Бурков. Нет, сын не рвался к папаше под крыло, не искал, где попроще, поспокойнее, он просто хотел видеть небо под крылом своего самолета. Отец тоже не очень-то стремился к тому, чтобы устроить сына на тепленькое и безопасное место в штабе – он просто хотел, чтобы сын стал настоящим летчиком. И настоящим человеком. Да и нет во время войны безопасных мест, даже в штабах: 12 октября 1982 года Анатолий Иванович Бурков с целью подготовки важной боевой операции вел воздушную разведку расположения сил противника. Вертолет МИ-8, в котором находился полковник Бурков, был сбит с земли переносным зенитно-ракетным комплексом «Стингер».

После этого командование ВВС наложило строжайший запрет на отправку Валерия Буркова в Афганистан, и откомандировало его в Челябинск, поближе к матери и младшему брату Анатолию, которым было очень тяжело после гибели мужа и отца. Служил капитан Бурков в районном центре управления воздушным движением, занимал подполковничью должность, что практически гарантировало присвоение в скором времени внеочередного звания майор, а там и до подполковника рукой подать. Одним словом, перспективы для карьерного роста были весьма заманчивыми, но офицер рассудил, как офицер и сын офицера, и спустя год после приезда в Челябинск подал очередной рапорт об отправке в Афганистан, где в то время становилось особенно жарко.

И – о чудо – те, кто пару лет назад категорически запрещал перевод Буркова в Афганистан, решение изменили, возможно, сказалась острая нехватка опытных офицеров, но в конце 1983 г. капитан Бурков получил долгожданное назначение, и в январе следующего года прибыл в 50-й смешанный авиаполк в Афган.

Несмотря на то, что служил Валерий Бурков в авиации, его рабочее место было на земле. Но не на аэродроме или в штабе. Должность его, чрезвычайно ответственная и опасная, называется «передовой авиационный наводчик», по сути дела, корректировщик авиационного огня: находясь на земле, в самой гуще событий, он должен был по радио наводить самолеты и вертолеты на цели. Работа требовала буквально филигранной, ювелирной, хирургической точности и высочайшего мастерства. Летчику с приличной высоты и на большой скорости очень трудно разглядеть точечную цель, определить, кто укрылся за горным валуном – свой или чужой. Тот, кто корректирует огонь с земли, должен думать и за себя, и за летчика, он должен понимать, что и как пилот видит из кабины своего самолета или вертолета, рассчитывать время прохождения радиосигнала до экипажа, время на осмысление командиром полученной информации и принятия им решения, время для маневра перед открытием огня и время, которое нужно ракете для того, чтобы поразить цель. Думать так может только специалист высочайшего класса, тот, кто сам летал, находился в кабине, и видел землю сверху. Специалистов таких во всех армиях мира можно по пальцам перечесть, за ними идет настоящая охота не только на поле боя, но и тогда, когда они находятся далеко от войны, за них – живых или мертвых – готовы платить гигантские деньги.

Александр Межиров, поэт фронтовик, в своем очень пронзительном стихотворении писал об артиллерии, которая бьет по своим, потому что разведка не верно сообщила ориентиры.

Для того, чтобы авиация била только по чужим, и не била по своим, и нужен передовой авиационный наводчик. Василий Бурков был очень хорошим наводчиком, летчики очень уважали его, ценили и знали, что его командам с земли можно доверять на все сто. Бурков принял участие во многих операциях, несколько раз вызывал на себя огонь, и остался жив лишь чудом. За свои умелые профессиональные действия он был награжден орденом Красной Звезды, в 26 досрочно стал майором.

23 апреля 1984 г. в ходе операции в Пандшерском ущелье 70-я отдельная мотострелковая бригада, в боевых порядках которой находился майор Бурков, овладела горой Хавуагур. Бурков заметил неподалеку пещеру, и, пока намаявшиеся бойцы отдыхали и принимали пищу, решил посмотреть, что там находится. В пещере был хорошо замаскированный и прекрасно оборудованный дот, до верху набитый оружием и боеприпасами. Осмотрев все это богатство, которое было брошено поспешно отступившими душманами, майор Бурков пошел к выходу, и наступил на противопехотную мину, оставленную «духами». Взрывом Валерию Буркову оторвало правую ногу, сильно повредило правую руку и левую ногу.

Истекающего кровью майора Буркова на вертолете доставили в Кабул, в военный госпиталь, где хирурги несколько дней боролись за его жизнь, трижды вытаскивали его с того света. Возможно, побывав за чертой, он решил служить Богу. Самого Валерия спасли, но доктора были вынуждены ампутировать обе ноги. Из Кабула Валерия Буркова переправили в Ленинград в Военно-медицинскую академию им. Кирова, где он провел больше полугода. Но, даже лишившись обеих ног, Бурков добился восстановления в кадрах, поступил и в 1988 г. окончил, как и отец, Военно-воздушную академию им. Гагарина. Во время учебы в академии Валерий женился, у него родился сын. К летной службе майора Буркова не допустили, но опыт боевого офицера разбазаривать никто не собирался, и майора Буркова направили служить в Главный штаб ВВС, там он стал полковником.

Но не будет стыда за меня...

17 октября 1991 г. Президент СССР М.С. Горбачев своим указом присвоил Буркову Валерию Анатольевичу звание Героя Советского Союза.

В 90-е Валерий Бурков работал советником Президента России по вопросам инвалидов. В 1998 г. окончил Военную академию Генштаба, но генерала так и не получил.

В 2004-м Валерия Буркова избрали депутатом Курганской областной думы, с 2005 возглавил некоммерческий фонд своего имени, созданный для помощи военнослужащим инвалидам. В 2007-м переехал в Москву.

В 2000-м Валерий Бурков окончательно утвердился в своем стремлении отдать жизнь службе Богу. Давая Валерию благословение на постриг старец Илия наказал, чтобы инок носил на облачении Золотую Звезду Героя, которая привела инока к Богу. Инок Киприан всегда помнит об этом наказе старца Илии. Он много ездит по России, встречается с молодежью, рассказывает о своей жизни, о войне, о мире и о Боге.

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector