Альфа и Омега борьбы с терроризмом

11 сентября 1934 г. на Урале, в Свердловской области (да, именно в Свердловской, а не в Пермской, как указано в большинстве источников: в январе 1934 г. Уральская область...

11 сентября 1934 г. на Урале, в Свердловской области (да, именно в Свердловской, а не в Пермской, как указано в большинстве источников: в январе 1934 г. Уральская область РСФСР была упразднена, и образованы Свердловская, Челябинская и Обско-Иртышская области, а уже 3 октября 1938 г. из Свердловской области была выделена Пермская область) в деревне Антыбары на правом берегу реки Чусовой в семье служащего Николая Зайцева родился сын Геннадий. В семье было еще трое детей. На левом берегу Чусовой находилась деревня Лямино, а в этой деревне была лесопилка, которая вскоре разрослась до крупного деревообделочного завода. На этом комбинате и работал Николай Зайцев.

Альфа и Омега борьбы с терроризмом

Когда началась война, Николай Зайцев ушел на фронт, а Гена пошел в первый класс семилетней школы в Лямино, которое с 1938 г. стало поселком городского типа. Отец в семью не вернулся, и мать поднимала детей одна, что в голодные военные и столь же голодные послевоенные годы было делом невероятно сложным. Спасало какое-никакое домашнее хозяйство – деревня, все-таки, огородик и приусадебный участок умереть не позволили. Ну и река под боком, где рыбы видимо-невидимо – не только себе хватало, но можно было продать за малую копеечку тем, у кого ловить времени не было. В общем, выжили.
Семилетку Гена окончил в 1948-м, и собирался поступать в Молотовский речной техникум (с 1940-го по 1957-й годы Пермь носила имя одного из ближайших соратников Сталина В.М. Молотова, а область, соответственно, называлась Молотовской. После разгрома «антипартийной группы» Молотова, Маленкова, Когановича и примкнувшего к ним Шепилова, городу и области было возвращено прежнее название). Планы, однако, пришлось кардинально корректировать: серьезно заболела мать, и чтобы семью прокормить, Гена пять лет, до самого призыва в армию работал электромонтером на том же самом комбинате, на котором до войны работал отец. Там вступил в комсомол, товарищи избрали его своим вожаком.

На действительную срочную службу Геннадия призвали весной 1953 г. Время было не спокойное – только что Сталин умер. Служить Геннадию довелось в отдельном полку спецназначения Управления коменданта Кремля, который в разное время подчинялся НКВД, МГБ, а после объединения на недолгое время МГБ и МВД входил в структуру МВД СССР (сегодня это Президентский полк Федеральной службы охраны Российской Федерации). Затем его перевели в Отдельный офицерский батальон. Все три года Геннадий своими глазами мог видеть небожителей – руководителей коммунистической партии и Советского государства.

В 1956 г. Геннадий вступил в КПСС. В конце службы ему предложили остаться на сверхсрочную, но он торопился домой, и отказался. Тогда молодого коммуниста вызвал секретарь партбюро батальона, пристыдил, что он, едва вступив в партию, уже отказывается выполнять первое правительственное поручение. Долго уговаривать командира отделения Зайцева не пришлось: думая, что остается в созданном 13 марта 1954 г. Комитете Государственной Безопасности при Совете Министров СССР еще на пару лет, он остался там на всю оставшуюся жизнь – чекистов, как известно, бывших не бывает, тем более, чекистов кадровых.

В КГБ без образования было трудно и в 1959 г. через 11 лет после окончания семилетней школы, Геннадий Зайцев окончил школу рабочей молодежи и получил, наконец, аттестат о среднем образовании. В том же году зайцев стал «топтуном» – его перевели в 7-е Главное управление КГБ, которое помимо оперативно-поисковой работой занималось еще и наружным наблюдением. В 1966 г. Геннадий Зайцев окончил Высшую школу КГБ, которой в то время руководил участник Великой Отечественной войны, кавалер девяти орденов, генерал-лейтенант Петр Григорьевич Гришин.

Альфа и Омега борьбы с терроризмом

В начале января 1968 г. первым секретарем ЦК компартии социалистической Чехословакии стал Александр Дубчек, который с первых дней своего пребывания на этом посту запустил процесс, получивший позднее название «Пражская весна»: он попытался ослабить всевластие партии, ослабить давление государства на экономику страны, дать свободу средствам массовой информации. Дубчека несколько раз безуспешно пытались вразумить, наставить на путь истинный, но он ссылался на решения ЦК КПЧ. В Москве и столицах других государств – участников Варшавского договора сочли, что завоевания социализма в Чехословакии находятся под угрозой, а значит, под угрозу попал весь социалистический лагерь, вспомнили слова Бисмарка о том, что кто владеет Чехией, тот владеет Европой, и приняли решение о совместной операции войск Организации Варшавского договора в Чехословакии. Операция получила кодовое наименование «Дунай». Сотрудники КГБ должны были арестовать руководителей «Пражской весны» и обеспечить их безопасность.

Операция началась ночью 20 августа. В операции приняли участие более полумиллиона советских, польских, венгерских, болгарских и ГДРовских военнослужащих, 800 самолетов, 6 300 танков и БТР. Им противостояли 235 тысяч военнослужащих, 250 самолетов и до 3 тысяч танков со стороны Чехословакии, Югославии, Румынии и Албании, которые тоже были социалистическими державами, а Румыния и Албания – еще и членами ОВД.

21 августа «Правда» и другие советские газеты опубликовали Заявление ТАСС, в котором говорилось, что существующему в Чехословакии строю угрожает опасность со стороны внутренней контрреволюции, которую поддерживают мощные силы извне. Поэтому партийное и государственное руководство ЧССР обратилось к странам – членам Варшавского договора с просьбой оказать Чехословакии всю возможную помощь, в том числе и военную. Поскольку угроза представляет опасность не только для Чехословакии, но и для Советского Союза, ОВД приняла решение ввести на территорию Чехословакии войска, которые будут выведены после того, как опасность будет устранена. Как известно, Центральная группа советских войск оставалась в Чехословакии до самого развала СССР в 1991 г.

Группа 7-го Главного управления КГБ, которую возглавлял Геннадий Зайцев, должна была взять под контроль здание МВД. Министру внутренних дел Йозефу Павелу, активному стороннику «Пражской весны», накануне удалось скрыться. За исключением этого досадного недоразумения, операция была проведена точно в срок, быстро и без потерь с обеих сторон. Спустя десять дней Павел был отстранен от занимаемой должности, так что-то обстоятельство, что его не удалось захватить в здании министерства, никакого влияния на общую обстановку не оказало.

В начале 70-х палестинские боевики во время Олимпиады в Мюнхене в 1972 г. едва ли не в прямом эфире захватили и убили 17 израильских спортсменов. Левацкие «Красные бригады» похищали людей по всей Европе. 16 марта 1978 г. они похитили, 9 мая того же года убили бывшего Премьер-министра и министра иностранных дел Италии, лидера крупнейшей парламентской хриистианско-демократической партии Альдо Моро. Советский Союз не остался в стороне от этого разгула. 22 января 1969 г., когда Л.И. Брежнев ехал в открытой машине с только что вернувшимися с орбиты космонавтами Борисом Волыновым, Алексеем Елисеевым, Евгением Хруновым и Владимиром Шаталовым, на него было совершено покушение. 16 октября 1970 г. отец и сын Бразинскасы угнали из Сухуми в Турцию самолет Ан-24, убив при этом бортпроводницу Надежду Курченко. 2 ноября 1973 г. в аэропорту Внуково пытались угнать самолет Як-40 в Швецию. В штурме приняли участие 5 милиционеров – добровольцев, не имевших никакой специальной подготовки. К счастью, из пассажиров и членов экипажа никто не погиб, хотя четыре человека были ранены.

Стало ясно, что без специального подразделения не обойтись. 28 июля 1974 г. по решению Председателя КГБ Юрия Андропова была создана группа «А» 5-го отдела 7-го Главного управления КГБ СССР. Первоначально на службу было отобрано всего 30 человек. Через два года состав группы увеличился вдвое, а сама группа преобразована в оперативный отдел, который и возглавил подполковник Геннадий Зайцев. Название «Альфа» появилось после Афгана: там бойцы группы участвовали в штурме дворца Амина.

1 декабря 1988 г. в столице Северной Осетии г. Орджоникидзе четверо бандитов захватили автобус, в котором находилось 30 детей, возвращавшихся с экскурсии. Главарем банды был 38-летний рецидивист Павел Якшиянц, трое подельников подчинялись ему безоговорочно.

Сначала автобус направился к Северо-Осетинскому обкому КПСС, где некоторое время с бандитами вели переговоры: они требовали большой транспортный самолет Ил-76, чтобы въехать в него на автобусе, однако взлетно-посадочная полоса аэропорта Орджоникидзе самолеты этого типа принимать не могла. Тогда бандиты направились в Минеральные Воды, до которых больше 200 километров: там была подходящая полоса. Следом за автобусом двигалась кавалькада из машин, в которых ехали сотрудники КГБ, милиции, и обезумевшие от ужаса родственники детей. Приехав в Минводы, бандиты вновь потребовали, чтобы их на самолете Ил-76 отправили в Пакистан, ЮАР либо Израиль, потому что с этими странами у СССР не было дипломатических отношений, а, значит, и договора о взаимной выдаче преступников.

Руководство КГБ приказало подполковнику Геннадию Зайцеву вместе со своей группой вылететь в Минеральные Воды и провести операцию по освобождению. При этом Зайцев получил самые широкие полномочия.

Группа собралась и долетела от Москвы до Минвод быстрее, чем бандиты доехали на автобусе. Снайперы встали на позиции, штурм занял бы несколько десятков секунд. Но бандиты под каждое сидение поставили банка с бензином, при штурме и дети могли пострадать.

Стрелять было нельзя, освободить детей можно было только путем переговоров и затягиванием времени. В самом начале переговоров у бандитов: 8 пистолетов и автоматов с боекомплектами, 8 бронежилетов.

Альфа и Омега борьбы с терроризмом

Рецидивист Якшиянц примитивным уголовником не был, это был сильный и коварный враг, переиграть его было не просто. Он хорошо продумал и подготовил задуманное преступление: прочитал много книг по этой тематике – в то время в СССР была очень популярна книга Артура Хейли «Аэропорт», которую можно было обменять на 20 килограмм макулатуры. Права на ошибку у Зайцева не было, в автобусе находилось 30 детей.

Переговоры были очень тяжелыми, жесткими, бандиты издевались, требовали члена Политбюро и не дряхлого, а здорового, чтобы они получили гарантию, что их никто не расстреляет. Если нет такого члена Политбюро, везите Раису Максимовну Горбачеву, она, мол, любит детей, она согласится.

Приехавшие в аэропорт руководители разного уровня – секретари обкома, генерал-лейтенанты и генерал-полковники требовали от подполковника Зайцева немедленных решительных действий. Зайцев спокойно выслушал всех, но право решения оставил только за собой, прекрасно понимая, что отвечать и за удачу, и за провал будет только тот, кто руководит операцией. Зайцев отклонил все предложения, не побоялся доложить в Москву, что в боевой операции его группа бандитов уничтожит, но то, что среди детей не будет пострадавших, не гарантирует.

Для начала нужно было стабилизировать ситуацию: удержать бандитов от насильственных действий. Зайцев потребовал, чтобы главарь передал рацию учительнице, и расспросил ее, как ведут себя дети. Она сказала, что дети плачут, хотят домой.

Переговоры длились сутки, бандиты каждый раз выдвигали новые требования, угрожая открыть огонь. Но время работало против них. Зайцев согласился обменять на часть детей оружие, но не столько сколько просили бандиты, а только четыре пистолета и один автомат с боекомплектами, хотя все это противоречило и теории, и практике, и инструкциям. Меняли не сразу, а постепенно. Бандиты отпустили 9 детей, еще 10 – при пересадке в самолет: они прикрывались детьми, и когда попали на борт, дети остались на летном поле. Бандиты торжествовали, они были уверены, что план сработал, что скоро они получат свободу в том виде, как они ее понимали, то есть, безнаказанность. Зайцев же рассчитал на несколько ходов вперед. Пока детей меняли на оружие, Зайцев непрерывно вел переговоры с Якшиянцем, цель которых состояла не только в том, чтобы согласовать детали обмена детей на оружие и деньги, но и затянуть время, психологически измотать бандита, и навязать ему свои правила игры.

Бандиты планировали улететь в Пакистан и требовали направить их в Ташкент. Этот вариант Кремль не устраивал: достать бандитов из Пакистана вряд ли удалось бы. Зайцев убедил бандитов в том, что при пролете над Афганистаном, где идет война, борт могут сбить земли. Тогда Якшияннц заявил, что они полетят в ЮАР. Зайцев, опять же, рассказал, что для беспосадочного полета у Ил-76 не хватит топлива, придется трижды садиться на дозаправку, и не факт, что посадку им разрешат.

Зайцев, словно играя в поддавки, подталкивал бандитов к тому, чтобы полетели в Израиль, с которым дипломатические отношения были прерваны в 1967 г. после Шестидневной войны. Советские СМИ так яростно клеймили позором израильских агрессоров, что несведущему человеку не могло прийти в голову, что между СССР и Израилем возможны хоть какие-то договоренности. Однако при посольстве Нидерландов в Москве действовало представительство Израиля, советская консульская группа работала в Тель-Авиве. Расчет Зайцева был на то, что Израиль крайне нетерпимо относится к таким людям, и, с весьма высокой вероятностью согласится их выдать. Якшиянц обо всем этом просто не подумал.

Зайцев принял беспрецедентное для Советского Союза, и, пожалуй, единственно верное решение – выпустить бандитов из страны. 2 декабря бандиты забрали в самолет 11 детей, которых вскоре обменяли на бывшую Жену Якшиянца Тамару. В момент передачи Тамары бандиты захватили полковника КГБ Евгения Григорьевича Шереметьева. В обмен на него и оружие, которое осталось у бандитов, они потребовали и получили 3 миллиона долларов. В тот же день самолет с бандитами вылетел в Израиль. Однако к тому моменту уже были согласованы все формальности по приему и выдаче банды Якшиянца Советскому Союзу. Израиль свое слово сдержал: бандиты были арестованы сразу на летном поле и помещены в тюрьму Абу-Кабир. 3 марта подполковник Зайцев во главе группы из 10 человек вылетел в Израиль. Правительство СССР дало письменные гарантии, что к бандитам не будет применена смертная казнь, и тоже сдержало свое слово – главарь банды получил максимальный по тем временам срок 15 лет заключения, но жизнь ему была сохранена и он здравствует по сей день.

Альфа и Омега борьбы с терроризмом

Зайцев служил в группе «А» с момента ее создания, 11 лет был ее командиром, провел множество операций по обезвреживанию бандитов. Звание Героя Советского Союза было присвоено Геннадию Николаевичу Зайцеву за полтора года до эпопеи с автобусом с детьми – 1 декабря 1986 г. И было за что: группа «А» под его руководством провела много операций по освобождению людей и уничтожению банд: в Сарапуле, в Уфе, в Тбилиси, а сколько предотвращено, не вспомнит, наверное, и сам Геннадий Николаевич.

В отставку генерал-майор Зайцев вышел в возрасте 61 года, в 1995 году. Сейчас ему 84, но он по-прежнему бодр и сохраняет ясность ума. И дай Бог ему здоровья на долгие годы!

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector