Несостоявшийся блицкриг Уинстона Черчилля

План сухопутной кампании предполагал нанесение двух главных ударов в Северо-Восточной Европе в направлении Польши. В целом согласно указаниям Черчилля общие силы союзников, задействованные в операции, должны были составлять:...

План сухопутной кампании предполагал нанесение двух главных ударов в Северо-Восточной Европе в направлении Польши.

В целом согласно указаниям Черчилля общие силы союзников, задействованные в операции, должны были составлять: 50 пехотных, 20 бронетанковых, 5 воздушно-десантных дивизий, а также войска вермахта и Польши. К открытию боевых действий союзники планировали полностью вооружить и переформировать не менее 10 германских дивизий. Всего в реализации плана «Unthinkable» должны были принять участие не менее 83 дивизий общей численностью много больше одного миллиона человек…

Планировалась также оккупация обширной советской территории, с целью свести материальный и людской потенциал СССР до уровня, при котором «дальнейшее сопротивление Советов было бы невозможным». В политическом плане замысел всей операции представлял собой образец англосаксонского целеполагания: навязывание русским политической воли Британской империи и Соединенных Штатов.

Новости из Лондона оказались для нашего руководства полной и, очевидно, обескураживающей, неожиданностью.

Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить, что в первых числах мая сорок пятого года Сталин и Черчилль многократно обменивались личными, а порой секретными и весьма доверительными посланиями. Черчилль, как явствует из опубликованной переписки, послал Сталину восемь пространных писем и получил столько же в ответ. Верховный Главнокомандующий и британский премьер обстоятельно обсудили серьезнейшие проблемы послевоенного устройства Европы и предпринимали попытки согласовать позиции своих правительств. В частности, дискутировался вопрос о союзном контроле за обстановкой в итальянской провинции Джулия, обсуждалась также подготовка совещания о зонах ответственности союзников в Европе и деятельность Европейской консультативной комиссии. Кроме того, лидеры победивших держав согласовывали время и порядок объявления о Дне Победы.

Сопоставляя факты, невольно поражаешься тому поистине безграничному лицемерию, с которым сэр Уинстон вел «заинтересованный» диалог с советским лидером, одновременно вынашивая планы его физического уничтожения.

В послании от 9 мая Черчилль от имени всей британской нации выражал Сталину «сердечные приветствия по случаю блестящей победы», которую Красная Армия и народы СССР одержали, «изгнав захватчиков со своей земли и разгромив нацистскую тиранию», а также заявлял об уверенности, что «от дружбы и взаимопонимания между британским и русским народами зависит будущее человечества». Далее британский премьер-министр, как теперь стало ясно, с наигранным добросердечием, писал: «Здесь, в нашем островном отечестве, мы сегодня очень часто думаем о Вас, и мы шлем Вам из глубины наших сердец пожелания счастья и благополучия. Мы хотим, чтобы после всех жертв и страданий в той мрачной долине, через которую мы вместе прошли, мы теперь, связанные верной дружбой и взаимными симпатиями, могли бы идти дальше под сияющим солнцем победоносного мира». Это послание Черчилль завершал весьма красноречивыми словами: «Я прошу мою жену передать Вам все эти слова дружбы и восхищения».

Сталин, уже оповещенный о замыслах союзников, отвечал Черчиллю менее эмоционально, в более конструктивном и деловом ключе, переводя обсуждение с восторженных всплесков на конкретные проблемы послевоенного устройства Европы, в частности, необходимости наделить Польшу, столь сильно пострадавшую от германского нацизма, весомой долей земель в немецкой Силезии. Но разговор он вел, подчеркнем, в не менее дружелюбном, приветливом тоне.

В истории, увы, не осталось документальных свидетельств, как советский вождь отреагировал на донесение военного атташе из Лондона о том, что Уинстон Черчилль, клянущийся ему в вечной дружбе, отдал приказ разработать план нападения на советские войска и СССР. Можно лишь предполагать, что документ, врученный ему начальником ГРУ Кузнецовым, вызвал у Сталина реакцию недоумения и множество вопросов…

Кстати, в этот период Верховный Главнокомандующий вел оживленную переписку и с президентом США Гарри Трумэном. Из Москвы в Вашингтон было направлено 8 личных посланий Трумэну и получено от него 5.

Судя по содержанию этих писем, переписка велась в конструктивном тоне, и хотя ее участники придерживались своих принципиальных позиций, они демонстрировали глубокое уважение к мнению своего партнера-оппонента и терпеливо искали способы компромиссных развязок возникавших проблем.

Надо сразу заметить, что затея Черчилля с нанесением внезапного удара по советским войскам была встречена в кругах британской правящей элиты с большим неодобрением. Прежде всего, идея эта подверглась критике на секретном совещании английского военного кабинета. Например, начальник военной разведки Великобритании генерал Синклер прямо назвал ее «сущим вздором, который вообще не может всерьез рассматриваться». Синклер сразу подчеркнул, что «положение самой Германии с ее проблемой коммуникаций, миллионами беженцев, проблемой питания и состояния промышленности делает невозможным ведение большой войны через Германию и Польшу».

Агент «X» довел до сведения Москвы и окончательные результаты первого совещания по плану «Unthinkable». «Я думаю, — резюмировал он, — что наиболее ответственные из его советников будут рассматривать идею войны России теперь как авантюру, но имеется и много его подстрекателей, которые подобно Торнтону говорят: «Теперь или никогда».

Срочное донесение в Москву военный атташе в Лондоне Скляров завершал словами: «На словах источник сказал, что пока неизвестно окончательное решение по этому вопросу».

Очередное донесение из Лондона было начальником ГРУ Кузнецова в точности доложено Сталину, так что он имел возможность познакомиться как с объективными сведениями, так и с рассуждениями и оценками агента «X».

Во второй-третьей декаде мая – июне 1945 года из лондонской резидентуры ГРУ продолжали поступать все новые сообщения о ходе разработки операции «Немыслимое».

Так, 19 мая агент «X» сообщил: «Союзники фактически предали СССР сепаратными секретными переговорами в Берне с немецким главнокомандующим в Италии и обеспечили свое продвижение в Югославии политическим трюком, заставив Тито вести тяжелый бой».

28 мая – очередное сообщение от «X»: «Новых фактов о плане нет. Слухи не успокоительные. Остерегайтесь провокаций по очевидным политическим причинам». Это было очень существенное предупреждение.

По сути, осведомленный агент напоминал о провокации эсэсовских головорезов во главе с Отто Скорцени в пограничном с Польшей германском городке Гляйвице 31 августа 1939 г., когда, инсценируя нападение на немецкую территорию, эсэсовец зачитал в микрофон транслировавшееся на весь мир заявление о том, что «пришло время войны Польши против Германии». «X», надо думать не без причин, подозревал, что операция «Немыслимое» — нападение на советские войска в Германии – может начаться со схожей провокации в Западном Берлине.

К счастью, в английском Штабе военного планирования все же нашлись трезвые головы.

Несмотря на привлечение германских, польских, венгерских войск, они пришли к выводу, что операция «Unthinkable» ввиду явного превосходства советских сил заведомо обречена на провал.

И сколько бы ресурсов ни задействовали англо-американцы, успеха они все равно не добьются, — настолько сильна была группировка советских войск в Германии и Польше.

22 мая 1945 года Штаб военного планирования завершил свои расчеты по задуманной операции-авантюре и доложил свои выводы Черчиллю. В целом сэр Уинстон согласился с ними, но велел незамедлительно приступать к работе над новым планом все той же операции «Unthinkable», на этот раз в оборонительном варианте. И уже 9 июня проект нового плана Черчилль получил от генерала Исмея на утверждение. На следующий день премьер написал Исмею: «Я изучил проект плана «Unthinkable», разработанный 8 июня 1945 г., в котором отражено русское превосходство в наземных войсках как 2 к 1. Если американцы отведут свои войска в свои зоны и перебросят основные силы на территорию США и в зону Тихого океана, то русские имеют достаточно сил для продвижения к побережью Северного моря и Атлантики. Необходимо продумать четкий план того, как мы сможем защищать наш Остров, принимая во внимание, что Франция и Нидерланды будут не в состоянии противиться русскому превосходству».

Завершая свое послание генералу, Черчилль делал такой вывод, свидетельствующий, что он еще не окончательно выжил из ума: «Сохраняя кодовое наименование операции «Unthinkable», командование понимает, что это лишь предварительный набросок того, что я надеюсь, все еще является гипотетической вероятностью…».

Тем не менее, все того же 10 июня Черчилль отдал генералу Исмею новые указания и потребовал доработать план операции, что и было исполнено вскоре.

В новом проекте оборонительного плана указывалось, что «русские смогут атаковать Британские острова, применяя следующие формы войны: путем блокады всех морских коммуникаций; путем вторжения; с помощью нанесения воздушного удара авиационными силами; в случае нанесения по Британским островам ракетного удара или использования другого нового оружия (то есть подразумевалось, что СССР вполне может обзавестись собственным ядерным оружием)».

В итоге генерал Исмей резюмировал: «Только в случае использования ракет и другого нового оружия, которое может появиться у русских, возникнет серьезная угроза безопасности нашей страны. Вторжение или серьезные удары по нашим морским коммуникациям могут быть осуществлены только после длительной подготовки, которая займет несколько лет».

На этом в плане «Unthinkable», слава Богу, была поставлена точка. Его спрятали в архив, где он благополучно пылился несколько десятилетий, пока до не добрались не ангажированные правящей элитой исследователи.

Однако не снятые вопросы, тем не менее, остаются.

Например, какие дивиденды рассчитывал извлечь Черчилль из реализации плана «Unthinkable»?

Прежде всего, надо отметить, что в глобальную войну против СССР британский премьер рассчитывал втянуть и Соединенные Штаты, которые к лету сорок пятого года уже обладали ядерным оружием. Становится очевидным, что сэр Уинстон хотел воспользоваться благоприятным моментом и «оседлать» Г. Трумэна, который после смерти Ф. Рузвельта стал полновластным американским президентом. Но несмотря на масонскую солидарность, в процессе предварительного секретного обсуждения с американцами своих замыслов войны против СССР Черчилль не смог убедить Трумэна в целесообразности нападения на советские войска в Германии в 1945 году. Ибо США находились в решающей фазе войны с Японией и рассчитывали на советскую помощь, пресловутая атлантическая солидарность могла стоить им слишком дорого. Во всяком случае, поддержи тогда Трумэн Черчилля, речь могла идти о жизнях сотен тысяч янки, а американский избиратель не простил бы этого своему президенту.

Далее, американская военная разведка не могла не обратить внимание на то, что 29 июня 1945 года, буквально за день до планируемого начала войны, противостоящая Красная Армия неожиданно изменила свою дислокацию. Маршал Г.К. Жуков привел войска Группы оккупационных войск в Германии в полную боевую готовность, а авангарды воинских частей даже выдвинулись на боевые позиции. Советские воины, беззаветно повинуясь маршалу (которого Сталин, безусловно, посвятил в планы Черчилля), готовы были с большим уроном для врага отразить любую провокацию изменчивых союзников. Думается, это явилось тоже весомым обстоятельством, перевесившим чашу весов истории – приказ о нападении войскам англосаксов отдан так и не был. До этого взятие считавшегося неприступным Берлина показало мощь Красной Армии и военные эксперты бывшего союзника приходили к выводу о неизбежности отмены нападения на красноармейские части.

А ведь это происходило в условиях, когда глобальный перевес в силах и средствах был у союзной коалиции. Вам не напоминает это современную картину противостояния сил НАТО и российских войсковых группировок?

Достаточно напомнить, что военно-морские силы Великобритании и США в 1945 году имели абсолютное превосходство над ВМФ СССР: по миноносцам в 19 раз, по линкорам и большим крейсерам — в 9 раз, по подводным лодкам — в 2 раза. Свыше 100 авианесущих кораблей и несколько тысяч единиц палубной авиации – против полного нуля со стороны СССР. Вчерашние союзники располагали 4 воздушными армиями тяжелых бомбардировщиков, которые могли наносить сокрушительные удары. Советская дальняя бомбардировочная авиация была несравнимо слабее…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector