Несостоявшийся блицкриг Уинстона Черчилля

Кстати, в апреле 1945-го союзники представляли наши войска измотанными и истощенными, а боевую технику – до предела изношенной. Их военные специалисты оказались сильно удивлены мощью Советской Армии, которую...

Кстати, в апреле 1945-го союзники представляли наши войска измотанными и истощенными, а боевую технику – до предела изношенной. Их военные специалисты оказались сильно удивлены мощью Советской Армии, которую она продемонстрировала при взятии Берлина, считавшегося во всем мире неприступным. Не вызывает сомнения, что решение И.В. Сталина о штурме Берлина в начале мая 1945-го предотвратило Третью мировую войну. Это подтверждается рассекреченными документами. Из них явствует, что Берлин был бы без боя сдан вермахтом «союзникам», а объединенные силы всей Европы и Северной Америки обрушились бы на СССР.

Сталин, безусловно, не имел возможности предотвратить Вторую мировую войну, но сумел предотвратить Третью. Ситуация был крайне серьезной, но СССР опять выиграл, не дрогнув.

Сейчас крикливые политиканы и продажные писаки на Западе пытаются представить план Черчилля «ответом» на «советскую угрозу», на попытку Сталина захватить всю Европу.

Имелись ли в то время у советского руководства планы наступления до берегов Атлантики и захвата Британских островов? На этот вопрос очевиден только отрицательный ответ. Подтверждением тому является принятый в СССР 23 июня 1945 г. закон о демобилизации армии и флота, последовательный перевод их на штаты мирного времени. Демобилизация началась 5 июля 1945 г. и завершилась в 1948 г. Армия и флот были сокращены с 11 млн до менее 3 млн чел., расформированы Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандования. Количество военных округов в 1945–1946 гг. уменьшилось с 33 до 21. Значительно сократилось количество войск в Восточной Германии, Польше и Румынии. В сентябре 1945 г. советские войска были выведены из северной Норвегии, в ноябре из Чехословакии, в апреле 1946 г. с острова Борнхольм (Дания), в декабре 1947 г. — из Болгарии…

Как пишет крупнейший эксперт по внешней политике послевоенного времени, доктор исторических наук Валентин Фалин, «трудно сыскать в истекшем веке политика, равного Черчиллю по способности сбивать с толку чужих и своих. Но особенно преуспел будущий сэр Уинстон по части фарисейства и интриг в отношении Советского Союза.
В посланиях на имя Сталина он «молился, чтобы англо-советский союз был источником многих благ для обеих стран, для Объединенных Наций и для всего мира», желал «полной удачи благородному предприятию». Имелось ввиду широкое наступление Красной Армии по всему восточному фронту в январе 1945 года, спешно готовившееся в ответ на мольбу Вашингтона и Лондона оказать помощь союзникам, попавшим в кризисное положение в Арденнах и Эльзасе. Но это на словах. А на деле Черчилль считал себя свободным от каких-либо обязательств перед Советским Союзом…».

Именно тогда Черчилль отдал приказы складировать трофейное немецкое оружие с прицелом на возможное его использование против СССР, размещая сдававшихся в плен солдат и офицеров вермахта подивизионно в земле Шлезвиг-Гольштейн и в Южной Дании. Затем прояснится общий смысл затевавшейся британским лидером коварной затеи. Англичане брали под свое покровительство немецкие части, которые сдавались без сопротивления, отправляли их в указанные земли. Всего там было размещено около 15 немецких дивизий. Оружие складировали, а личный состав тренировали для будущих схваток…

В плане «Unthinkable» согласно воле Черчилля было четко прописано буквально все: советские войска на этот момент будут истощены, техника, участвовавшая в боевых действиях в Европе, изношена, продуктовые запасы и медикаменты подойдут к концу. Поэтому не составит труда отбросить их к довоенным границам и заставить Сталина уйти в отставку. «Нас ждали смена государственного строя и раскол СССР. – пишет В. Фалин. – В качестве меры запугивания — бомбежка городов, в частности, Москвы. Ее, по планам англичан, ждала судьба Дрездена, который союзническая авиация, как известно, срoвняла с землей…».

Американский генерал Паттон — командующий танковыми армиями прямо заявлял, что не планирует останавливаться на демаркационной линии вдоль Эльбы, согласованной в Ялте, а идти дальше, на Польшу, оттуда на Украину и Белоруссию – и так до Сталинграда. И закончить войну там, где ее не успел и не смог закончить Гитлер. «Нас он называл не иначе, как «наследники Чингисхана, которых нужно изгнать из Европы», — отмечает В. Фалин. – После окончания войны Паттона назначили губернатором Баварии, а вскоре сняли с поста за симпатии нацистам…».

Лондон долго отрицал само существование плана «Unthinkable», но несколько лет назад англичане рассекретили часть своих архивов, и среди документов оказались бумаги, касающиеся операции «Немыслимое». Тут уж отмежевываться оказалось дальше некуда…

Эйзенхауэр в своих воспоминаниях признает, что Второго фронта уже в конце февраля 1945-го практически не существовало: немцы откатывались к востоку без сопротивления.

Тактика немцев состояла в следующем: удерживать, насколько возможно, позиции вдоль всей линии советско-германского противоборства до тех пор, пока виртуальный Западный и реальный Восточный фронт не сомкнутся, и американские и британские войска как бы примут от соединений вермахта эстафету в отражении «советской угрозы», которая якобы неотвратимо нависла над Центральной и Западной Европой.

Черчилль в это время в переписке, телефонных разговорах с Рузвельтом пытается убедить во что бы то ни стало остановить русских, не пускать их в Центральную Европу. Это объясняет значение, которое к тому времени приобрело взятие Берлина.

Следует напомнить, что западные союзники могли продвигаться на восток несколько быстрее, чем у них получалось, если бы штабы Монтгомери, Эйзенхауэра и Александера (итальянский ТВД) качественнее планировали свои действия, грамотнее осуществляли координацию сил и средств, меньше тратили времени на внутренние дрязги и поиск общего знаменателя. Вашингтон же, пока был жив Рузвельт, по разным мотивам не спешил ставить крест на сотрудничестве с Москвой, да и Трумэн поначалу, по крайней мере, до Потсдамской конференции в июле сорок пятого, не спешил рвать или хотя бы портить отношения с СССР. А для Черчилля «советский мавр сделал свое дело, и его следовало удалить».

Вспомним, Ялта закончилась 11 февраля. В первой половине 12 февраля гости разлетелись по домам. В Крыму, между прочим, было условлено, что авиация трех держав будет в своих операциях придерживаться определенных линий разграничения. А в ночь с 12 на 13 февраля бомбардировщики западных союзников стерли с лица земли Дрезден, затем нанесли удар страшной силы по основным предприятиям в Словакии, в будущей советской зоне оккупации Германии, чтобы заводы не достались нам целыми. В 1941 году Сталин предлагал англичанам и американцам разбомбить, используя крымские аэродромы, нефтепромыслы в Плоешти. Но их тогда трогать не стали. Они подверглись налетам в 1944 году, когда к главному центру нефтедобычи, всю войну снабжавшему Германию горючим, вплотную приблизились советские войска.

Одной из главных целей налетов на Дрезден оказались мосты через Эльбу. Действовала черчиллевская установка, которую разделяли и американцы, — задержать Красную Армию как можно дальше на Востоке.

В инструктаже перед вылетом британских экипажей говорилось: нужно «наглядно продемонстрировать Советам возможности союзнической бомбардировочной авиации». Вот и продемонстрировали. Причем, не единожды. В апреле сорок пятого накрыли бомбами Потсдам. Уничтожили Ораниенбург. Нас оповестили – оказывается, американские летчики просто «ошиблись». Они, де, целились в Цоссен, где размещалась штаб-квартира маршала Геринга и немецких ВВС. Классическое «отвлекающее заявление», которым несть числа. Ораниенбург бомбили по приказу Маршалла и Леги, ибо там находились лаборатории, работавшие с урановыми материалами. Чтобы ни лаборатории, ни персонал, ни оборудование, ни сами ядерные материалы не попали в наши руки, — все обратили в прах и пыль.

Понятно, в ходе операции «Unthinkable» Черчилль рассчитывал изгнать советские войска из Германии и восточноевропейских государств, за линию Керзона (которая ныне фактически восстановлена за счет приема в НАТО Польши и государств Балтии, фашистского переворота в Украине). Британский премьер считал, что союзные войска должны оккупировать чуть ли не всю европейскую часть Советского Союза. Таким образом, сэр Уинстон мысленно видел себя освободителем Европы как от фашистов, так и от большевиков. Кстати, на роль спасителя европейской цивилизации, всего «свободного мира» от «коммунистической заразы» Черчилль претендовал еще в 1918 году, выступив организатором англо-франко-американо-японской интервенции в молодую Советскую республику.

И последнее обстоятельство, вытекавшее из предыдущих. Черчилль, склоняя собрата-масона Трумэна к проведению «превентивного» удара по Советам, подразумевал нанесение воздушных (и скорее всего, ядерных) ударов по важнейшим объектам на территории СССР. В частности, он призывал провести воздушную и морскую операцию против Ленинграда и нанести как можно больший ущерб кавказским нефтепромыслам и нефтеперегонным заводам. Но при этом британский премьер намеревался уничтожить и духовную мощь России (чего стоит одна идея сровнять с землей сокровищницу русской национальной культуры – Петербург – Ленинград!).

К счастью, попытки Черчилля втянуть Соединенные Штаты в войну против СССР тогда не встретили одобрения в Вашингтоне. С нетерпением ожидая результатов испытания созданной атомной бомбы, сообщавшей американским вооруженным силам небывалую мощь, президент США Г. Трумэн вовсе не горел желанием плясать под дудку Черчилля и действовать по разрабатывавшимся в Лондоне планам, тем более, что советским Вооруженным Силам еще предстояло сокрушить окопавшуюся на Азиатском континенте японскую Квантунскую армию.

В июле 1945 года Черчилль как ни в чем не бывало направился во главе британской делегации на конференцию глав союзных держав в Потсдам. Однако после победы лейбористов на парламентских выборах английскую делегацию в Потсдаме уже возглавил вместо Черчилля лейборист К. Эттли…

План операции «Немыслимое» был рассекречен британским правительством только в 1999 году. Но советская военная разведка узнавала его содержание заблаговременно, по мере разработки важнейших положений, и своевременно информировала советское руководство.

Финал Великой Отечественной войны по воле коварного британского премьера вполне мог превратиться в первое действие новой мировой войны. По счастью, этого не случилось. План операции «Unthinkable» был сдан в архив. Сорвали же ее реализацию, по справедливости, военный атташе в Лондоне генерал-майор Скляров, его подчиненный подполковник Козлов, а главное, архиценный агент под псевдонимом «X».

История же с разработкой и отменой операции «Unthinkable», ставшей достоянием гласности в результате обнародования записи беседы бывшего британского премьер-министра с американским сенатором С. Бриджесом, которая хранилась в спецархиве ФБР США – еще одно подтверждение тому, что в годы «холодной войны» мир на планете постоянно подвергался опасным угрозам со стороны расчетливых политических интриганов типа сэра Уинстона Черчилля.

автор: Александр Пронин

источник:www.stoletie.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector