ЧП в Советской Армии

17 января 1960 г. в заливе бывшего японского острова Южно-Курильской гряды – Итуруп — произошло чрезвычайное происшествие. В 9 часов утра сильнейшим ураганом, при ветре 60 м/сек., сорвало...

17 января 1960 г. в заливе бывшего японского острова Южно-Курильской гряды – Итуруп — произошло чрезвычайное происшествие. В 9 часов утра сильнейшим ураганом, при ветре 60 м/сек., сорвало канаты крепления самоходной танкодесантной баржи Т-36 и унесло ее в открытое море. На судне находились 4 военнослужащих инженерно-строительных частей. Резонен вопрос: а что там делали солдаты срочной службы сухопутных войск? Как оказалось, большие морские суда не могли заходить в залив по причине мелководья и каменистости залива, чтобы провести разгрузочные работы по различным видам снабжения.Т-36 как раз стояла вне опасной зоны для судов и служила причалом и перевалочным пунктом для грузов. Там и дежурили в ожидании транспорта сержант Асхат Зиганшин – 21 год, рядовые – Игорь Крючковский – 21 год, Филипп Поплавский – 20 лет, Иван Федотов – 20 лет. Наименование судна звучало достаточно угрожающе – танкодесантная. Но это был не большой кораблик водоизмещением всего в 100 тонн.

ЧП в Советской Армии
Т-36, «благодаря», ураганному ветру понесло в сторону океана. Когда ураган прекратился, началась поисковая операция. В прибрежной полосе нашли несколько предметов принадлежавшие судну. Высокое начальство решило, что судно с экипажем утонуло. Им домой написали, что пропали без вести при исполнении воинского долга. Доверяем, но проверяем: милиции было дано задание вести скрытое наблюдение за квартирами пропавших солдат: мало ли что, может дезертировали? Но большая часть военнослужащих считала, что ребята погибли.

…Весь световой день ушел у стройбатовцев, чтобы завести, залитый морской водой, заглохший двигатель и вывести баржу к берегу. Но ничего не получилось и закончилась солярка. Неуправляемую баржу прямиком несло в открытый океан. Ничего хорошего это не предвещало для сухопутных «моряков». Нужно было готовиться к худшему развитию этого драматического сценария. Топлива нет. Рация не работала. Дополнительная «головная боль» – в трюм поступает вода. Такие баржи не готовят для длительных плаваний. Из провианта имелось одна буханка хлеба, 2 тушенки, немного жира, малость крупы, 2 ведра замазученного картофеля. Было также в наличии несколько пачек «Беломорканала», спичек и печка-буржуйка, бачок с питьевой водой, перемешанной с морской.

Асхату Зиганшину как-то попалась на глаза газета «Красная звезда». Прочли информацию: в районе их местонахождения проводятся учебные пуски ракет. Решили: поисковая операция начнется несколько позднее, когда закончатся учения.

ЧП в Советской Армии

Бойцы начали борьбу за выживание в этой непростой ситуации. Питьевую воду сливали из системы охлаждения двигателей. Она была коричневой от ржавчины, но приемлема для приготовления пищи. Когда шел дождь – радовались и подставляли все имеющиеся емкости. Рацион питания был скуден. Готовили супчик, состоящий из кусочка тушенки, двух картошек и чуть-чуть крупы. Требовалось не только выживать, но и работать. Вырубали лед с бортов, чтобы баржу не перекосило, и она не перевернулась. Откачивали воду из трюма. Моряки поневоле не ведали, что морское течение уносящее их на все большое расстояние именуют «Течением смерти» и старались не впадать в панику. Дни шли своей чередой. Продовольствие заканчивалось, вода – на донышке. Кто-то из ребят вспомнил историю мореплавателей, потерпевших кораблекрушение – от голодухи они варили и ели кожаные вещи. Вариантов у «путешественников» не было. Решили делать тоже самое. В дело, на варево, пошел поясной кожаный ремень Асхата, потом – ремешок от не работающей радиостанции, нашли кожаные вставки на корпусе, неведомым путем оказавшейся на барже, гармошки. Кожу резали мелкими кусочками и бросали в воду. Потом начали использовать солдатские кирзовые сапоги. С последними было сложновато. Сначала из сапог в забортной воде выпаривали гуталин, а потом уже варили похлебку и ели.  С водой была беда. Зиганшин выдавал ее раз в два дня по одному глотку. В День Советской армии – 23 февраля – состоялся «праздничный обед». Сварили и съели последнюю картофелину. Мало было мучений голодом и жаждой, так еще добавились слуховые галлюцинации. Федотова начали преследовать панические настроения. Все по очереди беседовали с ним, морально поддерживали, вселяли веру в благополучный исход. В человеческом плане обстановка была спокойной, дружественной. Не было и близко поползновений урвать себе пищи или воды поболее за счет товарища по несчастью. Решили, кто последний останется живым, пусть подробно напишет в бортовом журнале о том, что и как с ними происходило на Т-36.

Два раза вдалеке показывались какие-то суда. В первый раз подумали, что это галлюцинации. Во второй раз – начали подавать сигналы – громко кричали, энергично, на что хватало сил, размахивали руками. Но расстояние до судов было большое – их не замечали. Засекли еле держащую Т-36 в Тихом океане 7 марта 1960 года с американского авианосца «Кирсардж». К этому моменту она прошла около 1000 миль от Курил. Увиденное потрясло американцев. Они были в недоумении? Что это за подтопленная страшненькая посудина посередине океана? И что это за странные люди? Солдат вертолетом доставили на корабль. Когда же Зиганшин сказал американцем, что у них все хорошо, что им нужно только топливо и продовольствие, и они своими силами доберутся до советских берегов, они потеряли дар речи. Конечно, никто не собирался их отпускать. Военный врач, вообще заявил, что через несколько часов они бы погибли от истощения. Их продовольственный запас состоял из одного сапога и трех спичек. Но фортуна повернулась к ним лицом.

И на американском корабле солдаты проявили свой стойкий характер, самодисциплину. Поели не много, остановились. Много пищи для голодного человека – это смерть. Когда до солдат окончательно дошло, что они спасены, расслабились. Но силы были на исходе. Зиганшин не смог побриться – упал в обморок. Солдат накормили, напоили, дали хорошо отдохнуть, выспаться. Но их снова накрыла волна беспокойства. СССР и США – враждебные государства. «Холодная война» в самом разгаре. Их спасители – отнюдь не друзья. Но приняли их добросердечно, относились хорошо, с пониманием, даже у их кубриков выставили охрану, чтобы не приставали с расспросами, вот тебе и вероятный противник. Военнослужащие не забывали и о своем «втором доме». Все-таки военная техника. Предлагали поднять ее на корабль. Американцы успокаивали: все о,кей! Баржу отбуксирует другое судно. На самом деле моряки потопили никому не нужную, полузатопленную, разбитую баржу – неуправляемая она представляла опасность для других судов. К тому же советских подданных волновало, как будет реагировать советское правительство? Было несколько дней молчания. Боялись, что солдаты попросят политического убежища. Когда в СССР убедились, что военнослужащие верны своему Отечеству. Газеты, радио, телевидение запестрили репортажами об их Героизме. Сам первый секретарь ЦК КПСС Н.Хрущев прислал мужественным советским военнослужащим приветственную телеграмму.

ЧП в Советской Армии

Между тем американский корабль прибывает в Сан – Франциско. Героев помыли, побрили, подстригли. Одели в модные костюмы. Ребята, вроде бы, немножечко окрепли. На борт десантируется целая «армия» журналистов – первая пресс-конференция с Героями. Но она заканчивается досрочно. У Зиганшина – вдруг кровотечение из носа. Позже ребята дали массу пресс-конференций, и практически везде задавали один и тот же вопрос: — А как на вкус сапоги? Отвечали: «Кожа очень горькая, с неприятным запахом. Причем жесткая. Ее резали на кусочки. Поджигали. Она превращалась в мягкий уголек. Сверху мазали солидолом, так и ели, несколько раз в день. Таков рацион».

ЧП в Советской Армии

Америка была взбудоражена их прибытием и чествовала как настоящих Героев. Мэрия торжественно вручила им символический «ключ» от города. Америка изводила себя вопросами? Молодые солдаты 49 дней болтались в открытом океане, голодные и холодные. Как это возможно? Что помогло солдатам выстоять, пережить эти неимоверные тяготы, и главное – остаться людьми? Разве могут эти скромные, улыбчивые парни быть нашими врагами?

ЧП в Советской Армии

Ребят возили по экскурсиям. Дали деньги на карманные расходы. Как же возвращаться домой без подарков родным. Через несколько дней они вернулись на Родину. Их ждали, ими гордилась вся великая страна. Им посвятили многотысячный митинг. В Кремле их принимал глава СССР Н.Хрущев, министр обороны Р.Малиновский. Им подарили штурманские часы. Отметили наградами – орденами Красной звезды. Досрочно уволили в запас. Об их подвиге сняли несколько фильмов, написана не одна книга. Филиппа Поплавского, Анатолия Крючковского и Асхата Зиганшина, с их согласия, направили на учебу в Ленинградское военно-морское среднетехническое училище. Иван Федотов вернулся на свою малую родину, где течет Амур, и работал на речном флоте. Его не стало в 2000 году. Филипп Поплавский окончил училище, стал ленинградцем, плавал на больших морских пароходах, ходил в «загранку». Ушел от нас в 2001 г. Анатолий Крючковский живёт в Киеве, много лет был на руководящей работе на одном из промпредприятий. Асхат Зиганшин работал механиком в аварийно-спасательном отряде под Ленинградом. Там жил, завел семью.

ЧП в Советской Армии

Слава приходит и уходит. Забываются и подвиги, и Герои. Но эти 49 дней и ночей им не забыть никогда – 49 суток их жизнь висела «на волоске». Они выстояли и победили.

Согласно официальным данным, Т-36 «блуждала» 49 дней. Однако внимательный подсчет дает – 51 день. Про «49 дней» первым сказал Н.Хрущев, а «большим людям» как-то перечить не принято.

автор: Борис Ляшко

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector