Дети подземелья

Издавна поэты и философы на всех языках называли знания светочем. Когда думаешь о той прифронтовой школе в катакомбах, эта метафора обретает плоть и символичность. Фотографии и немногие кинокадры...

Издавна поэты и философы на всех языках называли знания светочем. Когда думаешь о той прифронтовой школе в катакомбах, эта метафора обретает плоть и символичность.

Фотографии и немногие кинокадры сохранили облик одесских улиц тех дней. На крышах старинных зданий стоят зенитные орудия и пулеметы. С подвод, машин, платформ трамваев жители сгружают мешки с песком, металлические «ежи», воздвигают баррикады. Ломами из мостовых выламывают булыжники. Окна домов оборудуют как огневые точки. По улице с грохотом идут машины, которые одесситы с фронтовым юмором назвали «На испуг». На заводе к тракторам приварили броневые металлические листы, поставили пулеметы. Такие самодельные танки, которые в документах называли «НИ-1», тоже вышли на защиту города. Всего было изготовлено более 50 таких машин. На одном из участков фронта эти машины ночью, с зажженными фарами, издавая страшный грохот, прорвали укрепления противника…

В эти самые дни на окраине Одессы в поселке Кривая Балка из небольшого здания школы учителя и школьники выносили стопки учебников, тетрадей. Их путь был близкий, но нелегкий. Помогая друг другу, они цепочкой спускались по крутому склону степной балки, а потом уходили во тьму подземного лабиринта. В Кривой Балке был один из входов в одесские катакомбы, которые протянулись под городом на тысячи километров.

Дети подземелья

Издавна в этих подземельях добывали камень-ракушечник. Удобный строительный материал, который обрабатывали пилой и топором. Из этого камня построены многие здания Одессы. После проходки горных выработок под землей оставались пустоты-катакомбы, образовавшие причудливые коридоры, ямы, горки, тупики. Здесь можно было найти зигзаги, похожие на помещения с отвесными стенами. С первых дней бомбежек жители поселка Кривая Балка стали укрываться в катакомбах.

«Перед началом учебного года мы стали искать в катакомбах помещения, пригодные для занятий, – рассказывала бывший директор Кривобалковской школы № 125 Анна Авксентьевна Галько. – Старшие ребята обошли все дома поселка, сообщили детям и родителям, что учебный год начнется в катакомбах. Чтобы дети не заблудились, мы попросили каждого принести с собой моток веревок и стеклянные пузырьки с кусочками толстой ткани. У входа в катакомбы прибили толстые крюки, к каждому из которых привязывали веревки ребят. Держась за них, дети в сопровождении учителей добирались до своего класса. И также с помощью веревок возвращались обратно».

Дети подземелья

Катакомбы – опасное место. Сделать всего несколько шагов из коридора в сторону и сразу заблудился среди пустот и зигзагов.

Каждый в поселке знал: в катакомбах не раз пропадали и дети, и взрослые, не находя выхода из лабиринтов.

Из стеклянных пузырьков, которые принесли с собой дети, сделали самодельные светильники. В горлышко пузырька просовывали кусок ткани. На дно наливали немного керосина и зажигали фитиль. С такими светлячками в руках дети цепочкой шли друг за другом по катакомбам по своим классам.

«Учебный год начался для наших семи классов в срок, – говорила А.А. Галько. – Детей пришло много. Мы приняли учащихся из соседних школ. Несмотря на фронтовую обстановку, мы видели – дети хотят учиться».

Чтобы представить всю необычность этих «школьных» помещений, приведу воспоминания бывшей партизанской связной Г.П. Марцишек, которая участвовала в закладке партизанских баз в катакомбах.

«Невольно оглянулась на выход, прощаясь со свежим воздухом и солнечным светом. С каждым шагом тьма все больше окутывала нас, становилась жуткой, непроницаемой. Я осторожно переступала и беспомощно шаря руками, надеялась найти опору. То опускаясь, то поднимаясь петляли шахтные дороги. Впереди шел наш командир с фонарем, и я боялась потерять его из вида. Я пыталась запомнить направление нашего пути, но после нескольких поворотов поняла, что это мне будет не по силам».

Чтобы избежать несчастья, учителя сначала провели занятия с каждым школьником – как, держась за свою веревку, и со светильником в руках, добираться от входа к своему классу. Парты, скамьи, стол соорудили из камней. В катакомбах было холодно и сыро. На поверхности еще стояли теплые дни, а в катакомбах температура плюс 14. Учителя просили детей одеваться потеплее и приносить подстилки или дощечки, чтобы не сидеть на голых камнях. На стенах педагоги начертили большие стрелки, чтобы детям легче было находить свои помещения.

Дети подземелья

Учебный год начался, как положено, со школьного звонка. «Техничка» Мария Степановна Белявская принесла его из Кривобалковской школы. Переходя от отсека к отсеку, она громко в него звонила. Этот звонок с улыбкой слушали и те, кто поблизости укрывался от бомбежек, занимаясь домашними делами – латали одежду, сучили пряжу, обтесывали камни для бытовых нужд. Слушая звонок, жители радовались «Дети продолжают учебу, значит, жизнь продолжается…»

Проходя мимо отсеков, жители слышали, как из каменной глубины доносятся голоса учителей, читающих диктанты, задающих математические задачи, и первоклассники хором читали свои первые буквы и слоги.

Война была тяжела не только близкой опасностью. Вражеская осада отнимала у жителей самое необходимое. Трудно было найти еду, развести огонь. Людям приходилось вспоминать древние, пещерные навыки. Старшие дети часами чиркали кремниевыми камнями, пытаясь высечь искру и зажечь костер. Спичек не было. С полей, сожженных гитлеровцами, по ночам ползком приносили полуобгорелые зерна кукурузы и пшеницы. В катакомбах молотками обтесывали камни, чтобы соорудить жернова.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector