Он навсегда остался частью биографии

Во время Второй мировой войны США вложили огромные деньги в разработку большой гаммы боевых самолётов. Однако из всех истребителей того времени только один строился серийно в период с...

Во время Второй мировой войны США вложили огромные деньги в разработку большой гаммы боевых самолётов. Однако из всех истребителей того времени только один строился серийно в период с 1939-го по 1945-й годы. Это был самолёт фирмы Lockheed Martin Corporation Р-38 Lightning. Благодаря огневой мощи и совершенной аэродинамике и мощным двигателям, эта машина с весьма нетрадиционной компоновкой, оказалась одной из самых эффективных для того времени.

В 30-е годы во многих странах задумались над тем, чтобы создать универсальный тяжёлый истребитель, который будет иметь более мощное, чем обычные истребители вооружение и радиус действия, превышающий тысячу километров. Первыми такой самолёт построили в 1936 году и запустили в серию в 1939-м в фашистской Германии. Это был двухмоторный двухместный Messerschmitt Bf.110, способный разогнаться до 550 км/час.

В Советском Союзе в разные годы над двухмоторным универсальным тяжелым истребителем работали такие конструкторы, как Николай Поликарпов (ТИС – тяжёлый истребитель сопровождения), Александр Яковлев (И-29, Як-2), ученик Поликарпова Всеволод Таиров (Та-3), Артём Микоян и Михаил Гуревич (МиГ-5, он же ДИС-200 – дальний истребитель сопровождения). Ни один из этих самолётов в серию не пошёл. Единственный советский двухмоторный и двухместный истребитель, выпускавшийся серийно, и даже успевший повоевать, был создан Владимир Петляковым на базе высотного истребителя ВИ-100, или просто «Сотки». Сначала из него получился пикирующий бомбардировщик «Пе-2», а потом после некоторых доработок и ликвидации кабины третьего члена экипажа, куда установили дополнительный бензобак, истребитель Пе-3.

Он навсегда остался частью биографии

В 1933-м году американская авиастроительная компания «Локхид» отчаянно боролась с последствиями экономической депрессии, и вновь сформированное руководство фирмы обязалось разработать новый двухмоторный многоцелевой самолёт. Для отработки облика новой машины была создана масштабная модель, которая стоила компании 5 тысяч долларов – невероятно дорого по тому времени. Модель доставили для испытаний в аэродинамическую трубу Мичиганского университета. В ходе работы сотрудники «Локхида» познакомились с молодым инженером стажёром Кларенсом Джонсоном. Его предложения по поводу ключевых точек проекта произвели на специалистов «Локхида» такое впечатление, что Джонсону сразу предложили хорошую должность в конструкторском бюро и приличную зарплату. Так сложился блестящий союз, прославивший впоследствии как фирму, так и её главного конструктора.

Начинать новый проект в 1933 году было очень рискованно. Возможно, самым большим активом «Локхида», который мог спасти фирму от неудачи, были её высококвалифицированные сотрудники, по большей части, старой школы. Они очень гордились своей работой и понимали, что будущее фирмы и их самих зависит от успеха нового самолёта. Если он окажется удачным, то в нём возникнет потребность, как в коммерческом авиалайнере, так в военном варианте. Риск оправдался. В серию пошли и пассажирский самолёт «Электра», и его военный собрат бомбардировщик «Хадсон».

Он навсегда остался частью биографии

Развитие событий в мире способствовало развитию авиастроительной отрасли США. Подъём держав оси Рим – Берлин – Токио и перевооружение Германии создавали нарастающую угрозу интересам и безопасности США. Военное ведомство Соединённых Штатов сформулировало столь высокие тактико-технические требования к скоростному перехватчику, что многие авиастроительные корпорации сочли их невыполнимыми. «Локхид» решил рискнуть. Возглавил работы над новым проектом Джонсон, считавший, что требуемую максимальную скорость 580 км/час можно достичь только при наличии двух двигателей, хотя такие машины, как правило, высокой маневренностью не блистали. Чтобы устранить это недостаток, Джонсон предложил использовать двухбалочную схему, разместив кабину пилота в гондоле на крыле, соединявшем балки.

В июне 1937-го министерство обороны США подписало контракт на постройку опытного самолёта с заводским обозначением «Модель 22». Сумма контракта составляла всего 163 тыс. долларов, хотя в реальности постройка прототипа обходилась впятеро дороже, но это был уже риск «Локхида» и расчёт на то, что затраты удастся окупить в несколько раз.

«Модель 22» получила официальное наименование «Истребитель ХР-38». Самолёт оснащался двумя V-образными двигателями жидкостного охлаждения Allison V-1710-111 мощностью 1450 л/с каждый с турбонаддувом, которые устанавливались в балках. 27 января 1939 года после небольших доработок ХР-38 впервые поднялся в воздух. 11 февраля 1939 года единственный построенный к тому времени прототип ХР-38, налетавший всего 6 часов, под управлением лейтенанта Бена Келси преодолел 4 тысячи километров с двумя дозаправками всего за 7 часов 43 минуты, что лишь немного превышало время состоявшегося ранее беспосадочного перелёта Говарда Хьюза на специальном самолёте. К несчастью, при заходе на посадку над Лонг-Айлендом в Нью-Йорке в ХР-38 отказали оба мотора, и Келси попытался приземлиться на теннисном корте, но разбил самолёт, а сам с тяжёлыми травмами надолго оказался в госпитале. Тем не менее, скорость самолёта произвела такое впечатление, что Конгресс немедленно выделил деньги на постройку 13 ХР-38.

По новым требованиям самолёт должен был иметь одну 37 мм пушку и 4 крупнокалиберных пулемёта. Такая батарея сделала Р-38 одним из самых тяжело вооруженных истребителей того времени. Тем более, что все стволы были не разнесены по крыльям, а помещались, по сути, в одном месте, что повышало кучность и точность стрельбы.

Он навсегда остался частью биографии

Через несколько месяцев в конструкцию самолёта внесли изменения, улучшившие технологичность, устранили бафтинг (тряску), 37-мм пушку заменили на 22 мм Hispano-Suiza HS.404, удвоили боезапас. Огромная огневая мощь самолёта, а также то обстоятельство, что огонь вёлся не через вращающиеся винты, то есть, без синхронизации, замедляющей темп стрельбы, давали ему преимущества перед самолётами противника. Благодаря тому, что выхлоп гасился турбонаддувом, Р-38 был едва ли не самым тихим истребителем Второй мировой войны. Всё это позволило Р-38 стать одним из лучших истребителей того времени в мире.

16 сентября 1939 года, уже после начала Второй мировой войны командование авиационного корпуса армии США подписало заказ на строительство ещё 66 Р-38. Опытный Р-38 не имел бронирования, что отрицательно сказывалось на боевом потенциале машины. Впереди кабины пилота не было мотора, а сзади даже обычного фюзеляжа, и лётчик был просто хорошей мишенью. На предсерийных машинах этот недостаток ликвидировали, установив бронеспинку кресла и бронестекло фонаря. Конструкторы хорошо приспособили Лайтнинг к непростым условиям полевой эксплуатации: капоты, лючки, откидные панели существенно облегчали техникам доступ к узлам и агрегатам.

Помогло американцам и то, что выдающийся русский инженер-химик Владимир Николаевич Ипатьев сумел синтезировать и наладить промышленное производство изопропилбензола или кумола – присадки к авиационному бензину, поднимавшую октановое число с 90 до 100. Это, разумеется, уменьшало детонацию двигателя и повышало его мощность. Интересная деталь: Владимир Ипатьев был родным братом Николая Ипатьева, в чьём доме в Екатеринбурге 1918 году был убит Николай II вместе женой, чадами и домочадцами. Такой вот исторический зигзаг.

В июне 1940 года Великобритания заказала 600 Р-38, которому в Королевских ВВС дали название Лайтнинг – молния. Однако на экспортном варианте из-за секретности не было турбокомпрессора, что уменьшало высотность двигателя. Кроме того, англичане заказали самолёты с винтами, вращающимися в одну сторону. В таком виде самолёт не соответствовал требованиям из-за малой мощности и плохой управляемости. Англичане, взяли всего три машины и, назвав самолёт «кастрированной молнией», контракт разорвали. Построенные 140 машин использовали как учебные. Название Лайтнинг, однако, сохранилось за самолётом навсегда.

Отработав конструкцию для массовой постройки, изменив оперение, установив протектированные бензобаки, бронеспинки и бронестекло, самолёт запустили в серию для боевой эксплуатации под обозначением Р-38D.

Однако ввод Р-38D в строй обострил подготовку лётных кадров для него. В начале 40-х обучение курсантов начиналось на маломощных двухместных бипланах. Но когда молодой пилот пересаживался в одноместный двухмоторный тяжёлый самолёт, ему было очень нелегко. Для решения этой проблемы на левой балке разместили вторую кабину, но вскоре от этого отказались, втиснув второе кресло позади пилотского.

Кабина Лайт заметно отличалась от традиционной компоновки. Вместо ручки управления лётчик работал штурвалом, рычаги управления моторами были сдвоены. Фонарь также был необычным: он состоял из верхнего и двух боковых стёкол. Верхнее стекло закрывалось на две защёлки, которые при аварийном открывании не так-то просто было открыть, зато потом оно сразу же откидывалось назад воздушным потоком. Боковые стёкла поднимались и опускались ручками, как у автомобиля. Впервые в мире на серийных истребителях было применено трёхстоечное шасси с передней стойкой. Оно быстро полюбилось пилотам: взлетать и садиться стало намного проще и безопаснее, чем с обычным для того времени задним колесом или костылём. Чтобы лётчики не опасались при аварийном покидании самолёта попасть под стабилизатор, был снят специальный учебный фильм.

7 декабря 1941 года японские самолёты совершили налёт на американскую военно-морскую базу Пёрл-Харбор на Гавайях, и США вступили во Вторую мировую войну. 11 декабря войну США объявили Германия и Италия, спустя несколько дней – Венгрия, Румыния и Болгария.

Благодаря большой дальности полёта Р-38 пересёк Атлантику и достиг Туманного Альбиона. Лайтнинг стал первым американским самолётом, вступившим в схватку с лётчиками люфтваффе. Расквартированная в Исландии эскадрилья должна была прикрывать расположенный здесь аэродром, патрулировать морские пути и перехватывать немецкие самолёты и субмарины, нападавшие на союзные конвои. Пока не было радаров, эти усилия были малоэффективны, но 15 августа 1942 года патрульный Р-38 сбил четырёхмоторный разведчик Фокке-Вульф Fw 200 «Кондор» – это был первый самолёт люфтваффе, сбитый ВВС США.

Для того, чтобы «Летающие крепости» В-17 могли с минимальными потерями от столкновений с немецкими истребителями Мессершмитт и Фокке-Вульф осуществлять массированные налёты на промышленные центры и транспортные узлы Германии, необходимо было надёжное истребительное прикрытие, а для этого, в свою очередь, нужен был самолёт с большим радиусом действия. Выбор пал на Лайтниг, однако соединение перебросили в Северную Африку, где лётчикам пришлось выполнять, в основном, полёты на штурмовку. И лишь в конце 1943-го Р-38 появились над территорией рейха. Немецкие лётчики прозвали его «Габельшварц» – двурогие вилы. У немцев был свой самолёт похожей конструкции – разведчик Фокке-Вульф Fw 189 с трёхместной кабиной, прозванный советскими солдатами просто и незатейливо – «рама».

Если после полёта на сопровождение оставались боеприпасы, Лайтниги, как и другие истребители ВВС США, атаковали наземные цели и аэродромы: Р-38, неся на борту 10 неуправляемых ракет, две 250-килограммовые бомбы или торпеды на внешней подвеске, был весьма эффективным штурмовиком.

Опыт боевого применения Р-38D лёг в основу создания более поздней модификации самолёта – модели G с увеличенными радиаторами охлаждения двигателя. Совершенствовалось и вооружение. Постепенно самолёт, созданный как перехватчик воздушных целей, всё чаще стал использоваться в качестве ударной машины.

Как и многие другие оборонные предприятия Западного побережья США, завод Локхид в Бербанке был одной из главных целей для японских лётчиков камикадзе. Чтобы этого избежать, были предприняты беспрецедентные меры по маскировке объекта. С воздуха увидеть завод было не просто: вся его крыша выглядела как огороженный участок холмистой местности с разбросанными там и тут домами и хозяйственными постройками. И лишь взлётно-посадочная полоса заводского аэродрома портила картину: закрашивать её пятнами не рискнули, чтобы не вводить в заблуждение своих лётчиков.

В варианте фоторазведчика Лайтниг имел обозначение F-4. Вооружения на нём не было, поскольку в носовой части самолёта размещались аэрофотоаппараты для планорамной и перспективной съёмки. Основной защитой самолёта была камуфляжная дымчато-голубая окраска, оказавшаяся прекрасной находкой – благодаря ей самолёт буквально растворялся в небе.

Использование Лайтнингов для фоторазведки над Тихим океаном принесло колоссальную пользу. Многие важнейшие решения, принимавшиеся во время боевых действий, основывались на по истине бесценных фотографиях, которую привозили фоторазведчики. Благодаря этой развединформации Лайтнинг спас не одну тысячу солдатских жизней.

Кроме истребителя, штурмовика и фоторазведчика, этот универсальный самолёт успешно выступал в роли целеуказателя для тяжёлых бомбардировщиков, маркируя объект удара световой или дымовой авиабомбой. Эти самолёты прозвали «Следопытами». Для выполнения столь точных задач потребовался второй член экипажа – наводчик, которого разместили в носовом отсеке, над убранным шасси, демонтировав пушку и два пулемёта, расширив его и сделав остекление этой кабины.

Несмотря на превосходство союзников в воздухе, японские лётчики тоже умели воевать, и далеко не всегда только им была уготована роль жертвы. Правда, чем дальше, тем опытных пилотов у японцев становилось всё меньше, а «зелёная» молодёжь не могла противостоять хорошо обученным американцам. Первым асом, воевавшим на Р-38, стал капитан Силли, сбивший 10 японских самолётов. Самым результативным из всех, кто летал на Р-38, был Ричард Бонг, сбивший не менее 40 вражеских самолётов.

Он навсегда остался частью биографии

Последней модификацией Лайтнинга стал ночной истребитель Р-38М. Для меньшей заметности их красили в чёрный цвет. Построили их не много – всего 75 самолётов, работавших, в основном, в частях ПВО. Появились они в конце войны, и в боевых действиях участвовали мало. Оператора РЛС разместили в тесном отсеке за спиной лётчика. Сжавшись в комок, он часами всматривался в жёлтоватый экран радара, выискивая метки от целей. Сама РЛС размещалась в обтекаемом контейнере под носом самолёта. Пушки и пулемёты Р-38М имели специальные надульные пламегасители, чтобы в кромешной тьме вспышки не слепили лётчика и не демаскировали самолёт.

Ко дню капитуляции Японии действовал заказ на выпуск ещё почти 2 тысяч Р-38, однако достроить удалось лишь заложенные в стапели самолёты: война закончилась, и заказ аннулировали. Когда фирма «Локхид» приняла участие в конкурсе, объявленном в 1933 году Министерством обороны США, её руководство она и подумать не могло, что корпорация выпустит 5 тыс. Лайтнтингов, но к концу войны в общей сложности было построено 9923 экземпляров Р-38. К моменту прекращения их производства завод в Бербанке уже переходил на производство Р-80 Шутинг стар – первого американского серийного истребителя.

Вскоре после войны Лайт сняли с вооружения, но для тех, кто его строил, на нём летал и обслуживал в тяжелейших условиях, он навсегда остался частью биографии.

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector