Разведчиков бывших не бывает

За три года до начала Великой Отечественной, 23 июня 1938 г. в Куйбышеве в семье советского офицера родился мальчик, которого родители назвали непривычным для русского уха немецким именем...

За три года до начала Великой Отечественной, 23 июня 1938 г. в Куйбышеве в семье советского офицера родился мальчик, которого родители назвали непривычным для русского уха немецким именем Эвальд. Когда началась война, в Куйбышев из Москвы переехало Советское Правительство, многие министерства и ведомства, иностранные дипломатические миссии. Они заняли здания школ, техникумов, других учреждений города. Из Воронежа в пригород Куйбышева был эвакуирован один из крупнейших в Советском Союзе авиазавод No 18, на котором был налажен выпуск знаменитых штурмовиков Ил-2. Директору этого завода Матвею Шенкману 23 декабря 1941 г. Сталин прислал гневную телеграмму, с требованием увеличить выпуск штурмовиков, столь необходимых фронту. В Куйбышев эвакуировали многие другие промышленные предприятия, выпускавшие оборонную продукцию. Вместе с заводами эвакуировались и люди, и население города за год увеличилось в несколько раз. Но жилищный фонд, и без того ветхий и изношенный, по большей части состоявший из деревянных домиков и бараков, не был предназначен для такого количества жителей. К тем, кто жил в Куйбышеве до войны, подселяли все новых и новых приезжих, «уплотняя» жильцов до такой степени, что на одного человека приходилось не более двух квадратных метров жилплощади, на коммунальных кухнях люди часами ждали очереди к плите, в местах общего пользования ситуация была еще хуже. В таких условиях семья офицера Григория Козлова, который в это время воевал на фронте, прожила до конца войны.

В первый класс Эвальд вошел в победном 1945-м. Отца часто переводили с одного место службы на другое, и семья кочевала вслед за ним. Козловы изрядно поколесили по Союзу и даже по Европе, они жили в Австрии, Азербайджане, Армении, Венгрии, Грузии, и Туркмении. Мальчик менял школы чаще, чем перчатки: десять школ за десять лет – в среднем, по школе в год. Но год в одной школе, это была большая удача: как-то за год пришлось сменить три школы – Эвальд даже не успевал запомнить учителей и одноклассников по именам. Да и учеба давалась ой как нелегко: любой переезд на две-три недели вырывал ребенка из учебного процесса, выбивал из колеи, иногда у него даже не было стола, чтобы готовить уроки. Одним словом, время, проведенное Эвальдом Козловым в школе, назвать «школьными годами чудесными» можно лишь с большой натяжкой. Наконец, в 1956 г. в столице Азербайджанской СССР городе Баку Эвальд получил аттестат зрелости.

Разведчиков бывших не бывает

Кочевая офицерская жизнь, которую вела семья Эвальда, на выбор профессии, сделанный еще в детстве, не повлияла: как и отец, он хотел стать не простым офицером, а офицером флотским. Баку на Каспийском море расположен, и хотя формально это озеро, в городе находилось военно-морское училище имени Кирова, куда Эвальд и сдал успешно экзамены. Однако с поступлением в военный ВУЗ мытарства молодого курсанта не закончились: началось сокращение численности личного состава Советской Армии и Военно-Морского флота, офицеров в массовом порядке отправляли в отставку или в запас, остаться в кадрах считалось большим счастьем. Поскольку сокращалось количество воинских подразделений, потребность в новых офицерских кадрах также существенно сократилась, что привело к расформированию многих военно-морских и военных училищ. Эвальд был хорошим курсантом, да и, вероятно, учли, что происходит он из семьи офицера и выбор им офицерского поприща далеко не случаен, и его оставили в училище. Однако помотаться по стране пришлось изрядно: сначала его перевели в Калининград в военно-морское училище, которое с момента формирования в 1948 г. как только не называлось: и 2-е Балтийское высшее военно-морское, и просто Балтийское военно-морское, и Балтийское военно-морское подводного плавания… Но и там не сложилось: училище просто не могло принять всех курсантов, съехавшихся из расформированных училищ, и Козлову ничего не оставалось, как перебраться на берега Невы, в Высшее военно-морское училище им. Фрунзе. В 1960 г. свежеиспеченный лейтенант Козлов сначала поехал на Север, а затем отправился туда, где начиналась его курсантская жизнь – в Каспийскую военную флотилию и занял должность командира БЧ-1 (штурманская боевая часть).

На новом месте было весьма непросто: не хватало опыта, а он, как известно, дело наживное. Каспий ведь только кажется спокойным, но он имеет свои нюансы, зимой замерзает, летом жарко, уровень воды меняется в зависимости от времени года, да и сильные шторма там не редкость, и без досконального знания всех особенностей акватории, отмелей и мелей, подводных скал, судовождение там может закончиться серьезной катастрофой.

Поначалу у Козлова не заладилось: еще и месяца не прослужив, он получил больше дюжины замечаний от своего непосредственного начальника. На устранение ошибок давалось 2-3 месяца, и Эвальд не подвел. Впредь за восемь лет флотской службы он ошибок не совершал, замечаний не получал, и, более того, всего через год после перевода в Каспийскую военную флотилию его назначили помощником командира корабля, а еще через 2 года он стал командиром минного тральщика.

В 1968 г. Козлов получил направление на учебу в Военную академию Советской Армии. В этом учебном заведении готовили военных атташе, а проще говоря, военных разведчиков, которые будут работать под крышей дипломатических миссий. «Куратором» академии, называвшейся на сленге «Консерваторией», было Главное Разведывательное Управление Генштаба, и работу выпускники получали, как правило, там, в «Стекляшке» на Ходынке. Если, конечно, не отправлялись за границу. Тем удивительнее, что Эвальду Козлову сделали предложение, от которого нельзя было отказаться – перейти на работу к главному и непримиримому конкуренту военной разведки, в 1-е Главное Управление КГБ, занимавшееся разведкой за пределами Союза, и он согласился. По окончании академии в 1970 г. Эвальд Козлов был направлен в службу нелегальной разведки, а спустя два года стал преподавателем на знаменитых КУОС – под этой аббревиатурой скрывались Курсы по усовершенствованию офицерского состава, на которых готовили специалистов для особых операций за рубежом.

27 апреля 1978 г. в Афганистане произошел военный переворот, который в нашей стране было принято называть Апрельской революцией. Заговорщики свергли президента Мухаммеда Дауда, и к власти пришло просоветское правительство, объявившее, что в стране, где не было крупной промышленности, а, значит, и рабочего класса – главной социальной базы коммунизма, будет строиться социализм. Главой Афганистана стал Генеральный секретарь Народно-демократической партии Афганистана Нурмухаммад Тараки, который начал проводить весьма непопулярные реформы.

Ситуация в соседней стране, граница с которой протянулась на 2 с лишним тысячи километров – больше была граница только с Китаем и Монголией – очень волновала советское руководство, тем более, что в Афганистане усиливались позиции Великобритании и США. В марте 1979 г. Политбюро даже образовало специальную комиссию по Афганистану, что свидетельствовало о серьезности ситуации. Для сбора информации в Кабул был направлен уже достаточно опытный разведчик Эвальд Козлов. Сейчас трудно сказать, в какой степени добытые им сведения повлияли на решение Политбюро ЦК КПСС откликнуться на многочисленные просьбы нового главы республики Хафизуллы Амина, который сначала отстранил от власти, а потом убил Тараки, ввести в Афганистан советские войска. Однако, вряд ли я ошибусь, если скажу, что при обсуждении этого решения эти сведения учитывались.

12 декабря 1979 г. Политбюро приняло решение о вводе советских войск в Афганистан. 23 декабря в Кабул доставили будущего главу страны Бабрака Кармаля, а через два дня в Афган посадочным способом десантировались первые советские воинские подразделения. Спустя еще два дня КГБ провел операцию «Шторм-333»: дворец президента Амина был взят штурмом, а сам Амин был убит.

В этой операции Эвальд Козлов осуществлял координацию действий группы «Зенит», в состав которой входили бойцы из специального резерва внешней разведки, и группы «Гром» – ставшей впоследствии знаменитой группы «А», проще говоря, «Альфа». Когда началось выдвижение к президентскому дворцу, прямой руководитель Козлова генерал-майор Дроздов, начальник управления нелегальной разведки КГБ, разрешил Козлову принять непосредственной участие в операции. Правда, в задачи Козлова не входило лезть на рожон, тем более, что в самом начале операции он получил ранение в ногу, он не имел спецэкипировки – бронника и каски, не было даже автомата, а один только пистолет Стечкина, но кто ж удержится в горячке боя… Штурмующие имели лишь приблизительный план дворца, и поплутать пришлось изрядно, но задачу они выполнили. В этом успехе велика роль Эвальда Козлова.

28 апреля 1980 г. Президиум Верховного Совета СССР издал закрытый Указ, о присвоении Эвальду Григорьевичу Козлову звания Героя Советского Союза.

Возвратившись «из-за речки», Козлов получил очередное воинское звание капитана 1-го ранга, лечился в госпитале, а потом был назначен начальником КУОС.

Летом 1981 г. два Юрия – Председатель КГБ Андропов и начальник Управления «С» 1-го Главного Управления КГБ Дроздова предложили создать Отдельный учебный центр КГБ СССР. За десять лет до пресловутого августовского путча – вот она, ирония судьбы, 19 августа 1981 г., Политбюро и Совмин СССР с этим предложением согласились. Так появилась знаменитая не менее, чем «Альфа», группа специального назначения «Вымпел». Первым командиром «Вымпела» был назначен капитан 1-го ранга Эвальд Козлов. На двери его прежнего кабинета пришлось лишь табличку заменить.

Разведчиков бывших не бывает

Пока Генеральным секретарем ЦК КПСС был бывший председатель КГБ Юрий Андропов, хорошо понимавший значение спецслужб для охраны безопасности страны, дела у «Вымпела» шли хорошо: на развитие Центра выделялись хорошие деньги, на службу туда направлялись лучшие офицеры. Но когда к власти пришел Константин Черненко, а КГБ возглавил Виктор Чебриков, обстановка резко изменилась: ни людей не стало, ни денег, многие офицеры «Вымпела», не видя перспектив, старались перевестись на другое место службы. Эвальд Козлов потратил много сил и энергии, чтобы ситуацию изменить, но, понимания у руководства Комитета не нашел. Чтобы сплавить назойливого каперанга куда подальше, ему предложили поехать на Кубу – дальше только Австралия и Антарктида, но что-то не срослось, и на Кубу он так и не поехал.

В отставку Эвальд Козлов ушел в 1991 г. Впрочем, бывших разведчиков, как известно, не бывает.

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector