Он так и остался Кара майором

Спустя полтора года после Победы, 12 января 1948 г. в селе Прудки (с 1993 г. – Аккайнар) в восьмидесяти километрах от столицы Казахской ССР родился Борис Тукенович Керимбаев....

Спустя полтора года после Победы, 12 января 1948 г. в селе Прудки (с 1993 г. – Аккайнар) в восьмидесяти километрах от столицы Казахской ССР родился Борис Тукенович Керимбаев. Отец его работал директором сельской школы, мама – в той же школе завучем. В детстве Боря ничем не отличался от своих сверстников – такой же сорванец, не лидер, а, скорее, ведомый. Учился средне: родители пятерки не натягивали, понимали, что будет стоить в жизни «дутое» среднее образование. В родном селе, пока другие пацаны самозабвенно гоняли мяч, а, повзрослев, бегали на танцы, Борис должен был заниматься хозяйством: родители все время проводили на работе. Все висело на нем: коровы, гуси, утки, убрать за ними, корма заготовить и накормить, огород посадить, полить, выкопать.

В 1961-м Гагарин полетел в космос. И Борис решил стать не просто военным, а космонавтом. Но в этом не было ничего необычного: в те годы даже многие люди куда более преклонного возраста мечтали полететь в космос. Борис подтянул учебу, физподготовку, и поехал Оренбург, поступать в летное училище, где готовили летчиков испытателей, однако из-за полученной в детстве травмы головы, не прошел медкомиссию. Однако ему порекомендовали поступать в Ташкентское общевойсковое училище, что он и сделал. Однако уже на втором курсе засомневался, точно ли это его признание. Написал маме: может, лучше пойти по стопам родителей и стать учителем? Через 3 дня приехал хмурый отец, да не поздоровался. Тогда Борис сказал, что окончит училище. Отец похвалил.

Борис проявил себя хорошо: за границу, в ГДР просто так, без «мохнатой лапы», а ее у Бориса не было и в помине, попасть было крайне сложно. Через 3 года, будучи пехотным старлеем, занял капитанскую должность командира разведроты. Еще через 2 года он попросил перевести его поближе к дому – в Казахстан. Просьбу удовлетворили.

В январе 1979 г. тогдашний глава Афганистана Нур Мухоммад Тараки позвонил главе Совета Министров СССР Алексею Косыгину и попросил откомандировать в Афганистан хорошо подготовленных уроженцев среднеазиатских республик для вооруженной борьбы с иранскими боевиками, проникшими в Афганистан. Через 3 месяца такой отряд спецназа ГРУ был сформирован. После штурма дворца Амина, в котором отряд принял участие, его расформировали, но опыт его был признан: бойцы легко находили общий язык с местным населением, от которого мало отличались внешне. Но главное перепады давления, температуры, недостаток воздуха, характерные для высокогорья, азиатам были нипочем. И вскоре было решено создать 2-й мусульманский батальон.

В 1981-м, Керимбаеву было 33, и он собирался в командировку в Эфиопию, правительственные войска которой уже 10 лет вели войну против сепаратистов, которых снабжали США и НАТО. СССР посылал в Аддис-Абебу военспецов и советников. Одним из них должен был стать майор Керимбаев. Он приехал за назначением в Москву в Генштаб. Его стали водить по кабинетам, высокие чины, ранг которых с каждым разом повышался, задавали необычные вопросы. Наконец его принял сам начальник ГРУ генерал армии Петр Иванович Ивашутин. Борис был назначен командиром в/ч 56712 в Капчегае, в пятидесяти километрах от Алма-Аты где на базе 22-й бригады формировался 177-й отдельный отряд спецназа ГРУ. За высоким забором обычной воинской части в обстановке строгой секретности Борис Керимбаев создавал свой отряд. Бойцов азиатских национальностей привозили со всех концов страны. Подбирали физически крепких и здоровых, после учебки или на первом году службы. Самым главным была организация взаимодействия. Бойцы должны были понимать друг друга не с полуслова, а с полувзгляда. Их было 498, включая командира, и никто, даже сам Керимбаев не знал, где им придется выполнять свой долг. Но бойцы рвались показать свою выучку в настоящих сражениях. Поддерживать дисциплину в таком отряде было не просто, и Керимбаев сам порой удивлялся, как ему это удавалось.

Он так и остался Кара майором

Во время тренировок бойцы пробегали 30-метровый кросс, делали тысячу отжиманий, соревновались в рукопашном бое, обучались минно-подрывному делу, ходили по нескольку дней по пустыне без воды, с большой нагрузкой, с парашютами прыгали и днем, и ночью, и на воду.

Плановая проверка 177-го отряда, проведенная в начале октября 1981 г., показала великолепные результаты. Техника, вооружения и склады тоже были на высоте. Когда Керимбаев докладывал командованию результаты проверки, генерал похвалил его и приказал готовиться к отправке в Афган.

Границу мусульманский батальон пересекал скрытно, в пешем строю: по воздуху было опасно, поскольку «ветрушки» в этом районе часто обстреливали. Но где-то допустили утечку информации, и отряд нарвался на засаду уже через час после перехода границы. Спасло прикрытие: отряд встречал батальон мотопехоты на БТРах и БМП. Его бойцы были подавлены: всего за несколько минут батальон, встречавший их, потерял семерых. Керимьбаев поднял бойцов, и колонна двинулась дальше.

С первых дней в Афганистане Керимбаев понял: здесь никому нельзя доверять.

Первым местом дислокации отряда стал город Меймене на севере страны. Задача была защитить население города от бандитов. Через несколько дней произошел бой, который длился 11 часов. В тот день один боец был убит, другой ранен.

У Керимбаева была разветвленная сеть агентов, и он хорошо знал, кто его противник. Главой душманских банд был местный уроженец по имени Мавлади Кара. Он наводил ужас своими грабежами.

Вскоре 177-й отряд передислоцировали в Дарзаб – район регулярных боевых действий. Им поставили задачу: блокировать город с северо-востока, чтобы поставить заслон духам и прекратить перестрелки. И тогда Мавлади Кара, с которым Керимбаев прежде воевал, пришел на переговоры и предложил не воевать, а решить общую задачу. Боевики Кара ушли в горы и стали грабить караваны, которые шли из Пакистана. Вскоре бои в Дарзабе прекратились. Но возникла новая проблема: вернуть в поселок население, напуганное войной. 10 тыс. жителей ушли в горы. Керимбаев разыскивал их и терпеливо внушал, что он пришел в Афган защищать. Силами своего отряда Керимбаев начал восстанавливать Дарзаб – мечети, дороги, школы, больницы, а главное – водопровод.

Теперь прозвище Кара майор получил уже Борис Керимбаев. В горах он загорел до черноты, а кара на фарси – черный. Другое значение кара – устрашающий, непобедимый. Керимбаев таким и был. А еще справедливым.

К пленным выходцам из Средней Азии моджахеды относились очень жестоко, потому и в плен попадать было нельзя.

В июне 82-го Керимбаева вызвали в штаб 40-й армии, вручили орден Красного Знамени за успешное выполнение задания и присвоили звание подполковника, но он так и остался Кара майором. Тут же объявили новый приказ: войти в Панджшерское ущелье и занять ключевые высоты. Долина реки Панджшер связывала Афганистан с Пакистаном, откуда шли караваны. Местность была оборудована огневыми точками и опорными пунктами на всех высотах и направлениях, завоевать контроль над ней удалось в результате 5-й Панджшерской операции, когда было десантировано 4,2 тыс. человек, совершено более 5 000 боевых вылетов. Моджахеды всеми силами стремились вновь вернуться в ущелье. Именно тогда было принято решение ввести в Панджшер 177-й отряд. Получив задачу, Керимбаев хотел отказаться: контролировать долину протяженностью 120 км силами 500 бойцов было абсолютно не реально, но потом подумал: если откажется он, вместо него назначат другого, и он погубит его ребят.

К новому месту дислокации предстояло добраться за три дня, преодолев 500 км. Они сразу едва не погибли: проводник привел отряд в засаду. По счастью вовремя подоспели установки залпового огня «Град», вызванные на подмогу.

Керимбаева предупредили, что на него готовит покушение не кто-нибудь, а сам Ахмад Шах Масуд – противник умный и дальновидный, а потому очень опасный. Вытесненный из ущелья, он жаждал отомстить за это унижение. Однако голыми руками Керимбаева было не взять: благодаря разведке и своей агентуре он знал, откуда и когда может быть нанесен удар. Не получалось одолеть спецназ и в прямом бою. Один бой длился 32 часа.

Когда стало ясно, что победить мусульманский батальон не удастся, Масуд назначил за голову подполковника Керимбаева астрономический выкуп в миллион долларов. Такая сумма могла свести с ума даже самого стойкого человека. Когда Керимбаев узнал о выкупе, он всерьез задумался, все ли его бойцы выдержат искушение, и именно тогда решил, что рядом должны быть только те люди, которые просто не смогут смотреть в глаза своим друзьям и родным, если с ним что-то случится, то есть, земляки из одной деревни.

Он так и остался Кара майором

Душманы минировали все: дороги, колодцы, виноградники, взрывчатку маскировали под самые безобидные предметы, жевательную резинку делали из тротила. Заместитель командира отряда по тылу взял с собой в самолет магнитофон, и он взорвался в воздухе, погубив всех.

Бойцы Керимбаева быстро переняли тактику «духов» – на войне как на войне. Душманы очень любили наши пулеметы ДШК. Им готовили простенькие сюрпризы; из патрона вынималась пуля, высыпался порох, вместо пороха в гильзу закладывался тротил, пуля ставилась на место, патрон вставлялся в ленту. Кусок пулеметной ленты «нечаянно» теряли. Духи ленту подбирали, заправляли в пулемет. В один прекрасный момент пулемет вместе с расчетом разносило в клочья.

Москва поручила Керимбаеву провести переговоры с Мосудом один на один, по сути, посылая его на верную смерть. Мосуд предложил миллион самому Керимбаеву: забирай и уходи за кордон. Кара майор сделал вид, что предложения не услышал. Больше Мосуд не предлагал, хотя они встречались трижды. И случилось то, чего никто не ожидал: в январе 1983-го он заключил перемирие с Советским Правительством и до апреля 1984 на подконтрольной ему территории бои прекратились. Однако Мосуд потребовал вывести из Понджшера 177-й отряд. Его обманули: отряд переименовали в Газнийский батальон, и он продолжал воевать, а в феврале 1989 последним вышел из Афгана. За время войны 177-й отряд потерял 40 бойцов и 3 офицеров. Это своего рода рекорд в реальных боевых условиях. Иная воинская часть за семь лет мира теряет больше.

Проведя больше семи лет в Афганистане – тоже рекорд, Керимбаев вернулся в 22-ю бригаду и пять лет готовил спецназовцев. Его подчиненные знали: после школы Керимбаева на войне не пропадешь.

12 февраля 2019 года полковник Вооруженных Сил Казахстана в отставке Борис Керимбаев скончался в возрасте 71 года.

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector