Он был первым…

Сегодня мы хотим рассказать вам о полковнике Григории Ивановиче Бояринове, который по велению судьбы и стечению обстоятельств стал первым Героем Советского Союза, удостоенным этого звания за участие в...

Сегодня мы хотим рассказать вам о полковнике Григории Ивановиче Бояринове, который по велению судьбы и стечению обстоятельств стал первым Героем Советского Союза, удостоенным этого звания за участие в военных действиях в Афганистане.

Он был первым…

Родился Григорий Бояринов 15 ноября 1922 года в небольшом селе недалеко от Смоленска. В 1940 году был призван в ряды Красной Армии. Прошел обучение в пехотном училище, располагавшемся в Свердловске.

Во время Великой Отечественной войны показал себя выдающимся бойцом и грамотным командиром.

В конце 1950-х годов повысил уровень своего образование, успешно окончив военный институт, затем адъюнктуру в этой же профессиональной сфере. Несколько лет преподавал в Высшей школе КГБ.

В конце 1979 года прибыл на службу в Афганистан с оперативниками КГБ. 27 декабря этого же года лично руководил военным мероприятием по штурму резиденции главы Афганистана Хафизуллы Амина. Тогда же был смертельно ранен.

***

25 декабря 1979 года полковник Бояринов, возглавив отряд спецназа под названием «Зенит», вылетел в Афганистан. Готовилась операция «Шторм-333», целью которой был захват резиденции Амина и лишение его власти, то есть государственный переворот.

Начало штурма дворца Тадж-Бек, где находился Амин, было запланировано на полвосьмого вечера 27 декабря. Сразу после прилета полковник Бояринов поднялся на одну из возвышенностей, располагавшихся неподалеку от дворца, и, оценив обстановку, высказался по этому поводу, назвав объект штурма «крепким орешком». И это было истинной правдой. Охраняли резиденцию очень хорошо. Внутри находились специально обученные телохранители, которые в большинстве своем были родней Амина, поэтому он мог доверять им безусловно. И их было в 4 раза больше по численности, чем бойцов сводного отряда спецназа. На второй линии охраны расположились пулеметчики, на третьей, за воротами, стояли четыре воинских подразделения, одно из них танковое. Всего Амина охраняли порядка двух с половиной тысяч бойцов, а спецназовцев было всего 60 человек. Их разделили на две группы, у каждой был свой командир. Общее руководство было возложено на Григория Бояринова.

В тот день в резиденции проходил званый обед, куда пришли все высшие чины Афганистана. Один из лазутчиков от КГБ ухитрился отравить еду, которую подавали. Смертельного исхода ни с кем не случилось, но их основательно вывели из равновесия. Сами спецназовцы для маскировки были переодеты в афганскую форму, и только лишь белые повязки на рукавах позволяли им идентифицировать в ходе предстоящего боя, кто свой.

В 18.45 военная техника войск СССР начала движение. Впереди шли БТРы, затем несколько БМП. Путь ко дворцу, располагающемуся в горах, был один. Узкая колея, по которой советские боевые машины двигались след в след. Все вокруг было густо заминировано афганскими боевиками.

Так как наших бойцов было гораздо меньше по численности и их не поддерживала даже артиллерия, Бояринов сделал ставку на фактор неожиданности. Однако этот пункт его плана не удалось осуществить. Как только первый бронетранспортер вышел из-за поворота и попал в зону видимости охраны, по нему сразу же начали стрельбу из пулемета крупного калибра. Плюс вся колонна бронетехники была обстреляна из всего оружия, какое только наличествовало у афганцев. В итоге тот БТР, который шел вторым по счету, был выведен из строя и застопорил продвижение всех тех боевых машин, которые следовали за ним.

В этот момент начали стрельбу «Шилки» и «мусульманский батальон», который был придан спецназовцам в качестве подмоги. Но от «Шилок» не было никакого проку, так как они просто отскакивали от толстых стен резиденции, да и еще сильно могли навредить самим же штурмующим. А стрелки из «мусульманского батальона» палили беспорядочно и куда попало.

В итоге, видя, что дальнейшее продвижение техники невозможно, Бояринов приказал личному составу выходить из БТРов и БМП. Но как только бойцы это сделали, огонь врага усилился в разы. Сразу же появились «двухсотые» и «трехсотые».

Как вспоминает Виктор Громов, участник этого боя, Герой Советского Союза, тогда наши военные еще как следует не умели сражаться, психологически не настроены были на войну, и это очень мешало. Однако бойцы спецназа хорошо понимали, что выхода нет, некогда расслабляться и паниковать – сразу же погибнешь. К тому же их сильно мотивировало то, что назад им дороги не было, никто им не собирался присылать помощь, так что надо было только побеждать. Это придало сил советским бойцам, как и то, что уже горело желание отомстить за погибших сослуживцев.

Он был первым…

Как рассказывали потом очевидцы, полковник Бояринов, стремясь вдохновить своих бойцов и призывая пойти в лобовую атаку, два раза поднимался под обстрелом во весь рост, но задуманное им никак не осуществлялось, бойцы, едва встав, опять залегали. Тогда Григорий Иванович решил действовать другим способом. Он приказал двум спецназовцам, которые находились рядом в тот момент, проследовать за ним. И они втроем, используя природные укрытия из-за неровности ландшафта, сумели пробраться к дверям дворцового здания. Закидали гранатами первый этаж и двинулись дальше. Их главной целью был телефонный узел, чтобы боевики не могли вызвать подмогу.

Идти на захват второго этажа все так же втроем было бы самоубийством, потому что там находилось примерно человек 150 афганцев-телохранителей. Тогда группа Бояринова переключилась на поиск телефонного узла. Вокруг шел непрерывный обстрел, но все трое смогли благополучно добраться в нужную комнату. Там они разбили все телефонные аппараты и перерезали шнуры. К этому моменту в здании было уже примерно 15 советских бойцов, проникших туда разными путями. Они все встретились у лестницы, ведущей на 2 этаж.

Затем полковник громко приказал закидывать гранаты в просвет под дверью. Первая подкатилась, но сразу не взорвалась. Зашвырнули вторую, и обе гранаты подорвались со страшной силой и грохотом, дверь 2 этажа выбило взрывом. Началась схватка, очень жестокая и кровопролитная. Хотя спецназовцев было гораздо меньше, они дрались, как черти, отчаянно и самозабвенно, и в результате победа оказалась за ними. Сам Амин погиб в этом сражении, охрану его ликвидировали, оставшихся афганцев всех взяли в плен.

Григория Ивановича видели сражавшимся то тут, то там, в последний раз на третьем этаже. Когда стрельба стихла, бойцы сразу же начали его искать. Он лежал без сознания вблизи главного входа во дворец. Бояринова эвакуировали с места сражения, но вскоре он скончался. Как потом выяснилось, одна из автоматных пуль попала в верхний бортик бронежилета и отскочила, изменив траекторию. По роковому стечению обстоятельств, она полетела внутрь, смертельно изранив полковника.

28 апреля 1980 года полковник Григорий Иванович Бояринов был удостоен звания Героя Советского Союза.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector