Мне этот бой не забыть нипочем…

26 июня 1965 г. в деревне Лешково недалеко от Загорска (сегодня – Сергиев Посад) родился Александр Владимирович Корявин. Мальчику и года не исполнилось, когда из семьи ушел отец....

26 июня 1965 г. в деревне Лешково недалеко от Загорска (сегодня – Сергиев Посад) родился Александр Владимирович Корявин. Мальчику и года не исполнилось, когда из семьи ушел отец. Поднимала и воспитывала Сашу мама, Евдокия Ивановна. Жили они в небольшом закрытом военном городке, который находился на полпути от Лешково до Загорска. В городке находился крупный научно-исследовательский институт Министерства обороны СССР. Назывался городок Загорск–6 – в те времена таких названий было много, пожалуй, самое знаменитое – Арзамас–16, где велись разработки советского ядерного оружия. Сегодня Арзамас–16 называется, как и раньше – Саров, а Загорск–6 получил название «поселок 67-й километр».

Мне этот бой не забыть нипочем…

С детства Саша был парнем рукастым – как-никак, единственный мужчина в семье, да и трудовик в школе заметно отличался от карикатурного сильно пьющего мужичка в вечно засаленном синем халате – научил мальчишек, как правильно инструментами пользоваться. Конечно же, как и все пацаны, много бегал, играл в футбол, поднимал тяжести – одним словом, «качался», как стали говорить в середине 80-х. И готовился к службе в армии – жизнь в военном городке, где офицеры – работники института – ходили в штатском, но выправку-то не спрячешь, как-то сама собой подталкивала к мысли о том, что Родину нужно защищать. Да и научила эта жизнь многому, таким мелочам, незнание которых и неумение может серьезно осложнить жизнь в казарме. Например, сержанту в части не пришлось показывать новобранцу Корявину, как наматывать портянки – он сам мог дать этому сержанту мастер-класс: портянка, один из символов Советской Армии, сидела на ноге Александра, словно носок, он мог, не сбивая ног, пройти в ней десятки километров.

Окончив школу, Саша стал работать слесарем на электромеханическом заводе в Загорске, там же вступил в комсомол. Завод был знаменитый – на нем, едва ли не впервые в Советском Союзе, начали выпускать вычислительные устройства, а позднее – и ЭВМ – электронно-вычислительные машины, проще говоря, компьютеры, что более привычно уху нынешних школьников и студентов. Впрочем, ЭВМ были не простые: они предназначались для системы противоракетной обороны страны. В годы Великой Отечественной войны завод входил в Народный комиссариат – так в те годы назывались министерства – боеприпасов, и столь необходимые в первые месяцы войны противотанковые ружья, автоматы Шпагина, и другие виды вооружения.

Устроившись на завод, Александр поступил на первый курс Московского заочного машиностроительного института. Учеба на заочном отделении отсрочки от армии не давала, да и не хотел он никакой отсрочки. Получив осенью 1983-го повестку, в военкомате сразу попросил направить его в воздушно-десантные войска – с раннего детства тянуло его небо. Парень Саша был крепкий, физически хорошо развитый, но была одна проблема: в детстве он сломал ногу – а кто из нас в детстве не ломал руки, ноги, ребра, пальцы – но зачислению в ВДВ это могло помешать. Александр, однако, своего добился – чуть ли не сплясал перед медкомиссией, убедил докторов, что давняя детская травма не помешает ему прыгать с парашютом.

Молодого бойца направляют в учебную часть в Фергану. Уже ни для кого не секрет, что из этой учебки младшие командиру попадают в Афган. Но это не пугает Александра, он говорит, что куда пошлют, там он и будет служить.

Весной 1984-го гвардии ефрейтор Корявин в составе 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии прибыл в Афганистан. 25 июня 1984 г. разведрота, в которой служил Александр, попала в засаду, устроенную душманами в горах. В разгоревшемся бою Александр Корявин огнем из автомата отбил несколько вражеских атак. Когда рядом упал раненый товарищ, Александр стал вытаскивать его в безопасное место, и получил тяжелое ранение в ногу. Вот так он прошел боевое крещение.

Командование дивизии представило молодого солдата к ордену, но в наградном отделе какого-то высокого штаба, где свистящие пули не дают офицерам головы поднять от стола, решили, что подвиг ефрейтора Корявина, который с риском для собственной жизни спас от смерти товарища, на орден не тянет, что хватит с него и медали. Впрочем, медаль «За отвагу» испокон веков очень высоко ценилась у солдат, поскольку ее можно было получить лишь в бою.

В госпитале ефрейтор Корявин пролежал долго – военные медики не хотели выписывать недолечившегося бойца. Но Александр всеми правдами и неправдами рвался в родную часть к товарищам, с которыми уже успел сдружиться. Когда он, все-таки, своего добился, командир взвода лейтенант Ивонин, зная, что Александр пока еще не до конца восстановился после ранения, назначил его оператором-наводчиком боевой машины десанта. БМД поступили на вооружение в конце 60-х, машина была, в целом, достойная, но имела ряд недостатков, и самый главный для войны в горах – малый угол возвышения пушки. Рабочее место оператора-наводчика находилось на броне, он должен был все время следить за окружающей обстановкой. Работенка та еще: сидишь, открытый всем ветрам и снайперским пулям, вертишь головой, так что шеи потом не чувствуешь, а глаза слезятся от песка и постоянного напряжения. И ответственность очень высокая: невнимательность могла привести к гибели всех, кто сидит внутри.

Александра угнетало, что он оставался возле «коробочки», в то время как взвод уходил в горы. Он все время донимал командира просьбами взять его с собой в горы, где, как он считал, была настоящая работа. Но лейтенант Ивонин понимал, что бой на равнине – это одно, а бой в горах – совсем другое. Ведь не известно, какая будет поставлена задача, на какую высоту придется карабкаться в «броннике», с автоматом, боезапасом, сухпаем и флягами с водой. Поэтому уже достаточно опытный командир отказывался брать с собой бойца, в физическом состоянии которого он не был уверен: во-первых, на войне очень важно, кто будет прикрывать твою спину, и, во-вторых, такой боец мог попросту стать обузой. Поэтому Ивонин справедливо рассудил, что пусть лучше боец сидит внизу, от греха подальше. Все у него впереди, успеет еще навоеваться.

В апреле 1985 г. взвод лейтенанта Иванина был направлен в провинцию Вардак на помощь подразделению регулярной армии Афганистана. Сидя на броне, ефрейтор Корявин первым заметил автоколонну душманов, быстро сориентировался, схватил противотанковый гранатомет, и первым же выстрелом подбил головную машину «духов», полностью парализовав движение автоколонны: развернуться на узкой горной дороге практически невозможно, и советские и афганские солдаты часть колонны уничтожили, часть взяли в качестве трофеев.

Маме Александр писал часто, но о себе рассказывал мало, в основном, расспрашивал Евдокию Ивановну о ее здоровье, делах, о том, что в поселке происходит.

Когда до дембеля оставалось чуть больше ста дней – дата для любого солдата срочной службы знаменательная, разведка обнаружила крупную банду душманов, засевшую в одном из ущелий провинции Кунар. 357-му парашютно-десантному полку поручается уничтожение этой банды.

24 мая 1985 г. разведрота полка попала в засаду. Воспользовавшись внезапностью, душманы стали окружать наших десантников, неумолимо сжимая кольцо. Взвод лейтенанта Ивонина, в котором служил Карявин, прикрывал первый взвод, ушедший немного вперед, но душманы его отрезали. Лейтенант Ивонин в этот момент находился на самом левом фланге линии обороны, которую занимал взвод. «Духи», имея серьезное преимущество в живой силе, наседали и Корявин, подпустив их поближе, автоматным огнем остановил душманов, однако при этом получил ранение в руку, но, понимая, что каждый боец на счету, из боя не вышел, продолжал вести огонь, сдерживая врага. В это время лейтенант Ивонин привел на помощь Корявину несколько бойцов. Видя, что противник получил подкрепление, душманы на некоторое время огонь прекратили. В какой-то момент ефрейтор Корявин заметил, что, подобравшийся поближе «дух» целится из автомата в лейтенанта Ивонина.

Все знали, к чему может привести смерть командира в бою. Когда погибает командир, на некоторое время наступает растерянность, начинается неразбериха: пока организуются, пока сержант или старшина, примет командование на себя, много чего может произойти. Бой может длиться секунды, а может и несколько часов, и не факт, что опыта, умения, выдержки младшего командира может хватить для того, чтобы грамотно руководить бойцами, чтобы свести потери к минимуму. Недаром снайперы всегда в первую очередь стараются вывести из строя именно командира, тем самым хотя бы на короткое время дезорганизуя противника, и за это время пытаться изменить ситуацию в свою пользу.

Все это знал уже опытный, воюющий почти два года ефрейтор Корявин. Собрав последние силы, он бросился к командиру и заслонил его своим телом. Моджахед успел выстрелить, и пули прошли между створками бронежилета. Все помнят знаменитые суворовские слова – сам погибай, а товарища выручай. Но сказать – это одно, а подставить грудь под автоматную очередь, это совсем другое, тем более в 20 лет, когда вся жизнь впереди. Самопожертвование Александра Корявина спасло жизнь многим его сослуживцам: в том бою больше никто не погиб. Он пожертвовал собой ради остальных, ведь если бы убили командира, неизвестно, чем бы закончился тот бой. За все время необъявленной войны в Афганистане во взводе лейтенанта Ивонина погиб только Александр Корявин – раненые были, но все они остались живы.

Александр Карявин повторил подвиг, который в октябре 1942 г. совершил Кафур Мамедов. Спустя полтора года так же поступит Виктор Арсёнов, заслонивший командира своим телом все в том же Афганистане.

Похоронили Александра в Загорске на Воздвиженском кладбище. 25 октября 1985 г. гвардии ефрейтор Корявин был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Сегодня бывшая 103-й гвардейская воздушно-десантная дивизия базируется в Витебске и носит название 103-й гвардейской мобильной бригады вооруженных сил Республики Беларусь. Но смена прописки воинской части, в которой Александр Корявин совершил свой подвиг, не повлияла на добрую память о нем: каждый день на вечерней поверке правофланговый произносит имя Героя Советского Союза ефрейтора Корявина. Помнит его и майор в отставке Андрей Ивонин, обязанный жизнью Александру: в его честь он назвал дочь. И Евдокию Ивановну Андрей не забывает – постоянно навещает, поддерживает, привозит в Загорск и белорусских ветеранов Афгана, и молодых солдат.

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector