О парашютах никто не думал

Более 30 лет назад – 18 октября 1989 г. – группа советских десантников возвращалась «домой», в свою часть в Болграде Одесской области Украины. С чувством исполненного воинского долга...

Более 30 лет назад – 18 октября 1989 г. – группа советских десантников возвращалась «домой», в свою часть в Болграде Одесской области Украины. С чувством исполненного воинского долга они покидали зону армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. Вылетали они самолетом ИЛ-76, экипаж которого ждал десантников на военном аэродроме «Насосный» в районе пос.Насосный (ныне пос.З.Тагиева) около г.Сумгаит. На борт поднялись 48 военнослужащих 8 роты 217-го парашютного полка…

О парашютах никто не думал

В зоне конфликта они несли караульную службу при объектах государственной важности, осуществляли патрулирование в городах и селах, внедряли режим «комендантского часа», следили за общественным порядком и др. Как всегда, десантники занимались боевой и политической подготовкой, техническим обслуживанием и ремонтом боевой техники. Они добросовестно несли свою нелегкую службу в районе Армянской АЭС, г.Ханкенди (бывший г. Степанакерт), Ереване и Баку. «Заборы» в местах дислокации роты частенько были чисто символическими, поэтому понаблюдать за отработкой рукопашных боев, строевыми смотрами бравых ВДВ-шников часто приходили местные жители.

…В самолете разместились 48 военнослужащих, 9 членов экипажа. Также было загружено вещевое имущество, две БМД, грузовой автомобиль.

Уже во время набора высоты, с самолетом стало что-то твориться неладное. Воздушный стрелок Александр Андрияш замечает языки пламени в одном из двигателей и сообщает об этом командиру воздушного судна полковнику Александру Калмыкову. Специальная комиссия выяснила – полет продолжался всего 16 мин. Между докладом Андрияша и столкновением с Каспием прошло всего 11 мин. Все происходило быстро. На пятой минуте полета на высоте более чем полтора км. двигатель разрушился, запылал и отвалился. Разлетевшиеся в разные стороны осколки пробили бак с топливом. Тут же была сделана попытка включить систему аварийного пожаротушения. Ситуация накаляется. Командир принимает решение возвращаться назад. Помощник командира Валерий Вологин извещает руководителя полета о возвращении самолета и необходимости экстренной посадки. В это же время бортовой техник Евгений Андреев делает несколько попыток включить «аварийку», но это не удается. В дальнейшем расшифровка «черных ящиков» показала, что разрушились лопасти турбины, которые перебили топливопровод, инициировав пожар и нейтрализовав управление системой пожаротушения. Командир постоянно требовал реанимировать пожарную систему, но сделать это было уже невозможно. До спасительного аэродрома – несколько километров. Но уже горит все крыло. От огня конструкция самолета слабеет и разрушается. С сильным креном он врезается в волны моря.

Каждый член экипажа погибшего борта был профессионалом высшего класса. Они любили небо, свою работу и были всецело преданы ей. Они четко, слаженно действовали в этой непростой ситуации. Но от них уже мало чего зависело. У каждого из них под рукой был спасительный парашют, но никто из них этим не воспользовался. Офицерская честь не позволила забыть, что у них за спиной 48 пассажиров в погонах.

Также стало известно, что Калмыков хотел посадить ИЛ на запасной аэродром, но ему отказали. После этой трагедии вылеты самолетов с «Насосного» прекратили. Очередное воздушное судно срочно вернули на аэродром.

Как назло, погода в районе резко поменялась, наступила темнота и это не позволило основательно провести спасательную операцию. Но тем не менее к месту падения прибыли маломерные суда ближайшей спасательной станции. В морской воде был замечен хвостовая часть ИЛа. Вокруг появились пятна керосина. Спасатели несколько раз промониторили это место, сигналили, кричали, звали. Но в ответ – ни звука. Так Каспий стал братской могилой для 57 воинов советской армии.

О парашютах никто не думал

Комиссия также констатировала, что экипаж делал все правильно, шла слаженная работа всего коллектива и их вины в этой катастрофы абсолютно нет.

Все погибшие были посмертно отмечены орденами «За личное мужество».

О парашютах никто не думал

ИЛ-76

Этот закавказский регион был весьма «недружелюбен» к ИЛ-76. Там погибло три самолета этого типа. 11 декабря 1988 г. после землетрясения в Армении воздушное судно из-за ошибочного решения пилота столкнулось с горой под Гюмри. 20 октября 1989 г через 2 дня после трагедии над Каспием еще одна катастрофа с жертвами под Гюмри.

автор: Борис Ляшко

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector