Неизвестный Герой

13 июля 1944 г. командир звена 104-го гвардейского истребительного авиаполка, которым командовал участник боевых действий на Халхин-Голе, Герой Советского Союза подполковник Павел Павлович Крюков, гвардии старший лейтенант Михаил...

13 июля 1944 г. командир звена 104-го гвардейского истребительного авиаполка, которым командовал участник боевых действий на Халхин-Голе, Герой Советского Союза подполковник Павел Павлович Крюков, гвардии старший лейтенант Михаил Петрович Девятаев на истребителе Р-39 Аэрокобра, поставлявшемся из Соединенных Штатов по ленд-лизу, вылетел на боевое задание в районе Львова. Девятаев в 1940-м окончил летное училище в городе Чкалов (в настоящее время – Оренбург), в действующей армии воевал с первого дня войны, лично сбил девять самолетов врага.

День клонился к закату – в середине лета солнце заходит поздно, летать можно долго, и в этот день это был уже не первый боевой вылет, летчики устали. В воздушном бою самолет Девятаева был подбит. Летчик до последнего старался дотянуть до своих, спасти себя и машину, однако пришлось прыгать над территорией, занятой врагом. При приземлении Девятаев потерял сознание, и не смог оказать сопротивление при пленении.

Неизвестный Герой

Немцы отправили Девятаева под Лодзь в концлагерь, где содержалось много советских летчиков. Ровно через месяц, 13 августа, он с еще несколькими летчиками попытался бежать, но беглецов поймали и отправили в куда более страшный концлагерь Заксенхаузен, где их должны были казнить. Девятаеву повезло: ему подменили номер на полосатой робе, и он газовой камеры избежал. Более того, ему удалось попасть в секретную лабораторию Пенемюнде, где Вернер фон Браун вел разработку своих печально знаменитых ракет «Фау». Лаборатория находилась на острове Узедом в Балтике.

Сколотив группу, в которой кроме него было еще девять таких же отчаянных мужиков, Девятаев 8 февраля победного 1945 г. угнал бомбардировщик Хейнкель-111. Погоня, которую организовали немецкие истребители, ни к чему не привела, и Девятаев, не зная, где расположены аэродромы, посадил самолет на брюхо на мало-мальски пригодное для этого поле возле польской деревни Голлин, которая уже была занята советскими войсками. Это был первый в истории Второй мировой войны удачный побег из плена на захваченном у врага самолете, хотя подобные попытки предпринимались не раз. Об одной из таких попыток рассказ ниже.

Сведения о лаборатории Брауна, которые доложил Девятаев, потом очень пригодились Сергею Королеву при разработке первых советских баллистических ракет и космических кораблей. 15 августа 1957 г. Королев «пробил» для Михаила Девятаева Звезду Героя Советского Союза.

Спустя 10 дней после того, как Девятаев совершил свой дерзкий побег, в концлагере Маутхаузен в Австрии эсэсовцами был зверски казнен выдающийся советский инженер фортификатор генерал-лейтенант Дмитрий Николаевич Карбышев. Он попал в плен еще летом 1941 г. на Днепре под Могилевом. До вступления в Красную Армию в 1917 г. Дмитрий Карбышев дослужился до подполковника царской армии. Немцы полагали, что это обстоятельство позволит им склонить советского генерала к сотрудничеству, но он отверг все предложения роскошной жизни, и до конца сохранил верность присяге. 18 февраля его и еще больше четырехсот заключенных вывели во двор лагеря, и при двенадцатиградусном морозе обливали ледяной водой, пока Дмитрий Карбышев не умер. 16 августа 1946 г. генерал-лейтенанту Карбышеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

За полтора года до Михаила Девятаева и Дмитрия Карбышева подобные подвиги совершил Талип Асанович Баратов, однако, к огромному сожалению, наград он за это не получил, что, впрочем, ни в коем случае не умаляет величия его подвига.

Талип Баратов родился в 1920 г. (точная дата рождения неизвестна) в пригороде города Верного, который спустя год получил свое нынешнее название – Алма-Ата. Окончив десятилетку, Талип уехал в Саратовскую область, и поступил в Балашовскую школу военных летчиков, в которой обучали пилотов для скоростных бомбардировщиков СБ, разработанных в конструкторском бюро Андрея Туполева. Школа была сформирована на базе училища гражданской авиации, а некоторые модификации самолета СБ были переделаны для пассажирских перевозок, поэтому летчикам не требовалось много времени для переучивания на боевые машины.

В феврале 1941 г. в летные части стали поступать совершенно новые самолеты непосредственной поддержки войск на поле боя – ставшие впоследствии легендарными «летающие танки» Ил-2, созданные в конструкторском бюро Сергея Ильюшина. Самолет Ил-2 стал самым массовым самолетом не только Второй мировой войны, но и вообще в истории боевой авиации: советские авиазаводы выпустили более 36 тыс. машин.  Одним из учебных заведений, в котором началась подготовка летного состава для Ил-2, стала Балашовская школа, где учился Тылип Баратов.

Неизвестный Герой

Главной особенностью штурмовика был несущий бронированный корпус. Самолет имел мощное вооружение: по две 23 мм пушки ВЯ-23 и по два 7,62 мм пулемета ШКАС, установленные в крыльях, авиабомбы и реактивные снаряды. Конструкция самолета предусматривала двухместную кабину – для пилота и бортстрелка, в которую устанавливался крупнокалиберный 12,7 пулемет УБТ, однако самые первые самолеты стали делать с одноместной кабиной. Когда началась война, штурмовые полки, на вооружении которых стояли Ил-2, стали нести большие потери, как говорили, из-за того, что самолет не имел активной защиты со стороны задней полусферы. Однако значение этого обстоятельства несколько преувеличено: немецкие летчики очень часто использовали тактику лобовой атаки со стороны солнца или из облаков и с большей высоты, когда летчик просто не видел атакующего самолета, а бортстрелок в этом случае был совершенно бесполезен, поскольку его пулемет был направлен в противоположную сторону. На протяжении всей войны основные потери штурмовики несли от огня с земли, а не от самолетов врага. Примерно с середины 1942 г. Ил-2 стали выпускать в двухместном варианте, но помогло ли это снизить потери, не мне судить: за годы войны было всего потеряно 23,6 тыс. Ил-2, причем, боевые потери составили 52,5%, а не боевые – 47,5%.

Младший лейтенант Баратов воевал в 820 штурмовом авиаполку 292 штурмовой авиадивизии. Командиры у дивизии были знаменитые: сначала полярный летчик, участник эпопеи по спасению челюскинцев, Герой Советского Союза, обладатель Золотой Звезды под № 2, полковник Николай Петрович Каманин. После того, как Каманина назначили командиром 5-го смешанного авиакорпуса, в марте 1943-го дивизию возглавил участник войны в Испании генерал-майор Филипп Александрович Агальцов, который уже после войны станет Героем Советского Союза, Маршалом авиации СССР и бригадным генералом Польши.

В июле 1943 г. началась Курская битва, которая состояла из трех последовательных стратегических операций: Курской оборонительной, Орловской и Харьковско-Белгородской наступательных операций. Экипажам штурмовиков Ил-2 летать приходилось очень много: топлива было вдоволь, лето, световой день длинный и погода позволяла – дождей практически не было. Боевые полеты по три раза в день на сверхмалых высотах требовали высокого летного мастерства пилотов и очень хорошей физической подготовки. Тем не менее, напряжение было очень велико, и летчики и бортстрелки к концу дня сильно выматывались.

Утром 2 августа 1943 г. младший лейтенант Баратов и бортстрелок сержант Александр Яковкин вылетели на штурмовку наземных целей противника в районе Белгорода. Когда они израсходовали весь боезапас и легли на обратный курс, вражеский снаряд разворотил крыло. Ил-2 был очень живучим самолетом, и Баратов, что называется, на честном слове и на одном крыле, дотянул до своего аэродрома. Пока техники на земле пытались залатать дыры в крыле их штурмовика, Баратов и Яковкин, пообедав, вылетели на другом самолете: как правило, в летных частях машин было больше, чем экипажей, ведь на войне самолет – это расходный материал, такой же, как пушки и танки. Самая главная ценность авиации – люди.

Из дневного полета летчики вернулись благополучно, а вот вечерний закончился трагически: самолет был подбит с земли, а младший лейтенант Талип Баратов в беспомощном состоянии попал в плен. Спустя 3 дня, 5 августа советские войска освободили Белгород, а в Москве был салют в честь освобождения от немецкой оккупации Белгорода и Орла.

О том, что Талип Баратов не вернулся с боевого задания, командование авиаполка сообщило его родным осенью того же года.

Талипа Баратова привезли в концлагерь в Лодзи, куда через год попадет Михаил Девятаев. Лагерь находился в ведении люфтваффе, охраняли его эсэсовцы, и режим содержания был не такой звериный, как в других лагерях смерти. Это позволило советским летчикам создать подпольную группу и начать подготовку к побегу. Рядом с лагерем находился аэродром, и летчики не долго ломали голову, каким способом им бежать из лагеря. Однако бежать было не суждено: летчики ведь не разведчики, основам конспирации не обучены, а, может, кто-то из своих, желая сохранить себе жизнь, или, позарившись на лишний кусок хлеба, выдал планы летчиков – были среди советских людей предатели, что уж греха таить – и немцы узнали о готовящемся побеге. Летчиков этапировали в Мосбург в Бааврии в штрафной лагерь. Во время перевозки заключенным удалось перебить охрану, завладеть оружием, и бежать. Разделившись на несколько групп, летчики решили вернуться к аэродрому в Лодзи, однако немцы за несколько недель поймали изможденных, голодных и оборванных беглецов и уже с большими предосторожностями 17 февраля 1944 г. привезли их в печально известный концлагерь Дахау, устроенный недалеко от Мюнхена почти 11 лет назад.

На рассвете 22 февраля 1944 г. беглецов вывели из барака смертников, зачитали смертный приговор, и объявили, что в честь 23 февраля не коммунисты будут помилованы. На предложение не коммунистам выйти из строя никто из офицеров-летчиков не откликнулся. Немцы уничтожение людей поставили на промышленную основу, и казни производили поблизости от крематория, где потом уничтожали трупы. Расстрела в общепринятом смысле у эсэсовцев не получилось: возле крематория летчики, запев Интернационал, который в то время являлся гимном Советского Союза, напали на конвой. Ошеломленная охрана начала беспорядочную стрельбу. Силы были не равны, все летчики были убиты, не запятнав предательством свою честь, верность Родине и присяге.

Неизвестный Герой

Неизвестный Герой

В Волгограде героям Дахау установлен скромный памятник, на котором высечены 32 фамилии, которые удалось установить после длительных поисков. Имя одного героя до сих пор не выяснено. Там же, в Волгограде была высажена аллея из 33 берез…

автор: Николай Кузнецов

материал и фото для статьи предоставила: Нинелям Исламова

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector