Легенда нелегальной разведки

21 июня 2017 г. не стало Юрия Ивановича Дроздова, легенды советской нелегальной разведки, основателя группы «Вымпел», генерал-майора КГБ, Юрия Ивановича Дроздова. Он не дожил до своего 92-го дня...

21 июня 2017 г. не стало Юрия Ивановича Дроздова, легенды советской нелегальной разведки, основателя группы «Вымпел», генерал-майора КГБ, Юрия Ивановича Дроздова. Он не дожил до своего 92-го дня рождения меньше трех месяцев…

Родился Юра Дроздов 19 сентября 1925 г. в столице тогдашней Белорусской ССР Минске. Отцу, Ивану Дмитриевичу, было почти 30, мать, Анастасия Кузьминична, была на четыре года моложе. Отец был офицером, в Первую мировую стал Георгиевским кавалером, в гражданскую воевал на стороне красных не минула его и Великая Отечественная…

Легенда нелегальной разведки

В 1943-м Юрий окончил школу, и в том же году поступил в артиллерийское училище, эвакуированное из Ленинграда в Энгельс Саратовской области. Хотя в войне наступил перелом, потери офицерского состава, особенно в самом младшем звене, были высокими, потому и готовили новых офицеров по ускоренной программе: уже через полтора года, в январе 1945-го младший лейтенант Юрий Дроздов оказался в Действующей армии. Юрий Иванович считал, что ничего выдающегося за пять месяцев войны сделать не успел, но тут он явно скромничал: в одном бою на улицах Берлина взвод лейтенанта Дроздова уничтожил три вражеских орудия и пять пулеметов, обеспечив тем самым продвижение нашей пехоты. За что и получил свой первый орден – Красную Звезду.

После Победы Юрий Дроздов 7 лет служил в стрелковых частях на различных должностях. Затем, уже достаточно прилично зная немецкий, поступил институт иностранных языков, который готовил военных переводчиков, проще говоря – военных разведчиков, окончил его в 1957 г. и был направлен на работу в КГБ.

Почти сразу же Юрия Дроздова направили туда, где он начинал свою офицерскую службу – в Берлин, единственный на земле город, по которому проходила граница двух политических систем, причем, граница эта была, не то чтобы открыта официально, но, пока не была построена Берлинская стена, инфраструктура у города была единая, и попасть из восточной, ГДРовской части в западную особого труда не составляло. Такой свободой передвижения пользовались не только гражданские жители, но и работники спецслужб: Берлин был настоящим раем для шпионов всех мастей.

Легенда нелегальной разведки

Немецкий у Дроздова к тому времени был безупречен, и он работал под немца. Ему самому предлагали стать нелегалом, но он посчитал, что подготовка перехода «на холод» потребует несколько лет, а ему было уже за 30, и начинать в этом возрасте уже поздновато, и отказался. Тогда его направили в представительство КГБ при органах госбезопасности ГДР. Отдел, в котором он служил, занимался созданием новых биографий и документов разведчиков – нелегалов. Но нелегалу недостаточно просто знать язык, необходимо понимать все тонкости повседневного общения граждан, ведь наличие качественно изготовленного документа мало что значит. За плечами должна быть какая-то жизнь, какое-то прошлое, и уже на их основе нелегал со своими кураторами придумает жизнь, которую он не прожил. Чтобы понять психологию врага, нужно влезть в его шкуру. На войне ясно, как победить врага, который смотрит тебе в лицо, но служба во внешней разведке требовала от Дроздова совершенно иного взгляда на жизнь.

Помимо основной работы Дроздов самостоятельно придумал себе факультатив – посещение под видом немца немецкой элитной театральной школы. Никто из немцев не заподозрил, что перед ними русский.

В 1961 г. под видом Юргена Дривса, двоюродного брата советского разведчика Вильяма Фишера, больше известного как Рудольфа Абель, Юрий Дроздов участвовал в переговорах об его обмене на летчика Пауэрса, сбитого 1 мая 1960 г. в районе Первоуральска. Все помнят сцену из фильма «Мертвый сезон». Вот примерно так 10 февраля 1962 г. на мосту Глинике, соединяющему Западный Берлин с ГДР, и проходил обмен Абеля на Пауэрса.

Вернувшись в 1963-м из Берлина, Юрий Дроздов прошел курс усовершенствования оперативного состава, затем с 1964-го по 1968-й г. служит советником советского посольства, а на самом деле – резидентом КГБ в Китае, отношения с которым стремительно ухудшались. Апофеозом этого процесса стал военный конфликт на острове Даманском в марте 1969 г.

Юрия Дроздова недаром считали самым эффективным аналитиком внешней разведки. В начале 70-х перед КГБ занимался вербовкой информаторов западногерманской разведки БНД. Кандидатом на вербовку стал офицер, скрывающий свои неонацистские взгляды. Дроздов придумал организацию, состоящую из бывших офицеров вермахта, гестапо, живущих за границей, своего рода повторение операций «Трест» и «Синдикат», проведенной чекистами в 20-х. Встреча с германским офицером состоялась в Инсбруке в феврале 1972-го. Роль главы «Треста» барона фон Хойнштайна сыграл сам Дроздов. Кадровый офицер БНД так и не понял, что перед ним русский, и что этот русский его вербует, и тут же присягнул на верность фюреру. Агента этого БНД так и не вычислила.

С 1975-го по 1979-й Юрий Дроздов официально работает в аппарате представительства СССР при ООН, на самом же деле является резидентом советской внешней разведки. В США все советские граждане сразу попадали под колпак ФБР, поэтому жизнь Дроздова в Вашингтоне легкой не была.

Ввод советских войск в Афганистан в декабре 1979 г. начался со штурма дворца президента Амина. Дроздов, как руководитель нелегальной разведки лично принимал участие в подготовке и проведении штурма. Бойцов для этого собирали по всем отделам КГБ и едва ли не по всем силовым ведомствам страны. Были привлечены бойцы бригады особого назначения – кадрированной части, где офицеры для отвода глаз проходили переподготовку на курсах усовершенствования офицерского состава. На самом же деле там проходили диверсионную подготовку, к действиям в сложных ситуациях. Какого-то цельного, оформленного спецподразделения на тот момент не существовало.

Свои мысли о создании постоянно действующего спецподразделения КГБ на базе нелегальной разведки Юрий Дроздов доложил Андропову в январе 1980 г., уже через месяц после операции в Кабуле. Партийное руководство страны отнеслось к этому предложению с недоверием, опасаясь усиления влияния спецслужб, и что такие отряды могут быть использованы для других целей. Дроздов доказывал, что если хорошо подготовить 1 500 – 2 000 бойцов в нужный момент когда возникнет ситуация типа афганской, можно будет перебросить их туда, где находятся в трудном положении наши представители. Поддержав Дроздова, Андропов сильно рисковал своей репутацией, но, как покажет время, риск этот полностью оправдался.

По исторической иронии, группа «Вымпел» была создана ровно за десять лет до августовского путча, 19 августа 1981 г. совершенно секретным Постановлением Политбюро ЦК КПСС и Совета Министров СССР. О том, что это за подразделение, официально знали человек семь. Официально это был просто учебный центр КГБ. Но принимали в него только офицеров, имеющих исключительные способности. Конкурс был десятки человек на место. Кандидат должен был владеть иностранным языком, иметь хорошую спортивную подготовку, но главное – высокий интеллект. Дроздов даже придумал новый термин – разведчик специального назначения. Перед «Вымпелом» ставились глобальные задачи по всему миру, он должен был действовать в любой точке планеты с целью защиты советских граждан. Офицер вымпела должен был в совершенстве владеть навыками как разведчика нелегала, так и диверсанта – спецназовца. Именно по распоряжению Дроздова курсантов отправляли стажироваться на территорию вероятного противника. В «Вымпел» принимали даже бывших солдат иностранных легионов – они хорошо знали противника. Опыт нелегальной работы за границей позволял бойцам «Вымпела» погрузиться в бытовую и языковую среду, усвоить детали, которые позволили бы стать своими в чужой стране. Проникнуть в любую среду под видом местных жителей, войти в доверие, решить задачу и раствориться, и чтобы никто и никогда не узнал, что там работал «Вымпел» – именно такие задачи ставил перед собой генерал Дроздов, создавая интеллектуальный спецназ.

В 1984 г. в западных военных округах СССР прошли войсковые учения «Неман», одной из целей которых была проверка системы безопасности стратегических объектов. На борьбу с вероятной террористической угрозой были брошены все силы советских спецслужб. Роль злодеев играли бойцы «Вымпела», пройдя своеобразный экзамен на профпригодность. Их высадили с подводной лодки в районе Севастополя, они прошли всю Украину, и никто из контрразведки их не обнаружил. Разведчики выявили систему охраны, расположение постов, проникли на объекты и установили учебные заряды.

Бойцы «Вымпела» проводили боевые операции в Афганистане, перенимали опыт партизан в джунглях Вьетнама и Никарагуа, в Мозамбике и Анголе противодействовали спецслужбам ЮАР. Но, несмотря на такую высокую активность спецназовцы всегда оставались в тени. Даже США от границы до границы прошли, и никого из них не поймали.

Стрелять, конечно, приходилось много, однако далеко не всегда. Во все учебники по организации работы спецслужб вошла операция, проведенная под руководством Юрия Дроздова осенью 1985-го в Ливане, в ходе которой бойцы «Вымпела» не сделали ни одного выстрела.

30 сентября 1985 г. в столице Ливана Бейруте были похищены четыре гражданина СССР: сотрудник торгпредства Валерий Мыриков и атташе посольства Олег Спирин – оба кадровые разведчики КГБ, сотрудник консульского отдела Аркадий Катков и врач посольства Николай Свирский. До этого советских граждан брали в заложники только в Афганистане, но там шла война. На Ближнем Востоке захватывали кого угодно, но только не граждан СССР, который считался лучшим другом арабов. Шифровка резидента КГБ об этом событии в Москве была воспринята с ужасом. Этим делом сразу же занялось Политбюро. К делу подключились Министерство обороны, ГРУ, и, конечно, 1-е Главное управление КГБ. Курировать операцию по освобождению дипломатов было поручено руководителю нелегальной разведки КГБ Юрию Дроздову.

В Бейруте на ноги подняли всю местную агентуру. Но разобраться, кто стоит за нападением на дипломатов не получалось. Вскоре после похищения в офис РИА Рейтер подбросили письмо. В нем боевики неизвестной до сих пор группировки поставили руководству СССР условия, при которых дипломаты останутся в живых. Для тех, кто затеял эту непонятную игру крайне важно сделать скандал публичным. Это была попытка шантажа с тем, чтобы Кремль оказал влияние на главу Сирии Хафиза Асада, чтобы тот вывел из Ливана сирийские войска. СССР попал в сложное положение: на территории Ливана столкнулись силы, которые СССР давно считал своими союзниками на Ближнем Востоке. Сирия, изначально поддерживавшая палестинские формирования, к середине 80-х окончательно испортила с ними отношения. Войска Асада взяли под контроль северную часть Ливана, где еще недавно хозяйничали палестинские боевики. Судя по требованиям террористов, захвативших дипломатов, выходило, что действуют они в интересах ООП, но фактических подтверждений этому не было. Москва просила Асада пойти на некоторые уступки и прекратить преследования палестинцев. Он нехотя пошел на уступки ради СССР, и на какое-то время палестинцам стало чуть легче. Однако уступки Асада желаемых результатов не дали, и он предложил провести военную операцию по освобождению заложников, но это неизбежно влекло за собой большие жертвы среди мирного населения, да и риск для дипломатов был слишком велик. Тогда Дроздов и решил задействовать «Вымпел», который недаром называли «думающей силой»: бойцы вымпела отличались высоким интеллектом.

Легенда нелегальной разведки

В Бейруте было несколько палестинских организаций. Самой влиятельной считалась ООП под руководством большого друга Советского Союза Ясира Арафата. На переговорах с ним резидент советской разведки в Бейруте Юрий Перфильев попросил у Арафата помощи в немедленном освобождении заложников. Поначалу Арафат говорил, что он не при чем, и даже не знает, кто это. Но было доподлинно известно, что Арафат не только знал о существовании этой организации, но и был лично знаком с главарем Имадом Мугния по кличке Гиена, членом боевой организации ООП, руководителем службы безопасности боевой организации Хезболла. Это был самый опасный террорист ХХ века, за ним охотились разведки всего мира.

Террористам для удачного ведения переговоров заложники были нужны в целости и сохранности, перевозить живой товар по стране, в которой идет война, было рискованно. Первой проблемой для боевиков стал Аркадий Катков, раненный в ногу при захвате. Врач Свирский утверждал, что у него началась гангрена, но помочь ничем не мог. Тогда Гиена решил превратить проблему в еще один козырь, доказывающий серьезность своих намерений: Каткова буквально изрешетили из автомата, а тело подбросили к бейрутскому стадиону. Тут же по городу поползли слухи о подготовке теракта в советской миссии. Вскоре из Москвы приходит распоряжение об эвакуации большей части сотрудников дипмиссии.

Появление «Вымпела» в Бейруте никто не заметил. Но с этого момента стали происходить странные вещи: Арафат вдруг сообразил, где искать дипломатов, и даже пообещал выкупить их за любые деньги. На лидеров группировки со всех сторон было оказано сильнейшее давление, боевики перестали понимать, кто свой, а кто чужой. Для них очевидно было одно: держать заложников в Бейруте было опасно уже для самих похитителей. Люди Гиены торопились, круг сужался. Аналитики «Вымпела» вычислили тюрьму на территории, контролируемой Хезболлой, куда привезут заложников. К тюрьме в различном обличии подъезжали бойцы «Вымпела» и смотрели, можно ли атаковать тюрьму. Пришли к выводу, что союзники-арабы могут уничтожить охрану, но заложников при этом не спасти.

Когда стало понятно, что силой заложников не освободить, к делу подключили психологов «Вымпела». Нужно было вычислить того, кто смог бы сделать Гиене такое предложение, от которого тот не смог бы отказаться. На встречу с одним из самых влиятельных людей страны, основателем Хезболлы Мухаммадом Фодлаллой пошел Юрий Перфильев. До тех пор айятола не принимал у себя ни одного иностранца, но русским отказать не решился. Дроздов был мастером психологического давления, убеждения, создания информационных фантомов. Перфильев тонко намекнул шейху, что в эпоху сложной техники бывают сбои, и какая-то случайно выпущенная ракета может отклониться от курса и попасть малость не туда.

Легенда нелегальной разведки

Ровно через месяц после похищения, 30 октября 1985 г. в советское посольство в Ливане позвонил полицейский, и сообщил, что накануне на окраине города обнаружены похищенные советские дипломаты. Боевики не смогли ослушаться шейха и отдали русских без всяких условий. Это была одна из самых успешных операций по освобождению заложников. Интеллект победил грубую силу, причем так, что никто не понял, как это произошло.

Юрий Дроздов еще при жизни стал легендой госбезопасности. Его ценили друзья, уважали враги. Разработанные им операции до сих пор изучаются при подготовке специалистов всех спецслужб мира. До самых последних дней своей жизни Дроздов был принципу, избранному еще в юности: служить и защищать родную страну.

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector