К своему народу никогда спиной не повернусь

29 октября 1954 г., спустя полтора года после смерти Сталина, сыгравшего весьма неоднозначную роль в судьбе ингушского народа, далеко от родных башен, в казахской степи в селе Володарское...

29 октября 1954 г., спустя полтора года после смерти Сталина, сыгравшего весьма неоднозначную роль в судьбе ингушского народа, далеко от родных башен, в казахской степи в селе Володарское Володарского района Кокчетавской области в ингушской семье Султан-Хамид Юсуповича и Тамары Исултановны родился сын Руслан. Ему суждено было стать героем необъявленной афганской войны, Героем Советского Союза, генералом, первым в истории президентом Ингушетии. В 1957 г. Чечено-Ингушская АССР была восстановлена, и семья Аушевых возвратилась к родным пенатам. Мать была домохозяйкой – многоквартирных домов тогда не много было, большие ингушские семьи в маленьких домиках жили, а работы в таких домах всегда в избытке.

Отец много должностей сменил: работал в одном автохозяйстве, выводил его из отстающих в передовые, его опять бросали на самую отстающую автобазу, он и ее из руин поднимал. И так несколько раз. Времени свободного у Султан-Хамида было немного, но по ночам он выкраивал час-другой, чтобы заняться делом, к которому пристрастился еще в Казахстане: он писал небольшие рассказы, повести, очерки, был членом Союза писателей, хотя никогда своего членства не афишировал. Султан-Хамид Аушев прекрасно говорил по-русски, но свои литературные труды писал на родном ингушском языке. Писал от руки – мало кто в те годы умел печатать на машинке. Однажды Руслан очень помог отцу, перепечатав почти сто страниц ингушского рукописного текста одним пальцем на допотопной машинке с кириллицей, которая каким-то неведомым образом оказалась в самом дальнем чулане. Кто знает, может эта, по истине, титаническая работа, и стала первым подвигом Руслана Аушева.

К своему народу никогда спиной не повернусь

Семья у Аушевых вообще была героическая: дед Юсуп и его старший брат Хаджибакир с первых дней Великой Отечественной на фронте, Магомед, старший брат Руслана, первым в семье станет генералом. Младший брат Адам воевал в Афганистане, был ранен, остановился на полковничьем звании – вероятно, где-то в высоком кабинете посчитали, что три генерала для одной семьи – это уж слишком. Военным стал и другой младший брат Руслана – Богаутдин, он тоже был в Афганистане, и тоже был ранен. Вчетвером братья Аушевы прослужили Родине почти сто лет, получили больше трех десятков орденов и медалей, не только советских, но и афганских, болгарских. У Руслана Аушева есть даже орден республики Молдова.

В школу Руслан пошел в 1961 г., и едва он и Адам стали доставать руками до верстака, отец на каникулы пристроил их в свою автобазу на высокую и почетную должность слесаря, и парни, постигая азы ручного труда, усердно и добросовестно вытачивали автомобильные запчасти, которые в те годы и в крупных-то городах были страшным дефицитом, что уж говорить о глубинке – все приходилось делать своими руками в примитивных подсобных мастерских. С зарплатой папа сыновей не обидел – заплатил каждому по 30 рублей за месяц – даже по тем временам это были совсем не великие деньги: папа был человеком честным, совестливым, занимая такую «хлебную» должность взяток принципиально не брал, и сыновей приучил к честности.

Руслан от работы с железом удовольствие получал, с детства тянулся к технике, и, задумав стать авиаконструктором, еще учась в школе, написал письмо в МАИ – знаменитый на весь мир Московский авиационный институт, из стен которого вышли не только знаменитые ученые Михаил Янгель, Василий Мишин, Сергей Капица, но и ставшие чуть позже очень популярными автор «Чебурашки» и Дяди Федора Эдуард Успенский и Михаил Задорнов. Брат Адам, начитавших отечественных и зарубежных детективов, хотел стать милиционером. Отец знал об этом, но до поры, до времени, своего мнения по поводу будущего сыновей не высказывал – зачем события торопить? Когда же сыновья получили школьные аттестаты, Султан-Хамид дал им свой отцовский наказ: забыть про самолеты, забыть про милицию, и пойти учиться на офицера, ведь нет белее почетной профессии, чем защита Родины. Ослушаться отца не может ни один кавказский мужчина.

Может быть, единственный раз в жизни отец использовал свое служебное положение: на государственной «Волге» отвез братьев в столицу соседней Северной Осетии Орджоникидзе, благо, ехать всего полчаса. Домой Султан-Хамид возвращался вдвоем с водителем, без детей, но ничуть этому не огорчился: оба сына стали курсантами Орджоникидзевского высшего общевойскового командного училища имени маршала Еременко.

Окончив в 1975 г. училище, лейтенант Аушев не уехал ни далеко от дома, ни далеко от училища: назначение он получил в Северо-Кавказский военный округ, где командовал сначала взводом, затем ротой, а в 1979 г. стал начштаба мотострелкового батальона. Позднее уже достаточно опытного офицера перевели поближе к будущему театру военных действий – в Туркестанский военный округ, хотя, когда Аушев получал предписание о переводе, вероятно, только в Кремле, да на Старой площади предполагали, что вскоре нашей стране придется вмешаться в события, разворачивающиеся в соседнем Афганистане.

В 1980-м, мотострелковый батальон 180 мотострелкового полка 108 Невельской мотострелковой дивизии, которым командовал капитан Аушев, прибыл в Афганистан. Комбат был крут, но справедлив: бойцам не давал бездельничать даже тогда, когда у них было законное свободное время, постоянно загружал их боевой учебой. Солдаты злились, ворчали, но со временем поняли, что благодаря такой муштре многие из них вернулись к своим матерям живыми.

В конце 1981 г. капитан Аушев вместе со своим батальоном получил приказ уничтожить крупную банду моджахедов, которую разведка обнаружила в кишлаке Катайи-Ашу. Пока позволяла разбитая вдрызг горная дорога, батальон к кишлаку, где обосновалась банда, ехал на броне, когда же «коробочки» уперлись в перевал, пошли пешком, неся на себе боекомплект, запас воды и продовольствия. В бой вступили почти с ходу, внезапно. Душманы нападения не ожидали, были окружены, но сопротивлялись упорно и грамотно – командир у них был опытный. Понимая, что поддержки у советских солдат нет, на себе много патронов и гранат по горам не принесешь, бандиты пытались найти наиболее слабое место у атакующих, чтобы именно там сосредоточить все свои силы для прорыва. Аушев тоже был не лыком шит, воевал не первый день, по действиям душманов понял их намерения, свои слабые места знал не хуже моджахедов, и усилил именно этот участок. Наиболее важным в той ситуации было не позволить противнику овладеть инициативой. Одна группа моджахедов сумела потеснить роту на наиболее угрожаемом участке, там даже образовался небольшой прорыв, и через этот прорыв бандиты стали небольшими группами просачиваться в горы. Аушев, подтянув резерв, прорыв ликвидировал, а затем силами одной роты атаковал «духов». Однако это был отвлекающий маневр: вторая группа, в которой была верхушка банды и их личная охрана, воспользовавшись суматохой боя, стала уходить в сторону ущелья. Несколько душманских пулеметчиков засели на верхнем этаже дома, и прицельным огнем стали прикрывать отход главарей. Бойцы Аушева залегли, плотный огонь не давал им поднять головы. Тогда капитан быстро проскочил простреливаемый пулеметами участок, оказался в «мертвой зоне», и гранатами положил всех пулеметчиков, открыв путь роте, которая получила возможность продолжить преследование главарей банды. В это время Аушев по рации приказал своим минометчикам перенести огонь на вход ущелье, отрезая путь бандитам. Поняв, что их зажали со всех сторон, моджахеды попытались прорваться из окружения в горы, но бойцы Аушева сделать им этого не позволили, и вынудили сдаться.

За этот подвиг 7 мая 1982 г. капитан Аушев был удостоен Звезды Героя.

Вскоре Руслана Аушева – офицера с большим опытом, полученным не в военных играх на картах, и не на учениях, а в реальных боях с грамотным, сильным и коварным противником, направили в Москву учиться в Академии им. Фрунзе. Выпустившись в 1985 г. из академии и получив майора, Аушев вновь приехал «за речку» в свой же бывший полк, и занял должность начальника штаба. Однако новый начштаба в кабинете не засиживался, он много ездил по расположениям батальонов и рот, забирался в самые дальние уголки, организовывал узлы обороны, как и в бытность свою комбата контролировал боевую учебу, сам участвовал в управлении боем. 16 октября 1986 г Аушев получил тяжелое ранение, но после госпиталя опять возвратился в Афган. Выходит, Руслан Аушев отвоевал в Афганистане почти пять полных лет. Много ли в СССР наберется командиров с таким боевым стажем, полученным в то время, когда страна, казалось бы, не воевала?

После Афганистана Аушева направили на Дальний Восток, где отношения с Китаем складывались ни шатко, ни валко: с момента военного конфликта на Даманском прошло почти двадцать лет, войны, вроде, не предвиделось, но Москва была вынуждена держать на Амуре серьезные войсковые соединения. Майор, затем подполковник Аушев служил комполка, замкомдива. В 1989 г. высшим органом государственной власти в стране был провозглашен Съезд народных депутатов СССР, была утверждена новая, альтернативная избирательная система, и дальневосточники избрали Руслана Аушева депутатом съезда. В том же 1989 г. подполковник Аушев поступил в академию Генштаба, и с отличием окончил ее в 1991 г. Звание генерал-майора ему присвоили за две недели до развала великой державы.

В конце 1991 г. Чечено-Ингушская АССР разделилась на две самостоятельные республики, и 4 мая 1992 г. в составе РСФСР появилась новая республика Ингушетия – самый маленький субъект Федерации. 10 ноября того же года Руслан Аушев, пользовавшийся у своих земляков огромным авторитетом, назначен исполняющим обязанности главы Временной Администрации Ингушетии. Спусти всего два с половиной месяца ингуши практически единогласно избрали Аушева Президентом Ингушетии. На этом посту Руслан Аушев сделал очень много для того, чтобы война в Чечне не распространилась на Ингушетию, уберег ее от разрушений и больших жертв, хотя, к сожалению, полностью этих жертв избежать не удалось. Аушев своим авторитетом не позволил поглотить республику другим субъектам федерации.

Гигантские усилия главы Ингушетии Руслана Аушева по урегулированию осетино-ингушского конфликта, разгоревшегося вокруг Пригородного района Северной Осетии, увенчались отказом обеих республик от взаимных претензий и подписанием 11 июля 1995 г. во Владикавказе – бывшем Орджоникидзе, где курсант Аушев постигал азы военного искусства, соответствующего соглашения. С тех пор территориальные распри между двумя соседствующими народами прекратились.

К своему народу никогда спиной не повернусь

1 марта 1998 г. Руслана Аушева вновь избрали на пост Президента Ингушетии, но на этот раз победа была уже не столь впечатляющей. Авторитет и уважение к Аушеву никуда не делись, но на настроениях избирателей сказались и общие проблемы в стране, и трудности, возникшие в экономике, национальной и социальной сферах Ингушетии, то затихающая, то с новой силой разгорающаяся война в соседней Чечне.

31 мая 2000 г. генерал-лейтенант Аушева был уволен из армии, а спустя полтора года досрочно покинул пост Президента Ингушетии. После этого он несколько лет представлял Ингушетию в Совете Федерации.

В начале сентября 2004 г. Руслан Аушев совершил подвиг, который, к сожалению, остался без награды. 1 сентября боевики захватили переполненную, как и обычно в такой день, учениками и их родителями школу в осетинском Беслане, от которого до границы с Ингушетией ближе, чем до Владикавказа. Уже вечером того же дня Аушев приехал в Беслан, и на следующее утро его, единственного из всех присутствующих и желающих, боевики согласились пропустить непосредственно в школу. Личной безопасности при этом бывшему Президенту Ингушетии никто не гарантировал. Между тем нервы были у всех напряжены до предела, любая случайность, любой жест, любой взгляд, показавшийся бандитам не добрым, любое неосторожно оброненное слово, могли закончиться для Аушева трагически. Аушев несколько часов вел переговоры с отмороженными бандюками, для которых нет ничего святого, которые не признавали никаких авторитетов. Результатом этих переговоров на грани жизни и смерти стало освобождение одиннадцати женщин и пятнадцати грудных детей. Бандиты позволили унести грудничков, а матерей их подло и цинично оставили в школе. Мать девочки, которую Аушев вынес из школы, погибла при штурме на следующий день…

автор: Леонид Павлов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector