Изношенное сердце окопного генерала

Наш Герой прошел школу суворовца. Уже после суворовского училища он не видел иного пути, как военная служба. С 1966 года он служил Родине и народу. Умный и опытный...

Наш Герой прошел школу суворовца. Уже после суворовского училища он не видел иного пути, как военная служба. С 1966 года он служил Родине и народу.

Умный и опытный офицер, он любил учиться. И окончил академию им Фрунзе. После академии начал службу в прославленной морской пехоте Балтийского флота.

Морпехи внесли свою лепту в уничтожении бандитов в Чечне. Александр Иванович воевал там в первую чеченскую кампанию, и вторая война тоже не осталась без его внимания.

Бойцы его называли «Дед». Генерал не обижался, рядом с ним были совсем мальчишки. Но СМИ присвоили ему другое имя – «Миротворец». Он лично выводил из кромешного ада мирных жителей через коридор безопасности.

Изношенное сердце окопного генерала

А вот слышали офицеры, что боевики называли его «Черный ворон».

Война убила генерала. Он скончался от острой сердечной недостаточности. У генерала прихватило сердце прямо на командном пункте.

Не мог «Черный ворон» умереть, как отставной пенсионер. А ведь ему было всего 53 года. Для мужчины это разве возраст? Но накануне погибли в бою двенадцать морпехов.

Каждый погибший боец – удар в сердце. Он тяжко страдал, что гибнут пацаны. Для командира такая чувствительность…

Для человека, ежедневно посылающего людей на смерть…сердце надо иметь железное. Командирам в штабах легче. Они отдают приказы издалека. Отдаленность позволяет не иметь жалости. Как будто фигурки передвигают по полю железные командиры. И кардиограмма у них в порядке. А как быть тем офицерам, которые глаза в глаза отдают приказы? Александр Отраковский стоял в едином строю с теми, кому отдавал приказы.И тельняшку носил с ними одного цвета.

Его сын воевал почти рядом. Он не оглядывался на «генеральское» происхождение. И хотя был под командованием отца, никто не видел, чтобы он чаи с генералом распивал. Это тяжелый момент, когда своей рукой вписываешь в список сына на командировку в Чечню.

Но генерал считал невозможным отправлять чужих сынов в бой, а своего спрятать в академии или еще где. И отправил сына на войну в Чечню.

Он с семьей жил в Североморске. И никогда не претендовал на Москву, как многие высшие воинские чины, которые пользуясь начальственным положением, а на передовой не бывали.

Он получил первый удар в сердце, когда брал Грозный в первую чеченскую кампанию. Грузом 200 он отравил своих 58 сынков. И самого его вывезли в госпиталь в Санкт Петербург.

А он опять вернулся к своим братишкам. «Дед» сутками был на ногах, а если позволяли обстоятельства, то ложился за полночь. Его здоровье не обсуждали – он генерал, что тут скажешь?

Окопный генерал, он ел солдатскую еду из общего котла, обливался по утрам водой из горной реки, растирался снегом. И так он жил 7 месяцев подряд. «Деда» гнали в госпиталь высшие начальники, требовала супруга, чтобы он начинал лечиться.

А он впервые не исполнил приказ. Бойцы привыкли, что командир всегда рядом. Какой тут отпуск?

Почему-то считается, что генералы обожают войну. Но разве можно испытывать удовольствие от грязи, крови, от тяжелых страданий, от смерти? Таких людей нет. Но те, кто бывал на войне проездом, часто становятся романтиками войны. И с гитарой они не расстаются.

В окопах некогда песни петь. Отраковский войну ненавидел. Но готов был к бою. В Чечне он всегда возил с собой книги. Обожал Жюль Верна.

Он был добрый, впечатлительный, скромный. А его бойцы брали любые территории, куда он приходил с ребятами. Они шли туда, где никто не мог пройти, и командир был с ними.

Ему везло. То есть как везло? Просто он всегда был готов к бою. Его полководческий талант отправил на тот свет немало бандитов. Он попадал в передряги, из которых иной бы не выбрался.

На марше он угодил в засаду. Кинжальный огонь. Отраковский взял руководство боем на себя, и вывел полк без потерь.

Никто не писал его жизнь. Он сам создавал себе легенду. Его отлично помнят друзья и бойцы, которым он спас жизнь. Подвигов на войне много, но больше всего серые будни, жирная гряд под сапогами, горные дороги, простреливаемые снайперами.

На войне нет красных дней календаря. Там каждый день черная дата.

Его представили к награждению Золотой Звездой Героя России.

Как-то ему пришлось обратиться за помощью к «срочникам», уже закончившим службу, задержаться еще немного. Шли бои. И 120 бойцов из двухсот поехали с командиром. Они верили «Деду», как себе.

Изношенное сердце окопного генерала

Девять его подчиненных стали Героями России. Он всегда был там, куда посылала его Родина. Для него эти слова не абстрактные звуки.

На одно из требований командующего уехать на лечение, Отраковский четко и ясно ответил: «Я привел «черные береты» на войну. С ними и уйду отсюда».

«Король морской пехоты», «Дед», «Черный ворон»…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector