Его обманывали и предавали самые близкие люди, те, кому он доверял больше всего

Тут же «зазнавшегося» актёра, вопреки воле начальства, бросившего театр, из театра уволили … «за прогулы». Приказу предшествовало собрание труппы и письмо в Минкульт, которое подписали все актёры, кроме...

Тут же «зазнавшегося» актёра, вопреки воле начальства, бросившего театр, из театра уволили … «за прогулы». Приказу предшествовало собрание труппы и письмо в Минкульт, которое подписали все актёры, кроме Ады Роговцевой. Борисов, понятное дело, ничего в свою защиту сказать не мог – он на собрании не присутствовал, поскольку был в Польше…

Слуга театра и кино

Жизнь часто преподносила ему сюрпризы, которые нельзя назвать приятными: его обманывали и предавали самые близкие люди, те, кому он доверял больше всего. Ему не давали ролей, он сменил несколько театров, высокое киноначальство два года запрещало режиссёрам брать его в свои картины. Слава о его невыносимом, тяжёлом и желчном характере бежала впереди него, и стала притчей во языцех – легенды, частью правдивые, частью вымышленные, ходили из театра в театр, со студии на студию. А он в каждой своей роли выкладывался без остатка, словно в последний раз, сжигал себя и снова возрождался.

Детство

Альберт – Олегом он станет позже – Борисов родился 8 ноября 1929 года в посёлке Яковлевский Ивановской Промышленной области. Отец занимал должность директора сельскохозяйственного института, мать была агрономом. Через четыре года в семье родился ещё один мальчик – Лев, а ещё через год семья переехала под Ярославль в Карабиху, где расположена усадьба писателя Николая Некрасова, который, впрочем, там почти не появлялся, но хорошо знал, кому на Руси жить хорошо.

В 1936-м Альберт пошёл в школу, но особыми успехами похвастать не мог: точные науки давались ему с трудом, гуманитарные – чуть полегче. Он был шалопаем, но учителя смотрели на это сквозь пальцы: мальчик играл за школу в футбол, участвовал в театральных постановках.

Когда началась война, отца в армию не мобилизовали, но он записался добровольцем. В Ярославле было много промышленных предприятий, он находился в зоне действия немецкой авиации, город часто бомбили, поэтому из города и близлежащих населённых пунктов людей эвакуировали на Восток. Мать с двумя братьями жила в Казахстане, в Чимкенте, где Альберт, которому едва стукнуло 12, работал на лесопилке, в колхозе, и даже выучился управлять трактором. В 1943-м семья вернулась в Ярославль, позже с фронта с тяжёлой контузией пришёл отец. Уже после Победы семья перебралась в посёлок Новобратцевский – сегодня это уже Москва.

Школа-студия МХАТ

После окончания школы одноклассники поехали в Москву поступать в институт Востоковедения. Альберт поначалу был вместе со всеми, но потом своё решение изменил, и неожиданно для всех поступил в школу-студию МХАТ. Там-то он и стал Олегом, и тогда же получил чувствительный удар по самолюбию. Все преподаватели и студенты были уверены, что его оставят в театре, но единственную вакансию отдали «блатному». Переживал Олег страшно. Ему посоветовали, как в песне, выучиться ждать, быть спокойным и упрямым – через ошибки и трудности, жизнь предложит иной сценарий.

Киев

Так и случилось: в 1951-м в Москву на гастроли приехал киевский театр им. Леси Украинки. Худрук театра Константин Хохлов попросил школу МХАТ порекомендовать ему парочку талантливых выпускников. Так Хохлов впервые встретился с Борисовым, и пригласил молодого актёра в Киев. Безработный Борисов сразу же согласился, и не прогадал: в театре Леси Украинки он играл сначала в эпизодах, а потом дело дошло и до больших ролей. Пригласили его и в кино, но первый день съёмок едва не стал последним. Борисов вместе с другими актёрами должен был, сидя в театральной ложе, изображать слушателя какого-то концерта. Ассистент режиссёра пересадила не очень киногеничного, как она считала, Борисова, из первых рядов в последние, подальше от камеры, чтобы лица не было видно. Дама посоветовала Борисову вообще впредь не сниматься в кино. Борисов, человек весьма восприимчивый к критике, эти слова запомнил, и несколько лет отклонял все предложения, пока режиссёр Марк Донской не уговорил его сняться в роли рабочего подпольщика в фильме «Мать» по Горькому. Картина получила хорошие отзывы и была популярна у зрителя.

Его обманывали и предавали самые близкие люди, те, кому он доверял больше всего

Кино

В 1961-м Борисов вёл первые игры КВН, и сыграл главную роль в фильме «За двумя зайцами». Роль Свирида Голохвастова, цирюльника и прохвоста, принесла ему всесоюзную известность. При запуске показывать картину за пределами Украины не собирались, потому в первоначальном варианте герои говорили на украинском языке и суржике – жгучей смеси украинского и русского языков. Съёмки «лёгкой» комедии проходили тяжело: режиссёр Виктор Иванов был большим придумщиком, а Борисов просил его самого показать то, что он требует от актёров. Однажды после такого «показа» Иванов больно ударился спиной о мостовую, но продолжал «рождать» новые идеи. На площадке часто возникали конфликты, и, после того, как была отснята добрая половина материала, Борисов не выдержал, и решил уйти. Режиссёр сдался, и больше ничего такого, что бы не мог сделать артист, не предлагал.

Его обманывали и предавали самые близкие люди, те, кому он доверял больше всего

Увольнение

За этот фильм Борисов получил звание Заслуженного артиста Украины, и должен был поехать на кинофестиваль в Польшу, представлять картину. Те, кто жил в то время в СССР, поймут, что значил для советского человека первый в жизни выезд за границу, пусть и в соцстрану. Но руководство театра неожиданно запретило ему выезд. Однако чиновники из Минкульта УССР настояли, и Борисов в Польшу, всё-таки, поехал, но тут же «зазнавшегося» актёра Борисова, вопреки воле начальства, бросившего театр, из театра уволили … «за прогулы». Приказу предшествовало собрание труппы и письмо в Минкульт, которое подписали все актёры, кроме Ады Роговцевой. Борисов, понятное дело, ничего в свою защиту сказать не мог – он на собрании не присутствовал, поскольку был в Польше. Вскоре приказ, как незаконный отменили, но Борисов обиды не простил, вместе с женой Аллой Латынской и сыном Юрием, родившимся в 1956-м, уехал в Москву, устроился в театр Пушкина, где, по его собственным словам, промаялся – за полгода две небольшие роли. Борисов хотел уйти в театр им. Моссовета, но главреж Юрий Завадский его не взял.

БДТ

В 1964-м в Москву приехал Ленинградский Большой драматический театр, и Борисов попросил своего давнего друга Павла Луспекаева, с которым познакомился и вместе играл в Киеве, устроить ему встречу с главным режиссёром БДТ Георгием Товстоноговым. (Того злосчастного письма Луспекаев не подписывал – он уже несколько лет жил в Ленинграде). Товстоногов на встречу пришёл с готовым решением: Борисова он брал, поскольку видел раньше, и понимал, какой это талант. Тем не менее, поначалу ролей у Борисова было мало, а просить он не умел, да и не хотел. Зато в кино дела у него шли очень хорошо – он снялся в «Дайте жалобную книгу» Эльдара Рязанова по сценарию Александра Галича, «Рабочем посёлке» Владимира Венгерова, «На войне, как на войне» Виктора Трегубовича, «Проверке на дорогах» Алексея Германа, правда, этот фильм, снятый в 1971 году, пролежал на полке 15 лет.

Его обманывали и предавали самые близкие люди, те, кому он доверял больше всего

В 1971-м, не дождавшись больших ролей в БДТ, Борисов решил покинуть театр, но в тот раз Товстоногов его удержал, пообещав роль Хлестакова в «Ревизоре», но в итоге поделил роль между ним и Олегом Басилашвили, который и играл премьеру. Для Борисова это был очередной удар, и он угодил в больницу. Большинство критиков считали, что Хлестаков у Борисова получился великолепный. Даже Райкин звонил Товстоногову, но тот был непреклонен – Хлестакова играл Басилашвили, а Борисов был «подменным» артистом.

Очень хорош был Борисов в спектакле «Три мешка сорной пшеницы» по Владимиру Тендрякову, поставленном Товстоноговым в 1974 году. Борисов играл главную роль инвалида войны, председателя сельсовета Кистерёва. Действие происходило в 1944 году, армия нуждалась в продовольствии. Чтобы выполнить план хлебозаготовок, районные партийные власти решили отнять у сельчан последние три мешка сорной пшеницы, но Кистерёв восстал против такой несправедливости. После прогона, когда герой Борисова, произнеся свой монолог, потерял сознание, корифей БДТ Владислав Стржельчик спросил Борисова, жив ли он, а у того не было сил, чтобы не то, что ответить, а просто кивнуть из вежливости.

«Двадцать шесть дней из жизни Достоевского»

Осенью 1979-го режиссёр Александр Зархи позвал Борисова на главную роль в картине «Двадцать шесть дней из жизни Достоевского», к которому у Борисова было особое отношение. Однако режиссёр и актёр с самого начала съёмок друг друга не понимали – они по-разному видели образ Достоевского. После того, как отсняли почти половину материала, Борисов ушёл, а Зархи был вынужден всё переснимать с Анатолием Солоницыным – все отказались, а Солоницын, прежде, чем дать согласие, позвонил Борисову и спросил разрешения. Руководитель «Мосфильма» Николай Сизов отстранил Борисова от съёмок на два года. Борисов тяжело переживал это наказание. Никита Михалков хотел снять Борисова в «Родне», но получил категорический запрет, и посчитал, что ссориться с киношным начальством – себе дороже, и Вовчика, бывшего мужа Марии, сыграл Иван Бортник.

«Остановился поезд»

Стену сломал режиссёр Вадим Абдрашитов: ради Борисова он готов был пойти на любые условия «Мосфильма» – другого исполнителя роли прокурорского следователя Германа Ермакова в картине «Остановился поезд» он просто не видел. Абдрашитов и сценарист Александр Миндадзе поехали к Борисову в Ленинград. Прочитав сценарий, он сказал, что роль замечательная, но сниматься ему не дадут. Абдрашитов решил не сдаваться, и тайно снял кинопробы в коридоре «Мосфильма», не заказывая павильона. Борисова прямо с вокзала привезли на студию, сделали два дубля, и сразу отправили его в Питер, а Абдрашитов пошёл обивать пороги высоких кабинетов, и добился отмены запрета на съёмки Борисова в обмен на обещание, что павильоны «Мосфильма» задействованы не будут. Снимали картину в Малоярославце Калужской области, никто из журналистов и критиков ничего не знал. Партнёром Борисова стал Анатолий Солоницын, игравший журналиста Малинина. Вопреки опасениям, никаких конфликтов между ними не было. Картина, в которой прямо было сказано, что героизм одного является следствием разгильдяйства другого, и остро поставлен вопрос: нужны ли подвиги в мирное время? получила Госпремию СССР. Солоницын к тому времени уже умер, и Борисов, Абдрашитов и Миндадзе отдали часть своих премиальных его семье. В 1984-м Абдрашитов и Миндадзе сняли Борисова в главной роли в мистической аллегорической и загадочной картине «Парад планет».

Его обманывали и предавали самые близкие люди, те, кому он доверял больше всего

Начало 80-х было весьма плодотворно в и телекинокарьере Борисова: в 1980-м вышел 3-х серийный фильм Семёна Аранович «Рафферти», обличавший все язвы капитализма. Борисов великолепно сыграл главную роль профсоюзного деятеля Джона Рафферти, связанного с мафией. В 1981-м с огромным успехом прошёл сериал «Россия молодая» по роману Юрия Германа, где Борисов играл шведского лекаря шпиона Ларс Дес-Фонтейнеса. Через год вышел «Остров сокровищ», в котором Борисов сыграл главаря пиратов одноногого Джона Сильвера.

МХАТ

Борисов продолжал служить в БДТ, но напряжённые отношения с Товстоноговым его угнетали. В начале 1984-го Олег Ефремов предложил Борисову перейти к нему во МХАТ, пообещав роль Астрова в пьесе Чехова «Дядя Ваня». Ефремов своё обещание сдержал, и поначалу всё складывалось прекрасно – успех спектакля был огромный, Борисов играл в нём почти три года. Но как-то Борисов случайно узнал, что Ефремов тайно репетирует Астрова в своём кабинете, и сам будет играть его во время гастролей во Франции. Борисов ушёл в театр Советской Армии, а Ефремов объяснил это звёздной болезнью артиста.

В 1986-м Пётр Тодоровский пригласил Борисова в картину «По главной улице с оркестром». После окончания съёмок Борисов предложил Марине Зудиной, с которой отношения на съёмочной площадке не сложились, играть вместе с ним в одном спектакле Льва Додина «Кроткая» по повести Достоевского. Спектакль считался легендой – в 1981-м Додин ставил его в БДТ, спустя пять лет – во МХАТе, и, несмотря на то, что в обеих постановках главную роль играл один актёр, это были совершенно разные постановки. На протяжении действия герой Борисова менялся до неузнаваемости – в начале это был человек, разуверившийся в жизни, но вполне адекватный, а в конце это был уже сумасшедший. Распад личности происходил в течение трёх часов на глазах зрителей. Так Достоевский вернулся в жизнь Борисова, а роль ростовщика стала подлинным шедевром.

Лев

Своего младшего брата Льва Олег отговаривал от выбора актёрской профессии – зависимость от режиссёров, отсутствие ролей, безденежье, бытовая неустроенность могут сломать любого. Но Лев поступил в училище им. Щепкина, и стал не менее известным, чем брат, особенно в последние годы. В 1987-м они единственный раз вместе сыграли в картине «Садовник».

Его обманывали и предавали самые близкие люди, те, кому он доверял больше всего

«Слуга»

В том же году Борисов в тяжёлом состоянии попал в больницу. Доктора ошиблись с диагнозом, и лечили его от воспаления лёгких. Ему становилось всё хуже, но на счастье нашёлся специалист, который понял, что случилось. Оказывается, Борисов покрывал стены на даче антисептиком – он вообще был мужик рукастый, и многое делал сам, надышался, и у него отказали почки. Жене и сыну сказали, что нужно готовиться к худшему, но Борисова вовремя подключили к искусственной почке. Когда он пошёл на поправку, Абдрашитов и Миндадзе прямо в больницу принесли сценарий фильма «Слуга». Это был первый сценарий, написанный ими под конкретного актёра. В фильме есть совершенно невероятный эпизод: герой Борисова, бывший номенклатурный работник высокого ранга Андрей Гудионов, рыча, воя, почти, как волк, и обнажая кривые зубы, отгоняет волка. А за кадром, думаю, вовсе не случайно, звучит гимн Советского Союза. Олег Борисов получил за эту картину множество призов на кинофестивалях и вторую Госпремию СССР.

Его обманывали и предавали самые близкие люди, те, кому он доверял больше всего

«Единственный свидетель»

В 1990 году Борисов снялся в болгарской короткометражке «Единственный свидетель», и получил на Венецианском кинофестивале за лучшую мужскую роль Кубок Вольпи, обладателями которого были Жан Габен и Марчелло Мастрояни. В тот раз Борисов «обыграл» Дастина Хоффмана и Роберта де Ниро. Звёздный итальянец тщетно разыскивал Борисова, чтобы с ним познакомиться: на награждении Борисова не было – фильм-то болгарский, и советские власти его в Венецию не выпустили.

Его обманывали и предавали самые близкие люди, те, кому он доверял больше всего

В 1991-м, устав от закулисных интриг в репертуарных театрах, Борисов, первым из советских актёров, создал собственный театр «Антреприза Олега Борисова», где работал вместе с сыном Юрием. Сын стал режиссёром последнего фильма, в котором снялся его отец – «Мне скучно, бес». Однако на кинофестивале «Шок» картина была встречена холодно, хотя Борисову и дали спецприз оргкомитета.

Никто не догадывался о личной трагедии Борисова: в 1978 году ему поставили страшный диагноз: хронический лимфолейкоз, то есть, рак крови. Болел он 16 лет, скрывал это от всех, часто ложился на переливание крови, но ни разу не сорвал ни репетиции, не спектакля, ни съёмок. Его лечили гормонами, отчего у него стало деформироваться лицо. 28 апреля 1994 года народный артист Олег Борисов умер в возрасте 64 лет.

Многие уважали принципиальность Борисова, другие его отношению к профессии, откровенно завидовали. Борисов был порядочным и невероятно требовательным к себе человеком. В отличие от многих своих коллег, он не врал, не интриговал, не пресмыкался, выпрашивая роли. Возможно, именно поэтому он не нравился тем, кто ничего из себя не представлял, но ради новой роли, ради своего имени на афише, ради хвалебных статей в прессе, был готов на многое.

Товстоногов как-то сказал ему: «Нельзя же назло всем всю жизнь играть так хорошо!».

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector