Саммит на высшем уровне

В конце ноября – начале декабря 1943 г. в столице Ирана (до 1935 г. – Персия) Тегеране прошла первая в истории встреча, или, как бы сейчас сказали, саммит...

В конце ноября – начале декабря 1943 г. в столице Ирана (до 1935 г. – Персия) Тегеране прошла первая в истории встреча, или, как бы сейчас сказали, саммит на высшем уровне с участием И.В. Сталина, Ф. Рузвельта и У. Черчилля.

С Рузвельтом Сталин увиделся впервые, а Черчилль прилетал в Москву кружным путем через Гибралтар, Египет и Иран в августе 1942 г. На этой встрече Сталин настаивал на открытии Второго фронта до конца текущего года, однако Черчилль заявил, что случится это не ранее лета 1943 г.

Саммит на высшем уровне

Через год после московских переговоров в канадском Квебеке проходила конференция с участием Рузвельта, Черчилля, высоких военных чинов Британии и США. В конференции принял также участие китайский делегат Сунь Цзывэнь. Лидеры Англии и США договорились, что Второй фронт в Европе будет открыт не ранее следующих весны или даже лета. Хотя к тому времени уже успешно завершилась крупнейшая на тот момент десантная операция по высадке на Сицилии, Бенито Муссолини был низложен, а союзники овладели удобным плацдармом для последующей высадки в Италии, которая капитулировала 3 сентября 1943 г., причем, Черчилль и Рузвельт перед этим испросили согласия Сталина, чтобы капитуляция была принята также и от имени Советского Союза, а уже 13 октября объявила войну Германии, с которой десять лет была не разлей вода. Все это потребовало от немцев отвлечения больших сил с Восточного фронта, в то время как там шли бои за Днепр и Киев.

На конференции также обсуждался вопрос о создании взамен показавшей свою полную несостоятельность Лиги Наций, которая не предотвратила ни одной аннексии, ни одной войны, разразившейся в мире после 1920 года, не смогла решить ни одного колониального вопроса, новой международной организации объеденных наций. Соединенные Штаты в Лигу Наций никогда не вступали, многие страны, в том числе Германия, Италия и Япония покинули Лигу Наций по собственной воле, Советский Союз был исключен 14 декабря 1939 г. в связи с началом войны с Финляндией.

По сути дела, Квебекская конференция была подготовительным этапом к встрече в Тегеране.

Саммит на высшем уровне

На этой же конференции Рузвельт и Черчилль вновь обратились к Сталину с предложением провести трехсторонние переговоры. В качестве места встречи союзники предложили Фербенкс на Аляске. Спустя пять дней Сталин согласился с тем, что переговоры весьма желательны, однако в связи с необходимостью постоянно следить за наступлением Красной Армии и невозможностью поэтому уехать так далеко, Фербенкс отклонил.

6 сентября Сталин получил письмо Рузвельта, в котором американский президент предлагал провести трехстороннюю встречу в Лондоне, в Тунисе, Касабланке или на Сицилии. На следующий день Сталин направил письмо Рузвельту, в котором впервые местом встречи был назван Иран.

Предложение Сталина было отнюдь не случайным: с середины сентября 1941 года северная часть страны, в том числе Тегеран, была занята советскими войсками, а южная – англичанами. Сталин полагал, что Иран, формально оставаясь независимой и нейтральной державой, в то же время находится под контролем советских спецслужб, и там можно безопасно провести встречу лидеров СССР, США и Великобритании. Также из Тегерана можно было обеспечить надежную проводную телефонную и телеграфную связь с Москвой, со Ставкой и Генштабом, тем более, что такие каналы связи уже существовали: Сталин просто мог воспользоваться связью ВЧ, которая была налажена между Москвой и советской администрацией в Тегеране (американцам в этом смысле было сложнее, но к их услугам были каналы английской администрации). Кроме того, Сталин не был большим любителем воздухоплавания.

11 сентября Рузвельт написал Сталину, что он бы согласился с тем, чтобы встреча прошла 4 октября в Москве. Сталин одобрил эту идею. Однако буквально через несколько дней от встречи в Москве пришлось отказаться и искать новое место. В качестве одного из мест проведения конференции предлагался также Каир. Сталин настаивал на Тегеране, и, в конце концов, прибег к прямому шантажу: либо встреча состоится в иранской столице с его, Сталина участием, либо в любое другое место приедет его заместитель В.М. Молотов. В итоге Рузвельт и Черчилль согласились с тем, что трехсторонняя встреча пройдет в Тегеране. 25 ноября 1943 г. Сталин писал Рузвельту, что прибудет в Тегеран вечером 28 ноября. То есть, о том, когда и где Сталин встретится с Рузвельтом и Черчиллем, не было известно, как минимум, до 24 ноября, за четыре дня до начала встречи, даже самим Сталину, Рузвельту и Черчиллю.

Все это дает определенные основания для того, чтобы поставить под сомнения официальную версию о том, что немцы пронюхали о готовящейся в строжайшей тайне конференции лидеров трех великих держав в Тегеране и решили устроить сорвать встречу, а советская разведка вовремя узнала о том, что узнали немцы, и это предотвратила. Немцы просто не могли узнать то, что не знали Сталин, Черчилль и Рузвельт, а советские спецслужбы не могли узнать от немцев то, что они сами не знали.

Сталин отбыл из Москвы, вероятно, 25 ноября, и ехал на специальном поезде до Баку, а оттуда самолетом долетел до Тегерана. Рузвельт и Черчилль перед тем, как выехать в Тегеран, встретились в Каире.

Прибыв в Тегеран, Рузвельт узнал от Сталина, что германские спецслужбы готовят покушение на лидеров трех великих держав, и принял приглашение Сталина остановиться в советской миссии, поскольку там ему обещали полную безопасность. Черчилль такого приглашения не получил, и был чрезвычайно раздосадован, опасаясь, что Рузвельт и Сталин, живя под одной крышей и имея возможность беседовать в неформальной обстановке, сумеют договориться по важным вопросам за спиной Черчилля.

На конференции обсуждались вопросы Второго фронта в Европе. 30 ноября Рузвельт сообщил Сталину, что они с Черчиллем, учтя мнение Объединенного комитета начальников штабов Англии и США окончательно решили, что стратегически будет выгоднее высадить свои войска в мае следующего, 1944 года не на Балканах, как настаивал Черчилль, а в Нормандии, на севере Франции. (Как известно, операция «Оверлорд» началась не в мае, а 6 июня 1944 года, но такая задержка была вызвана, скорее, погодными условиями на Ла-Манше). В обмен на это обещание Сталин заверил Рузвельта и Черчилля, что в момент высадки союзников Красная Армия начнет наступление, дабы затруднить немцам переброску войск на запад, а также заявил о готовности Советского Союза начать войну с Японией после разгрома гитлеровской Германии.

В Тегеране были поставлены и решены такие вопросы, как увеличение объемов снабжения югославских партизан, об отношении к Турции и Болгарии, если она нападет на Турцию (на тот момент Болгария была союзницей Германии, а Турция до конца войны придерживалась нейтралитета).

Другим важным вопросом, обсуждавшимся на конференции, было послевоенное устройство мира, в частности, вопрос о Польше и государствах Прибалтики. Начало этому обсуждению было положено еще во время визита главы форин-офиса Энтони Идена в Москву в декабре 1941 г., когда еще даже не закончилось контрнаступление Красной Армии под Москвой, и не были известны его результаты, а Япония только что разбомбила Перл-Харбор, США вступили в войну, а Германия и Италия объявили войну Соединенным Штатам.

Саммит на высшем уровне

Тогда Сталин, Молотов и Иден к общему решению не пришли. Однако на Тегеранской конференции, проходившей вскоре после успешного завершения Курской битвы и последовавших за ней операциями Красной Армии по освобождению Харькова, Киева и других городов Украины, Рузвельт и Черчилль были куда сговорчивее: Советской России отдавали Восточную Пруссию и де-факто признали вхождение Латвии, Литвы и Эстонии в состав СССР, западная граница Советского Союза должна была пройти по пресловутой «Линии Керзона». Западная Украина Западная Белоруссия, несмотря на договор между правительством СССР, и правительством Польши, подписанный в Лондоне 30 июля 1941 г. послом Советского Союза Иваном Михайловичем Майским и главой польского правительства в изгнании Владиславом Сикорским, признававший территориальные изменения 1939 г. утратившими силу, оставались в составе Советского Союза, а Польша получала компенсацию за счет территорий побежденной Германии.

На Тегеранской конференции Сталин, Рузвельт и Черчилль обсудили вопрос о создании Организации Объединенных Наций. Стороны согласовали свои позиции, однако ограничились декларациями, окончательного решения не приняли, и документов по этому вопросу не подписали.

Таким образом, Тегеранская конференция подтвердила решимость глав трех стран продолжать войну до окончательной победы над Германией, и справедливо решить вопрос границ Советского Союза, Польши и Германии. Конференция также показала, что благодаря изменившейся обстановке на советско-германском фронте, авторитет Советского Союза весьма существенно возрос.

В следующий раз Сталин, Черчилль и Рузвельт встретятся чуть больше, чем через два года, в феврале 1945 г. в Ялте, когда исход войны уже ни у кого не будет вызывать сомнений: Германия дышала на ладан и корчилась в предсмертных конвульсиях, задыхаясь без топлива, без боеприпасов, продовольствия, и пока еще живой Гитлер отправлял на многочисленные фронты подразделения фольксштурма – жалкое подобие народного ополчения, в которые набирали всех, кого не попадя, кто еще мог шевелиться – сопливых юнцов, одурманенных доктором Геббельсом, которые не то, что стрелять, они оружия толком держать в руках не умели, и древних стариков.

Сталин пообещал Рузвельту и Черчиллю, что через два-три месяца после того, как закончится война в Европе, Советский Союз перебросит на Дальний Восток значительные контингенты живой силы и техники, и вступит в войну с Японией. Свое обещание вождь всех народов сдержал: 8 августа (в Японии было уже 9-е), день в день через три месяца после победы над Германией, Советский Союз объявил Японии войну, и началась Манчжурская наступательная операция.

Саммит на высшем уровне

В Ялте было продолжено обсуждение послевоенного устройства Европы, начата работа по подготовке основополагающих документов Организации Объединенных Наций, Устав которой будет утвержден на международной конференции в Сан-Фрациско незадолго до начала третьей, и последней встречи глав трех великих держав, которая прошла в июле-августе 1945 г. уже после Победы. На той встрече уже не было Рузвельта – он умер через два месяца после Ялтинской конференции, 12 апреля 1945, и в Потсдаме Соединенные Штаты представлял уже «большой друг Советского Союза» Гарри Трумэн, а Черчилль присутствовал лишь на первых заседаниях Потсдамской конференции, а после поражения консерваторов на парламентских выборах он сложил с себя полномочия премьер-министра, и на конференцию вместо яркого, чрезвычайно остроумного Уинстона Черчилля приехал новый премьер-министр, лидер лейбористов скучный и тусклый Клемент Эттли.

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector