Ошибочно осужденный

Цель нашей сегодняшней статьи рассказать о судьбе Константина Никулина, который служил бойцом в рижском отряде ОМОН. Созданный в 1988 году приказом министра внутренних дел Советского Союза, он предназначался...

Цель нашей сегодняшней статьи рассказать о судьбе Константина Никулина, который служил бойцом в рижском отряде ОМОН.

Ошибочно осужденный

Созданный в 1988 году приказом министра внутренних дел Советского Союза, он предназначался для охраны общественного порядка. В основной массе он состоял из бойцов литовской национальности. В 1991 г. Литва приняла решение выйти из состава СССР, в отряде тоже произошел раскол. Те, кто ратовал за независимость Литвы вышли из состава. Большая часть была против того, что отряд планировали направить на разгон массовых антинационалистических митингов и поэтому в январе перешли полностью под подчинение СССР.

В Прибалтике в это мятежное время отряд занимался охраной государственной собственности Советского Союза, отбивая попытки захвата. Приходилось разоружать различные формирования.

В связи с антиконституционным захватом власти в августе 1991 г. В СССР, рижскому отряду милиции особого назначения было выставлено два категоричных предложения. Остаться в Литве и сдать оружие или провести расформирование после вывода в Россию. Большинство выбрало второй вариант. Позже латвийское правительство обвиняло омоновцев в противодействии установления нового порядка в стране.

Ночью 31 июля 1991 года у таможенного пункта на рубеже между Литвой и Белоруссией неизвестными были расстреляны 7 пограничников Литвы. В живых остался только тяжелораненый Томас Шярнас, который в последствие в своих беседах с прессой обвинял в произошедшем инциденте русских.

По его рассказам в помещение, где находились убитые позже пограничники, из ближайшего леса зашел человек, после чего раздались крики и стрельба.

Виновным в убийстве литовское правительство признало Константина Никулина, основываясь лишь на том, что он служил в рижском ОМОНе, принимал участие в операциях против должностных лиц государства.

Апелляция, поданная в Верховный суд Литвы, положительного для Никулина результата не принесла. Судьи оставили без изменения вынесенный ранее вердикт – пожизненное заключение. Проведенные неравнодушными людьми расследования не обнаружили подтверждений участия рижских омоновцев в этой кровавой трагедии.

После расформирования отряда, Никулин остался в Литве. Ему было вынесено обвинение в участии в антигосударственных процессах и вынесен приговор лишение свободы сроком на 2,5 года условно. После участия в выяснении правоохранительными органами обстоятельств гибели работника местной налоговой службы В. Лисцова, Константину пришлось сменить фамилию. Так он стал Константином Михайловым.

Свою вину в участии в событиях на Мядининкае Константин категорически отрицал. Хотя не отказывался от того, что накануне убийства прибыл в составе группы рижских омоновцев для осуществления сопровождения оружия и форменного обмундирования при транспортировке. Вскоре приговор «за убийство» был переквалифицирован и определен как «преступление против человечности». Данное определение не дает возможности изменить приговор за истечением срока давности.

Активное участие в судьбе Никулина-Михайлова принял латвийский активист Владимир Линдерман. Он считает, что к событиям на таможенном посту причастны литовские националисты. В это время проходили переговоры президентов Горбачева и Буша. Они заключили договор о сокращении наступательных вооружений. В этой обстановке Литва опасалась, что может лишиться столь желанной независимости. Поэтому необходимо было бросить тень негативности на СССР, правительство Литвы быстро сориентировалось и обвинило правительство Советского Союза в организации кровавого побоища, осуществить которое, было якобы поручено рижскому ОМОНу.

Линдерман также утверждает, что оставшийся в живых таможенник Шярнас утверждал, что один из убийц разговаривал на литовском языке. Никулин и все другие бойцы не знали этого языка. При проведении процесса опознания, таможенник так же не узнал Константина. Предъявленные в качестве улик отстрелянные гильзы не подходили к оружию бойцов ОМОНа. И все же в 2007 г. Никулина арестовали в Риге и депортировали в Литву. 2011 год решением окружного суда Вильнюса – решение суда о вынесении ему приговора о пожизненном заключении, вменено убийство нескольких человек. Так простой, далекий от политики боец-омоновец стал игрушкой в политической борьбе. Сломана судьба, перечеркнута, в общем-то, вся жизнь.

Продолжая борьбу за освобождение невинно осужденного Никулина, Линдерман не теряет надежды, что в этот процесс вмешается Европейский суд по правам человека. Заявление подано и запущено в работу. Как утверждает все тот же Линдерман, если Генпрокуратура России оформит запрос на передачу Никулина для отбытия наказания в стране проживания, ведь он гражданин нашей страны, возможно положительное решение этого вопрос. Конечно, решение останется за правительством Литвы, но при умелом подходе к ведению переговоров можно добиться желаемого. К мнению активиста присоединился депутат Шаргунов, на одном из заседаний Государственной Думы он поднял вопрос о судьбе Никулина. Передал просьбу Генеральной прокуратуре и в Министерство иностранных дел РФ о рассмотрении вопроса о передаче Константина России.

Сам же заключенный не теряет надежды на то, что он не забыт Родиной и надеется, что правительство РФ все же обратит внимание на судьбу заключенного. Когда в сентябре в Литву приехал глава Римско-католической церкви Франциск первый, литовские активисты обратились к нему с посланием, в котором убедительно просили обратить внимание и протянуть руку помощи невиновному. Эти граждане не являются видными политиками: Юрий Григорьев писатель, Валерий Иванов тоже прошел ужасы литовского заключения и Валентина Богданова, которая находится на заслуженном отдыхе. Богданова постоянно поддерживает связь с Константином. Оказывает ему материальную и моральную помощь. Прошло уже больше десятка лет, как Никулин впервые попал в Лукишскую тюрьму. Измученный больной человек не теряет силы духа. Его поддерживает вера в справедливость. Хотя он и не исключает, что умереть ему придется в заключении.

Но так уж устроен мир, что в череде новых событий забываются прошлые. Сейчас о Никулине в прессе почти ничего не публикуется. Римский папа тоже видимо забыл о просьбе рижских сподвижников.

Неужели не найдется в России человек, обладающий полномочиями, которые дают ему возможность заняться судьбой несчастного узника. Прошло уже много времени с того кровавого события, страсти немного улеглись и вероятно появился шанс подарить Никулину встречу с Россией.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector