ЖКХ от Петра I

Указ Петра I «О наблюдении чистоты в Москве и о наказании за выбрасывание сору и всякого помету на улицы и переулки» запрещал жителям столицы выбрасывать на улицы мусор,...

Указ Петра I «О наблюдении чистоты в Москве и о наказании за выбрасывание сору и всякого помету на улицы и переулки» запрещал жителям столицы выбрасывать на улицы мусор, обязывал следить за чистотой дворов и мостовых, а все отходы вывозить за пределы города и засыпать землей.

Надо сказать, на исходе XVII века в Москве была непролазная грязь, поскольку помои и прочую гадость нерадивые горожане выливали прямо на улицы. Народ, не ведавший о санитарных нормах, привык, что по дорогам беспрестанно бегут мутные, дурно пахнущие потоки. Даже в резиденции царя в Кремле ситуация была аховой, особенно после того, как Петр I разместил там коллегии, то бишь министерства, со всей обслугой.

…В тот день, 9 апреля, Петр Алексеевич в карете выехал из Кремля. Стояла весна со всеми, в прямом смысле, вытекающими последствиями. Куда царь поспешал – нам неведомо, но, наверняка по делам, может, и неотложным. Неведомо и какое настроение было у императора, но, возможно, не самое худое. Однако через несколько минут все изменилось – царская карета угодила в яму, наполненную мутной водой!

Можно себе представить – с содроганием и страхом – как переменился в лице император, какие слова вылетели из его уст… Верно, кому-то в тот день попало на орехи, иных царь оттрепал за волосья: бороды уж были запрещены. Ведь властелин в гневе был скор на расправу…

Пока дюжие слуги вытаскивали из ямы царскую карету, Петр потребовал бумагу, перо и чернила. Нахмурившись и сверкнув очами, он вывел первую фразу: «Кто станет по большим улицам и по переулкам всякий помет и мертвечину бросать, такие люди взяты будут в земский приказ…» Задумался ненадолго и снова сердито заскрипел пером: «…и будет им за это учинено наказание – битье кнутом, да с них же взята будет пеня».

В тот день император, сам того не ведая, дал старт кампании по наведению чистоты в Москве, которая продолжается и по сей день. Царский указ можно считать первым шагом к созданию будущей системы жилищно-коммунального хозяйства.

За время своего правления Петр I издал около четырехсот всевозможных документов. Некоторые из них были направлены на улучшение качества жизни горожан, в том числе в сфере благоустройства.

К примеру, в 1712 году император выпустил закон, согласно которому жители каждых десяти дворов должны были избрать десятского. Ему поручалось следить за состоянием больших улиц, а мусор полагалось сметать каждое утро.

Стало ли чище в Белокаменной после указа «О наблюдении чистоты в Москве…»? Возможно, однако, образцом порядка город не стал. Например, весной 1702 года, как свидетельствовал современник, на улицах Немецкой слободы «грязь доходила по брюхо лошадям». А вот фрагмент записи, сделанной 25 октября 1727 года в Журнале Оружейной палаты: «От старого и доимочного приказов всякой пометной и непотребной сор от нужников и от постою лошадей и от колодников, которые содержатся из Обер-Бергамта, подвергает царскую казну немалой опасности, ибо от того является смрадный дух, — такая, — а от того духа его императорского величества золотой и серебряной посуде и иной казне можно ожидать опасной вреды, отчего б не почернела». А речь идет о царской резиденции в Кремле!

Справедливости ради следует заметить, что положение в столице Российской империи было не хуже, чем в других больших европейских городах. Отсюда и частые болезни, перераставшие в эпидемии и уносившие жизни тысяч людей.

Это сейчас там царят чистота и порядок. В старину же никаких уборок улиц у наших соседей не было и в помине. Единственным «коммунальным служащим» был дождь. Но природа была не в силах была справиться со всеми безобразиями, которые творили люди. Между прочим, они и не мылись… годами. Речь не только о простолюдинах, но и аристократах, коронованных особах!

Париж буквально утопал в нечистотах. «…Тот, кто освободил бы город от страшной грязи, стал бы самым почитаемым благодетелем для всех его обитателей, и они воздвигли бы в его честь храм, и они молились бы на него…», — писал французский историк Эмиль Мань в книге «Повседневная жизнь в эпоху Людовика XIII». Основное правило для парижского мусора было одно — «tout-a-la-rue» — «все на улицу». На мостовую вышвыривались домашние отбросы, помои. В тридцатых годах XIX столетия Робер Брюнан с ужасом констатировал, что в Париже на головы горожан льются помои и дерьмо из окон. Прошу прощения за эти и будущие неблагозвучия. C’est la vie, однако…

Крупный мусор горожане бросали подальше от жилищ: перекидывали через городские стены или просто отправляли в Сену. Возникали целые реки нечистот. На память о том времени сохранилась речушка с говорящим названием Мердерон – то есть, дерьмо.

Автор известной книги «Картины Парижа» Луи-Себастьян Мерсье называл столицу Франции «самым грязным городом в мире». Можно только представить, какое скопище грязи и бактерий представлял город, не имевший туалетов и канализации, какое амбрэ в нем стояло! И это в просвещенном, овеянном романтической дымкой городе, где творили величайшие художники, писатели и музыканты! В том самом, которым восхищался весь мир и, особенно, Россия!

Не лучше обстояло дело и в других странах Европы. Доктор Ф.Е. Бильц в популярном учебнике медицины «Новое природное лечение» буквально уговаривал… мыться. «Есть люди, которые, по правде говоря, не отваживаются купаться в реке или в ванне, ибо с самого детства никогда не входили в воду, — писал он. — Боязнь эта безосновательна. После пятой или шестой ванны к этому можно привыкнуть…» Однако охотников «привыкать» было немного. Вот такой «мрак» царил в умах людей, живших в конце позапрошлого века!

Помои и прочие отходы не стеснялись выливать на улицы и в аристократической Англии. В середине XIX столетия заговорили о строительстве нового здания для Британского парламента. Но не от того, что оно так уж обветшало. Парламентариям буквально не давала дышать Темза, превращенная в отхожее место! В 1849 году в Лондоне умерли от холеры более 14 тысяч жителей столицы, в 1854 году — еще 10 тысяч. Впрочем, эпидемии при такой антисанитарии были привычными для Европы.

В «варварской» же России, не в пример просвещенным, но немытым европейцам, народ был приучен к чистоте издавна, чему поражались иностранцы.

Среди них был датский посланник Юст Юль, живший в России в XVIII, английский военный атташе при Александре II Уэллеслей. Последний писал: «Русские — самый чистоплотный народ, потому что каждую неделю моются в паровой бане». За границей же такого «чуда» не было.

В России даже самая бедная семья имела в своем дворе баню. Возникали и общественные заведения, первые из которых были построены по указу царя Алексея Михайловича. Причем, мылись все вместе: мужчины, женщины, дети. Это пестрое зрелище приводило в изумление иноземцев, специально приезжавших поглазеть на этот, по их мнению, цирк. Один из пришельцев поражался, что русские «бегают без всякого стыда и совести так, как сотворил их Бог, и не только не прячутся от сторонних людей, прогуливающихся там, но еще и подсмеиваются им своею нескромностью». В 1743 году вышел указ, согласно которому «запрещалось мужскому и женскому полу париться вместе». Но «традиция» сохранялась еще долго.

Отчего же бани, распространенные в Древнем Риме и Греции, потом исчезли? В средние века считалось, что в очищенные поры может проникнуть зараженный инфекцией воздух, вот их и признали вредными. Они вернулись после долгих лет забвения на континент лишь в XVIII веке. Петр I, – вот уж, верно, чистюля! — приехавший Амстердам, велел соорудить их для своих сподвижников. Бани появились и во Франции и тоже благодаря русским, которые в 1813 году победным маршем вошли в Париж. Увы, потомки галлов не стали чаще мыться.

Снова не удержусь от сравнений. «Немецкое общество народных бань», имевшее с лозунг «Каждому немцу — баня каждую неделю» было основано лишь в 1889 году. Однако нельзя сказать, чтобы германский народ проникся идеей всеобщей чистоты. К началу Первой мировой войны на всю Германию, которую населяло около 68 миллионов человек, было всего 224 (!) бани.

Что же касается состояния городов и весей, то тут россияне «не отставали» от Европы. «Насколько непроходимы были улицы Москвы от грязи, видно из того, что иногда откладывались в Кремле крестные ходы», — писал историк Михаил Пыляев. Стоит заметить, что в Белокаменной было немало мощеных улиц. Тем не менее, «купание» в грязи было обычным делом – не только на окраинах, но и в центре. Такие «приключения» случались даже с царственными особами! Известно, что в окрестностях речки Черногрязки – какое подходящее название! — застряла карета с великими князьями, возвращавшимися в Кремль с Курского вокзала. Это картинки из XIX века.

В 1871 году корреспондент газеты «Русская летопись» сообщал, что на Красной площади у памятника Минину и Пожарскому «настоящая зараза от текущих по сторонам вонючих потоков. Около памятника будки, на манер парижских писсуаров; к ним и подойти противно. Ручьи текут вниз по горе около самых лавок с фруктами…» Как говорится, приятного аппетита!

По словам писателя Николая Давыдова, в середине XIX столетия зловоние в Москве было чуть ли не повсеместным, ибо во дворах часто не было даже выгребных ям. К тому же по городу постоянно передвигались обозы с нечистотами, «состоявшие часто из ничем не покрытых, расплескивающих при движении свое содержимое кадок».

Ситуация стала кардинально меняться лишь в конце позапрошлого столетия, когда в Москве появилась канализация. Первая станция появилась в Сокольниках, а к началу XX века ею пользовались почти три тысячи домовладельцев. Одна из московских газет писала: «Канализация уменьшила смертность в русских городах в 2–3 раза, на 5–8 смертей с каждой тысячи жителей».

Когда Петр I выпустил указ «О наблюдении чистоты в Москве…», в городе уже трудились дворники. Они появились в России раньше, при царе Алексее Михайловиче, утвердившем в 1649 году новый свод законов Русского государства. Туда вошел и «Наказ о градском благочинии». После этого документа в России появились служивые, которых народ называл дворниками. Но их было мало, и они не могли изменить санитарное состояние Москвы.

Дворники стали заметной фигурой на улицах российских городов в начале в ХХ века. Они подметали и поливали улицы, зимой убирали снег, пилили, кололи и носили в квартиры дрова, ибо отопление было дровяное.

Кроме того, дворники, состоявшие обычно из бывших солдат и унтер-офицеров, должны были задерживать подозрительных, следить за входящими и выходящими, предупреждать правоохранителей о сборищах, присутствовали в качестве понятых во время обысков и при арестах. В общем, они не только следили за чистотой улиц, но и способствовали чистоте нравов. В том смысле, конечно, как их понимали полицейские и жандармы Российской империи.

И позже, в Советском Союзе, дворники не только выполняли свои прямые обязанности, но и оказывали содействие милиции.

Напоследок хочется поблагодарить Петра Алексеевича сквозь толщу веков за то, что сделал первую попытку убедить москвичей в пользе чистоты и порядка. Увы, и сегодня далеко не все это понимают. И неведомо, как нерадивых горожан и гостей столицы вразумить…

Кажется, есть все основания учредить в Москве новый праздник – День чистоты. И отмечать его 9 апреля, в день выхода исторического указа императора «О наблюдении чистоты в Москве и о наказании за выбрасывание сору и всякого помету на улицы и переулки».

автор: Валерий Бурт

источник: www.stoletie.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector