Выпьем за тех, кто командовал ротами

До самой смерти дед мой называл Сталинград Сталинградом, а Ленинград Ленинградом, особо поминая остров Гогланд – он там воевал. И ни одно застолье, особенно 23 февраля, не обходилось...

До самой смерти дед мой называл Сталинград Сталинградом, а Ленинград Ленинградом, особо поминая остров Гогланд – он там воевал. И ни одно застолье, особенно 23 февраля, не обходилось без песни со словами:

Выпьем за тех, кто командовал ротами,
Кто умирал на снегу.

И мы, дети, знали эту песню наизусть.
На школьном концерте, правда, петь нам ее запретили – шла борьба за трезвость, а там все “выпьем и снова нальем”… Но у нас в доме всегда считали, что “из песни слова не выкинешь”.
А вот над чем мы не задумывались, так это над тем, кто эти слова сочинил – песня-то была по-настоящему народная. Кстати, мало кто и сейчас знает ее название — “Волховская застольная”.
А ведь автор слов у песни есть – это прекрасный поэт Павел Николаевич Шубин. Хотя и посейчас путаются в его дате рождения — то ли 27 марта, как дает Литературная карта Липецкой области; то ли 27 февраля 1914 года — как указывает на своем сайте его родное село Чернава Измалковского района Липецкой области.

Зато все литературоведы единодушно подчеркивают, что Павел шел нога в ногу с эпохой. Вырос в многодетной трудовой семье, в шесть лет пошел в школу. Мальчика взяли сразу во второй класс – он к тому времени быстро и четко читал, совсем, как взрослый.

В 1929 году уехал в Ленинград. Жил у сестры Анны, муж которой устроил Павла слесарем на Ленинградский металлический завод имени Сталина, на котором паренек проработал с 1929 по 1933 год. Одновременно учился на вечернем отделении Конструкторского техникума М.И. Калинина. Но поэзию не оставлял и в 1934 году поступил на филологический факультет Ленинградского педагогического института, который окончил в 1939 году. Такая вот была эпоха.

Первые его стихи появились в печати в 1930 году. Первый сборник «Ветер в лицо» вышел в 1937 году. Второй — «Парус» — в 1940 году. Похоже, поэзия была для Павла Шубина дверью в иные миры, иные страны. Позже, один из его сослуживцев будет вспоминать, как в перерывах между боями он рассказывал им о неведомых лесах и реках, иных языках и народах. Были в этих рассказах и ветер в лицо, и полотняный парус, наполненный свежими ветрами дальних берегов. Но чаще всего в его довоенных стихах жила неброская красота российской глубинки, ее чистые реки и росистые заливные луга.
Уже позже литературоведы и нумерологи тихо ахнут: Шубин родился через 100 лет после Лермонтова, в год начала Первой мировой войны, а умер в пушкинском возрасте, тридцатисемилетним. 10 апреля 1950 года Шубин скончался от острого сердечного приступа, на скамье в тихом московском переулке.

С самого начала войны Павел Шубин призван на фронт как сотрудник газет «Фронтовая Правда», «Сталинский воин», «В бой за Родину». С 1941 г., в рядах действующей армии, он участвует в боях на Волховском, Карельском и Дальневосточном фронтах, в разгроме Квантунской армии. За участие в военных действиях П.Н. Шубин награжден орденами Великой Отечественной войны II степени и Красной Звезды, а также медалями «За Отвагу», «За оборону Ленинграда», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Японией».

Тогда же создал стихи о русских воинах: «Полмига», «Битва на Дону», «Идёт на родину солдат», «Мы устоим». В 1943 году в Ленинграде вышла книга его стихов «Во имя жизни», а в 1944 в Беломорске сборник «Люди боя». Военные годы обожгли все прижизненные книги Павла Шубина: «Моя звезда» (1947), «Солдаты» (1948), «Дороги, годы, города» (1949).
Многие стихи Павла Шубина были положены на музыку. Так, например, появились слова пятой(!) версии вальса “На сопках Маньчжурии”. Надо заметить, что сочинение новых слов на известные мотивы были тогда не редкостью.

Меркнет костер,

Сопки покрыл туман.

Легкие звуки старого вальса

Тихо ведет баян.

С музыкой в лад,

Припомнил герой-солдат

Росы, березы, русые косы,

Девичий милый взгляд.

Тогда же родилась и ставшая наиболее известной «Волховская застольная». И тоже непросто. Сначала на готовую музыку появились версии, далекие от практически документальных событий, описанных Шубиным.

Эта песня — вечный памятник отваге и героизму солдат Волховского и Ленинградского фронтов — вскоре стала народной, и мало кто знал, что ее написали поэт Павел Шубин и белорусский композитор Исаак Любан.

Рассказывают, что однажды Шубин приехал в 154-й авиаполк читать свои стихи. Принимали его очень хорошо. Но когда он начал декламировать «Застольную», в зале поднялся шум. Кто-то выкрикнул: «Пусть товарищ поэт читает свои сочинения!” Обычно находчивый, Шубин оторопел от обиды и не мог найти нужных слов, а потом посерьезнел и сердечно поблагодарил строгого слушателя.
В послесталинские годы «Волховскую застольную» отодвинули от эфира, она осталась именно что в ветеранских застольях. Хотя за ее авторство, или хотя бы участие в написании той или иной строфы — или даже строки — борятся теперь уже потомки довольно известных поэтов и литераторов. Ну что ж, на то она и народная, чтобы каждый стремился увидеть в ней песенную строку “своей правды”. Но, как бы то ни было, эта песня осталась гимном Волховского и Ленинградского полков.

Если, бывало, бывалых встречается

Несколько старых друзей,

Всё, что нам дорого, припоминается,

Песня звучит веселей!

Всё, что нам дорого, припоминается,

Песня звучит веселей!

Редко, друзья, нам встречаться приходится,

Но уж когда довелось,

Вспомним, что было, и выпьем, как водится,

Как на Руси повелось

Вспомним, что было, и выпьем, как водится,

Как на Руси повелось

Здесь с нами вместе семья ленинградская

С нами сидит у стола

Вспомним, как русская сила солдатская

Немца на Запад гнала!

Вспомним, как русская сила солдатская

Немца на Запад гнала!

Выпьем за тех, кто зимою холодною

В мёрзлых лежал блиндажах,

Бился на Ладоге, дрался на Волхове,

Не отступал ни на шаг!

Бился на Ладоге, дрался на Волхове,

Не отступал ни на шаг!

Выпьем за тех, то командовал ротами,

Кто замерзал на снегу,

Кто в Ленинград пробирался болотами,

Горло ломая врагу!

Кто в Ленинград пробирался болотами,

Горло ломая врагу!

Вспомни о тех, кто убит под Синявиным,

Всех, кто не cдался живьём

Выпьем за Родину, выпьем за Сталина,

Выпьем и снова нальём!

Выпьем за Родину, выпьем за Сталина,

Выпьем и снова нальём!

Всnанем и чокнемся кружками полными,

Братством друзей боевых

Выпьем за мужество павших героев мы,

Выпьем за встречу живых!

Выпьем за мужество павших героев мы,

Выпьем за встречу живых!

Выпьем за удаль ту, нашу кипучую,

За богатырский народ,

Выпьем за армию нашу могучую,

Выпьем за доблестный флот!

Выпьем за армию нашу могучую,

Выпьем за доблестный флот!

автор: Юлия Горжалцан

источник:rosgeroika.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...