Через отвесные скалы: подвиг отряда Леонова

Артиллерийские батареи, мощные системы заграждений и крупные силы врага. Скалистый мыс Крестовый казался неприступным. Но он был нужен для захвата порта Лиинахамари. Для этого в октябре 44-го разведчики Виктора Леонова высадились на ощетинившееся...

Артиллерийские батареи, мощные системы заграждений и крупные силы врага. Скалистый мыс Крестовый казался неприступным. Но он был нужен для захвата порта Лиинахамари. Для этого в октябре 44-го разведчики Виктора Леонова высадились на ощетинившееся побережье залива…

Ключ к порту Лиинахамари

В октябре 1944 года советская армия готовилась нанести удар по группировке нацистов в районе порта Лиинанахамари. Для Германии он имел стратегическое значение — в годы войны там находилась не только одна из важнейших немецких военно-морских баз на побережье Баренцева моря, но и главная база для вывоза никеля с месторождений в районе поселка Петсамо.

Порт и гавань представляли мощнейший укрепленный район: оборона насчитывала четыре береговые батареи 150- и 210-миллиметровых орудий, 20 батарей 88-миллиметровых зенитных орудий противовоздушной обороны, приспособленных для стрельбы по наземным и морским целям.

Особую роль в обороне порта занимал мыс Крестовый. Выступая большим отростком от восточного берега Лиинахамари, он закрывал узкий вход в залив Петсамо. Любые неприятельские корабли, желавшие проникнуть в гавань, становились легкой мишенью для береговых батарей. «В военные годы вся оконечность мыса Крестового напоминала ощетинившегося ежа, — писал в воспоминаниях Герой СССР моряк-разведчик Макар Бабиков. — У самого уреза воды находилась береговая дальнобойная батарея. На полпути от берега до вершины мыса на просторной ровной площадке располагалась зенитная батарея. Кроме того, там и сям в каменных нишах были установлены малокалиберные пушки, пулеметы».

Не зря мыс Крестовый называли ключом к порту Лиинахамари и к Петсамо: высадить десант в порту, не сломив обороны Крестового, было просто невозможно.

Операцию по захвату батарей возложили на разведотряд Северного оборонительного района и 181-й отряд особого назначения Северного флота под командованием лейтенанта Виктора Леонова.

Из подводников в разведчики

разведчик 181-го разведотряда Северного флота В.Леонов

Виктор Леонов родился в 1916 году в подмосковном Зарайске. В 37-м призвался на Северный флот, служил на подлодке Щ-402. С началом войны подал рапорт о зачислении в 181-й отряд особого назначения.

Тогда только сформированный, а к концу войны наводивший ужас на врага отряд громил нацистские тылы на территории Норвегии. Разведчики месяцами находились за линией фронта, совершая диверсию за диверсией.

С самых первых операций среди всех смельчаков отряда выделялся Виктор Леонов. К любым сложностям он был прекрасно подготовлен не только физически и тактически, но и морально. Внутреннее спокойствие и умение в самых критических ситуациях мыслить здраво не раз спасали жизнь и ему, и сослуживцам.

«В числе первых ворвался в оборону противника и захватил зенитный пулемет», «раненый в ногу не оставил своего поста, (.) ушел на перевязку только после категорического приказа командира», «вывел группу в 11 человек из окружения», «вытащил всех раненых и эвакуировал в горы», «взял в плен трех солдат и доставил в штаб», — писали в представлениях Леонова к наградам.

В 42-м он стал помощником командира, а в декабре 43-го принял командование отрядом.

Руководство Северного флота намечало цели, которые находились настолько глубоко в тылу врага и были так сильно укреплены, что о нападении о них не могло быть и речи, но приказ получали бойцы Леонова, и цели — склады, штабы, аэродромы — всегда уничтожались. Поэтому именно 181-му отряду особого назначения осенью 1944-го поручили сверхсложную задачу — совместно с разведчиками Северного оборонительного района захватить батареи на мысе Крестовый.

От мыса Крестовый до Петсамо

Лиинахамари, 1944 год

Ночью 9 октября 1944 года разведотряд высадился на побережье губы Малая Волоковая между заливом Петсамо и хребтом Муста-Тунтури. Бойцам предстоял долгий и тяжелый путь под дождем и снегом — через сопки, по гранитному бездорожью, чтобы, подойдя к мысу Крестовый с тыла, ударить внезапно по позициям врага.

«Штурмуем крутую сопку, — после войны описывал тот октябрьский марш Леонов. — Вырубаем ступени в граните скалы, взбираемся на вершину сопки и видим новые, еще более крутые горы. Пересекаем засыпанную снегом равнину на вершине горы. Здесь опасно! Каждую минуту можно провалиться в невидимую под снегом расщелину».

Из воспоминаний разведчика Макара Бабикова: «Западный склон кряжа оказался не легче и не положе того, по которому только что взобрались. Спускались на канатах, но их для всех не хватало. Поэтому приходилось пользоваться таким способом. Моряк, ухватившись руками за какой-нибудь выступ, повисал над обрывом. Другой сползал по его спине и, нащупав ногами опору, принимал товарища на руки».

Оказавшись у цели на третьи сутки, в кромешной темноте отряд буквально на ощупь пробирался к вражеским позициям. Взлетела сигнальная ракета — разведчиков обнаружили. Нацистская батарея открыла огонь. От позиций противника «леоновцев» отделяло несколько рядов колючей проволоки.

Из воспоминаний Виктора Леонова: «Завтра в это время наши десантные катера начнут свой рейд в Лиинхамари мимо мыса Крестового. К этому времени он должен быть наш, хоть бы нам всем пришлось полечь здесь».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...