Тайные победы Коломенкина

Первый, и в дореволюционные годы единственный, российский олимпийский чемпион Николай Коломенкин, будучи чиновником финансового ведомства, вынужден был… многие годы скрывать от начальства и общественности свое увлечение спортом, выступая...

Первый, и в дореволюционные годы единственный, российский олимпийский чемпион Николай Коломенкин, будучи чиновником финансового ведомства, вынужден был… многие годы скрывать от начальства и общественности свое увлечение спортом, выступая на крупнейших соревнованиях под фамилией Панин.

Как известно, в первых трех Олимпиадах (в 1896, 1900 и 1904 годах) российские спортсмены участия не принимали. И вот, наконец, в протоколах IV Олимпиады, проводившейся осенью 1908 года в Лондоне, появились русские фамилии. В заявке, присланной в туманный Альбион из России, значились 8 человек. Но на игры поехала команда из 5 участников: Николай Панин (Коломенкин), Николай Орлов, Андрей Петров, Евгений Замотин и Григорий Демин (причем даже эта небольшая команда была собрана только благодаря добровольным финансовым взносам). Для сравнения: честь Великобритании в тот год отстаивали 710 спортсменов, причем львиную долю их финансирования взяла на себя британская корона…

Однако, несмотря на скудость (или практически полное отсутствие) господдержки, олимпийский дебют российских спортсменов можно считать на редкость удачным: из пяти заявленных на соревнования россиян трое вернулись домой с наградами.

Первым русским олимпийским чемпионом стал Николай Панин (Коломенкин), победивший в специальной программе фигурного катания на коньках. Борцы классического стиля легковес Николай Орлов и тяжеловес Андрей Петров выиграли «серебро».

…В дни открытия IV Олимпиады, как это нередко бывает на Британских островах, над Лондоном висел густой серый туман, целыми днями лил дождь. Но прохладная сырая погода не остудила накал состязаний в типично зимнем виде спорта, включенном в программу летней Олимпиады, – фигурном катании на коньках. Основная борьба здесь развернулась между многократным чемпионом мира шведом Ульрихом Сальховым и русским спортсменом Николаем Паниным.

29 октября 1908 года состязания в фигурном катании открылись выполнением обязательной программы, так называемым школьным катанием. Когда на лед вышел Панин, Сальхов пустил в ход прием, который никак нельзя назвать честным. В тот момент, когда Панин с безукоризненной чистотой выполнял восьмерку на одной ноге назад, Сальхов громко крикнул:

– Да разве это восьмерка?! Ведь она же совсем кривая!

Панин, не обращая внимания на выкрик, приступил к следующей фигуре. Тогда швед повторил свой громогласный выпад. Это уже вызвало протест со стороны нашего спортсмена. Но Сальхов не унимался, продолжал свой самый что ни на есть наглый психологический прессинг…

Панин откатал программу замечательно, без единой помарки и очень артистично, но результат в этом виде соревнований был заранее предрешен, и не в его пользу.

Позднее Николай Александрович вспоминал: «Состав судейской коллегии был неблагоприятен для меня, так как в нее вошли два шведа, закадычный друг Сальхова – швейцарец Хюгель, немец Вендт и от России Сандерс – всего пять человек. У немецкого судьи и Сандерса я получил за школу первое место, у шведа Гренандера второе – на 9 баллов ниже Сальхова и на 23 балла выше, чем у шведа Турена, занявшего по школе третье место. Но остальная пара судей – швед Херле и приятель Сальхова Хюгель – дала мне четвертое место. Свою задачу «утопить» меня они выполнили, так как по тогдашним правилам победу решала общая наименьшая сумма мест…»

В результате судейских фокусов Панина отодвинули на второе место. Предвзятость арбитров была настолько явной, что представитель России даже заявил протест. Но его не приняли к сведению, и тогда Панин отказался участвовать в произвольном катании. Так Сальхов стал победителем в этом разделе программы.

Надо заметить, что группа шведских спортсменов и судей сочла необходимым сначала устно, а затем и письменно, в официальной форме принести Николаю Александровичу свои извинения за «недостойное поведение Сальхова».

Здесь, конечно, не уйти от вопроса: а почему, собственно, так неспортивно, разнузданно вел себя мировой чемпион, недостойными приемами пытаясь выбить из равновесия русского фигуриста? Дело в том, что Николай Панин (Коломенкин) был его давним и самым серьезным соперником…

Карьера Николая в большом спорте началась еще в 1901 году, когда он подал заявку на участие во всероссийском первенстве по «искусству катания на коньках», на состязаниях блестяще выполнил все задания, получил большую золотую медаль и титул лучшего фигуриста России.

В 1903 году в Санкт-Петербурге Петербургское общество любителей бега на коньках по поручению Международного союза конькобежцев проводило первый в России чемпионат мира по фигурному катанию, который был приурочен к 200-летию северной столицы. На этом чемпионате Панин на равных боролся за победу с лучшими фигуристами планеты, среди которых были чемпион мира швед Ульрих Сальхов, экс-чемпион мира немец Гильберт Фукс, чемпион Австрии Макс Богач и чемпион Германии Эрнст Лассан. Швед Сальхов опять стал чемпионом мира, а второе место досталось русскому Николаю Панину, причем ему совсем чуть-чуть не хватило баллов, чтобы обойти именитого шведа…

2-3 февраля 1908 года в Петербурге прошли престижные международные соревнования по фигурному катанию на Кубок памяти трагически погибшего Александра Паншина. Они оценивались в мировом сообществе фигуристов как важнейшая проба сил в преддверии назначенной на осень Олимпиады (Олимпийские игры в тот начальный период своей истории не делились на зимние и летние, программа их включала в себя как те, так и другие виды спорта). Недаром в соревнованиях вновь принял участие семикратный чемпион мира швед Ульрих Сальхов, а также претендовавшие на лидерство немцы Генрих Бургер и Мартин Гордан. На этот раз победителем стал уже Николай Панин, набравший в сумме 344,4 балла, а Сальхов же, чье катание было оценено только в 328,2 балла, довольствовался вторым местом. Очевидно, именно тогда он разглядел в русском фигуристе своего главного соперника, потому и попытался на олимпийских состязаниях выбить его из колеи откровенно неспортивным приемом.

…Во второй день олимпийских состязаний, отказавшись от участия в произвольном катании, победить в котором мог только Сальхов в силу откровенной ангажированности судей, Николай Панин все-таки выступил в заключительном разделе программы – выполнении так называемых специальных фигур. Суть этого состязания состояла в том, что спортсмен заблаговременно подавал в судейскую коллегию рисунки придуманных им комбинаций, а затем чертил своими коньками на льду соответствовавший чертежу сложный узор. Судьи оценивали мастерство по шестибалльной системе по трем показателям: новизне, трудности и исполнению на льду.

Панин не делал из своих рисунков никакой тайны и даже заранее предупредил, что его заявку может предварительно посмотреть любой фигурист или тренер.

Слух о необыкновенных фигурах, придуманных Паниным, облетел каток. И когда с ними познакомился Ульрих Сальхов, черная змея зависти, видимо, ужалила его в сердце. Вот почему он так рвался к выигрышу в первый день! Понимал, что Панин опередит его в специальных фигурах…

Как развивались события во второй день олимпийской баталии, Николай Александрович описал в своей книге «Страницы из прошлого», увидевшей свет в СССР спустя четыре с лишним десятилетия после тех событий. «Когда Сандерс (судья из России. – А.П.) передал судьям мои фигуры, они единогласно заявили, что одна из четырех фигур невыполнима или в рисунке имеется ошибка, – писал Панин-Коломенкин. – Но Сандерс подтвердил, что она будет исполнена в точности по чертежу; это была та самая фигура, над которой я столько мучился. Так оно и вышло: все четыре мои фигуры были исполнены на зеркальной ледяной поверхности совершенно точно… Когда я выступал в этом соревновании, то с гордостью чувствовал себя представителем своей родины и знал, что уже никакие судейские комбинации не смогут украсть у меня победу».

Представитель России выступил изумительно. Его фигуры были не только оригинальны, красивы и сложны, но и в точности соответствовали заявленным образцам. Судьи вынуждены были единогласно отдать ему первое место, присудив в общем зачете 219 баллов из 240 возможных (91,8%). Столь высокого результата в то время не достигал никто.

А Ульрих Сальхов в тот день просто не вышел на лед, рассудив, что раз обойти русского не удастся, то лучше и не позориться…

В официальном отчете о IV Олимпийских играх отмечалось: «Панин (Россия) был далеко впереди своих соперников как в трудности фигур, так и в красоте и легкости их исполнения. Он вырезал на льду серию наиболее совершенных рисунков с почти математической точностью». Подчеркнем, что лондонская награда Панина — первая и единственная золотая олимпийская медаль дореволюционной России.

Как же пришел наш спортсмен к такому блистательному успеху?

Коля Коломенкин родился 27 декабря 1871 года (по старому стилю) в селе Хреновое Воронежской губернии. Хотя на Воронежской земле он прожил совсем недолго, но именно здесь берут начало его первые спортивные опыты. Переехав в Воронеж, он начал кататься на городском катке на самодельных деревянных коньках с железным полозом. Позже мать привезла ему из Москвы пару настоящих коньков.

С детства слабый сложением и здоровьем, он лет в семь-восемь не раз словно завороженный смотрел, как на перекрестке Малой Московской и Лесной улиц сходились стенка на стенку крепыши — кулачные бойцы. Летом же, бывая у родственников в Хреновом, на знаменитом конезаводе Коля приобщился к конному спорту. А впоследствии, уже в 90-х годах позапрошлого века, сам основал одну из первых воронежских спортивных организаций — «Донской кружок спорта».

В юношеском возрасте Николай уехал с матерью (которая развелась с его отцом — директором Воронежского завода сельскохозяйственных машин Александром Николаевичем Коломенкиным) в Петербург, где окончил классическую гимназию. В 1893 году он поступил на отделение естественных наук физико-математического факультета Петербургского университета.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...