«Слухачи». Телефонное подслушивание на Русском фронте Первой мировой

Важнейшее значение для ведения боевых действий имело подслушивание вражеских телефонных переговоров.Важнейшее значение для ведения боевых действий имело подслушивание вражеских телефонных переговоров. М. Ронге отмечал, что с августа 1915...

Важнейшее значение для ведения боевых действий имело подслушивание вражеских телефонных переговоров.Важнейшее значение для ведения боевых действий имело подслушивание вражеских телефонных переговоров.

М. Ронге отмечал, что с августа 1915 г. в распоряжении австрийской разведслужбы появляется новое разведсредство — аппараты для подслушивания вражеских телефонных переговоров [Ронге М. Указ. соч. С. 162]. С конца этого года австрийские станции телефонного подслушивания появились на Русском и Итальянском фронтах.

В 1917 г. в распоряжении австрийского командования было 190 станций телефонного подслушивания, сведенных в группы.

«Слухачи». Телефонное подслушивание на Русском фронте Первой мировой

Австрийцы прокладывают телефонный кабель.

Осенью 1917 г. русское командование имело полную информацию об организации службы телефонного подслушивания австро-венгерской армии. В плен попал начальник австрийской станции подслушивания. На основе его показаний, а также других сведений было установлено, что при каждом штабе дивизии и армии находился офицер — начальник службы подслушивания соединения (объединения) соответственно. Начальник дивизионной станции подслушивания, подчиняясь начальнику службы подслушивания армии, кроме того, подчинялся начальнику дивизионной разведки и командиру телеграфной роты дивизии. Служба подслушивания была независимой от радиослужбы и службы телефонной связи.

В штат германской станции подслушивания входило 11 человек (в том числе 4 слухача), а австрийской – 6 человек (в том числе 3 слухача). Кроме того, в германской армии имелись особые электромеханики (обученные фирмой, поставлявшей подслушивающие приборы) для ремонта на месте аппаратов подслушивания дивизионных станций. Подслушивание велось в определенное время, в соответствии с распорядком на позиции противника (учитывалось время отправки донесений, смен и т. п.).

Интересно, что во время подслушивания разговоры по своим телефонным линиям прекращались. Все подслушанное записывалось и переводилось на немецкий язык персоналом станции, который комплектовался из лиц, знающих русский язык. Перевод записывался в трех экземплярах и отправлялся через штаб ближайшего батальона в штаб дивизии. За каждое перехваченное важное сведение, например, установление смены частей, прибытие или перегруппировка артиллерии и т. п. слухачи-австрийцы получали награду в 60 крон.

Станция подслушивания являлась принадлежностью участка позиции и при смене дивизий продолжала работать на том же участке. В некоторых случаях, когда фронт дивизии был велик, лучи с заземлениями создавались на двух участках фронта дивизии — чтобы станцию, по мере надобности, можно было бы переносить с одного участка на другой.

«Слухачи». Телефонное подслушивание на Русском фронте Первой мировой

Германский телефонный пост

Стремясь организовать заземление своих подслушивающих приборов как можно ближе к русским окопам, немцы пытались выстреливать из траншейных орудий особые снаряды заземления, к которым крепился телефонный кабель. Образцы таких снарядов были подобраны на участке русского 15-го армейского корпуса в декабре 1916 года. Часовые-очевидцы сообщали, что почти одновременно в немецких окопах раздались два довольно слабых выстрела, и вслед за этим появились летящие снаряды, один из которых упал в озеро и утонул, а другой перелетел русские окопы и был подобран. Пороховой заряд бомбомета был не совсем точно рассчитан, и снаряд, залетев дальше, чем следовало, порвал прикрепленный к нему кабель.

Подслушивание телефонных переговоров в германской армии было введено в середине 1915 г.

«Слухачи». Телефонное подслушивание на Русском фронте Первой мировой

Связь на передовой – штаб германского батальона

Подслушивание телефонных переговоров больше имело тактическое значение, но и оно часто приносило весомые результаты, давало ценные сведения и позволяло проверять данные иных видов разведки. Так, во время Нарочской операции в марте 1916 г. телефонное подслушивание оказало германским войскам большую помощь – немцы подслушали пришедшие в русские части, находившиеся на передовой, приказы о предстоящем наступлении. По словам М. Ронге, до 20-х чисел июля 1916 г. русские не подозревали о наличии подобного изобретения. Из радиодепеши начальника штаба Ставки М. В. Алексеева, австрийцы узнали, что русские приняли захваченную у противника станцию телефонного подслушивания за немецкие «подземные телефонные аппараты». Но с середины 1916 г. они и сами стали практиковать телефонное подслушивание [Там же. С. 188].

Важные услуги противнику телефонное подслушивание оказало в ходе Летнего наступления Юго-Западного фронта 1917 г. Было установлено, что А. А. Брусилов наметил прорыв у Зборова, Бржезан и Станиславова. Были известны как дата наступления, так и количество идущих в него дивизий [Там же. С. 261].

Приемы подслушивания менялись в зависимости от схемы организации телефонных линий. Так, при наличии однопроводной телефонной линии от особого прибора-усилителя, расположенного в 3 км за вражескими окопами, протягивался по направлению к русскому окопу изолированный проводник — не доходивший до окопа на 300-500 шагов. Конец проводника зачищался и заземлялся (либо даже просто укладывался на землю). При применении двухпроводных телефонных линий изолированный проводник от усилителя также прокладывался по направлению к окопу на расстояние 30-75 шагов, а затем поворачивался вдоль окопа, протягивался еще на 150-400 шагов и заземлялся. Наконец, если телефонная линия в русских окопах была не только двухпроводная, но и хорошо изолированная, противник старался сделать отвод от одного из русских проводов при помощи тонкой серебряной проволоки, соединенным с изолированным проводником, проложенным к усилителю.

В русской армии телефонным подслушиванием занимались появившиеся к концу войны полевые телефонные учебные команды – они имели соответствующую подготовку и оснащение. Команды занимались как телефонным подслушиванием, так и борьбой с ним. Наиболее эффективными мерами борьбы с телефонным подслушиванием являлись:

  1. применение 2-проводной системы телефонных линий (линии должны были уходить не менее чем на 2 км в глубину позиции);
  2. жесткий и детальный технический контроль и наблюдение – как за противником, так и средствами связи;
  3. использование иных (дублирующих) средств передачи информации;
  4. применение специальных мер (условных кодов, звукомаскировки, контр-телефонного прослушивания).

Для подслушивания и звуковой завесы (звукомаскировки) использовались специальные приборы. Так, для организации звуковой завесы напротив угрожаемого участка двухпроводной телефонной линии прокладывалась однопроводная линия – и по ней от обыкновенного прерывателя (зуммера) или от малой спирали Румкорфа непрерывно посылался электрический ток. Действие зуммера или спирали в однопроводной линии не мешало телефонным переговорам по двухпроводным линиям, но устраняло любое подслушивание — во всех однопроводных линиях, проведенных с целью подслушивания, был слышен резкий шум, заглушающий индуктивные токи, которые служили противнику для подслушивания.

Эффективными мерами также являлись хорошая изоляция провода и прокладывание проводов по ходам сообщений. Наставления, отмечая, что лежащий на поверхности земли провод – атрибут маневренных операций, рекомендовали хорошо закапывать провод в землю (прикрыв ветвями или хворостом, зарыть его не менее чем на метровой глубине – для лучшей защищенности во время артобстрелов), предварительно заизолировав. Пониженная громкость разговора по телефону и наличие особых усилителей (должны были подслушивать разговоры в собственных окопах с целью обнаружения проблемных участков сети) также были важными мерами безопасности.

«Слухачи». Телефонное подслушивание на Русском фронте Первой мировой

Русская телефонная команда

Очевидно, что если радиоперехват был наиболее ценен для периода маневренной войны, то телефонное подслушивание – для позиционного периода боевых действий. Телефонное подслушивание имело тактическую ценность не только для младшего и среднего, но и для высшего командования – благодаря ему узнавали о распоряжениях вражеского командования, начале операций, подходе подкреплений, смене частей и соединений и т. д.

автор: Олейников Алексей

источник: topwar.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector