Штурм Берлина глазами последнего немецкого коменданта

«Уже в течение нескольких дней я непрерывно участвовал в больших боях и знал только одно, что через несколько дней должна произойти окончательная катастрофа, если в последний час не...

«Уже в течение нескольких дней я непрерывно участвовал в больших боях и знал только одно, что через несколько дней должна произойти окончательная катастрофа, если в последний час не произойдет чуда», — говорил генерал артиллерии Гельмут Вейдлинг на допросах. Чуда не произошло: население ютилось в бомбоубежищах, войска, как в клетке, метались в городе, вокруг которого все плотнее сжималось кольцо наступавших советских сил. 2 мая Вейдлинг, командовавший обороной Берлина, капитулировал. На следующий день он рассказывал советским следователям о последних днях обороны.

23 апреля Гитлеру донесли, что командир 56-го танкового корпуса Вейдлинг перенес свой штаб и находится уже западнее Берлина, хотя должен его оборонять. На основании этого слуха Гитлер приказал расстрелять генерала. Но тот приехал прямо в бункер, где пряталось высшее руководство нацистского Рейха, и доложил, что его штаб находится почти на передовой. Тогда Гитлер передумал расстреливать Вейдлинга, а 24 апреля назначил его командующим обороной Берлина. «Лучше бы Гитлер оставил в силе приказ о моем расстреле», — сказал Вейдлинг, узнав эту новость. Но назначение принял.

Оказалось, на Гитлера произвела впечатление смелость не бежавшего с передовой генерала. У него ведь уже не оставалось практически ни одного стоящего командира для обороны города, которую он планировал превратить в немецкий вариант битвы за Москву: разгромить советскую армию в оборонительном сражении и перейти в контрнаступление. Гитлер упорствовал до последнего: «Если Берлин попадет в руки противника, то война будет проиграна». Конечно, безумные планы фюрера не мог бы реализовать и самый лучший полководец.

Берлинские ополченцы.

День за днем силы немецкой обороны, склеенные из остатков разбитых и потрепанных частей, из ополченцев и подростков гитлерюгенда, отступали и сдавались. Каждый день Вейдлинг докладывал Гитлеру об обстановке. 30 апреля, когда даже Гитлеру стало понятно, что борьба бесперспективна, он убил свою любимую собаку, а затем он и его жена Ева Гитлер (Браун) покончили с собой. Узнав об этом, утром 2 мая генерал Вейдлинг сдался в плен русским, подписал акт о капитуляции и приказал оставшимся немецким войскам в Берлине прекратить сопротивление. Битва за Берлин закончилась. 3 мая 1945 г. Вейдлинг уже давал показания советским следователям при Разведштабе 1-го Белорусского фронта.

Вейдлинг и офицеры его штаба сдаются в плен.

Вейдлинг, как и многие офицеры, жаловался на деградацию немецкого командования в ходе войны, вызванную стремлением Гитлера лично контролировать действия всех войск: «Я должен отметить, что русские за время войны далеко шагнули вперед в тактическом смысле, наше же командование шагнуло назад. Наши генералы «парализованы» в своих действиях, командир корпуса, командующий армии и частично командующий группы армий не обладали никакой самостоятельностью в своих действиях. Командующий армии не имеет права перебрасывать по своему усмотрению батальон с одного участка на другой без санкции Гитлера. Такая система руководства войсками неоднократно приводила к гибели целых соединений. О командирах дивизий и корпусов не приходится и говорить, они вообще были лишены возможности действовать соответственно обстановке, проявить инициативу, всё должно делаться по предначертанию сверху, а эти предначертания часто не соответствовали положению на фронте».

Вейдлинг показал, что хотя в Берлине имелось продовольствия и боеприпасов на 30 дней, не удавалось их нормально доставлять, и расположенные на окраинах склады были захвачены советскими войсками. Через 4 дня после назначения командующим обороной у войск Вейдлинга не было уже практически ничего для сопротивления.

Плененные Вейдлинг и офицеры штаба.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...