Поражение немецкой армии под Москвой

Общая обстановка В октябре–ноябре 1941 года немецкая армия пыталась пробиться к советской столице – Москве, разгромить основные силы Красной Армии тем самым и завершить войну в свою пользу....

Общая обстановка

В октябре–ноябре 1941 года немецкая армия пыталась пробиться к советской столице – Москве, разгромить основные силы Красной Армии тем самым и завершить войну в свою пользу. На ближних подступах к Москве кипели яростные бои. Противник в этих боях был измотан и обескровлен. 27 ноября генерал-квартирмейстер Генштаба сухопутных войск Вагнер докладывал Гальдеру: «Наши войска накануне полного истощения материальных и людских сил». В ходе второго этапа генерального наступления на Москву немцы потеряли свыше 155 тыс. убитыми, ранеными и обмороженными. Высоки были потери в материальной части.

В битве за Москву назрел перелом. Впоследствии, вспоминая этот момент войны, Г. Гудериан писал: «Наступление на Москву провалилось. Все жертвы и усилия наших доблестных войск оказались напрасными. Мы потерпели серьёзное поражение…». Но Гитлер не хотел смириться с провалом идеи блицкрига, он настаивал на продолжении наступления. Фронтовое командование также исходило из того, что силы Красной Армии истощены в тяжелой борьбе. Командующий группы армий «Центр» фон Бок в приказе от 2 декабря 1941 года, отмечал, что «оборона противника находится на грани своего кризиса». Однако военно-политическая верхушка Третьего рейха ошибалась. Несмотря на большие жертвы, которые понесла советская страна и армия под Москвой, кризисное положение в обороне столице уже преодолели. Мобилизационные возможности, социалистическая система и народное хозяйство СССР оказались намного более устойчивыми, нежели ожидали на Западе. СССР образца конца 1930 – начала 1940 – х годов был намного сильнее, чем Советская Россия периода 1920 – начала 1930–х годов.

Советский Союз выдержал первый, самый сильный и страшный удар и постепенно начал приходить в себя, наращивая военные и экономические возможности, мобилизуя весь свой огромный потенциал для будущей победы. Это привело к изменению общей ситуации на всём фронте. Противник уже не мог успешно наступать на всём протяжении фронта. Во второй половине ноября Красная Армия нанесла сильные контрудары на севере и юге страны, освободив Тихвин и Ростов-на-Дону. Немецкое верховное командование уже не могло снимать войска с северного и южного стратегического направлений для укрепления положения на центральном (московском) направлении. А на фронте под Москвой немецкие войска оказались растянутыми на тысячекилометровом фронте, значительная их часть (9-я и 2-я полевые армии) была вовлечена в борьбу против войск Калининского и правого крыла Юго-Западного фронтов. Это ослабило давление группы армий «Центр» на Западный фронт, непосредственно закрывавший столицу. Не имея серьёзных резервов, немцы к концу ноября лишились возможности продолжать наступление. А их ударные подвижные группировки были ослаблены, обескровлены затяжными тяжелыми боями, утратили свои первоначальные пробивные, мобильные возможности. В то же время окрепли и увеличились силы советских фронтов. Ставка, несмотря на всю сложность ситуации под Москвой и в целом на фронте, изыскивало возможность подкреплять Западный фронт, создавать резервы в его тылу и формировать стратегические резервы.

Таким образом, в ходе летне-осенней кампании 1941 года вермахт добился впечатляющих успехов – захватил Прибалтику и блокировал Ленинград на севере, оккупировал западные области страны и вышел на ближние подступы к Москве, захватил Украину, Харьков, значительную часть Донбасса и почти весь Крым. Однако немецкая армия не смогла с ходу взять Ленинград, перешла к его длительной осаде, сразу прорваться на Кавказ, взять Севастополь. Не смогли немецкие войска и взять советскую столицу – Москву. В итоге немецкий план «молниеносной войны» против Советского Союза был сорван упорным сопротивление Красной Армии, всего народа в целом.

Социалистическая систему показала высокую эффективность и устойчивость, продолжая работать и даже увеличивать основные показатели даже в условиях жесточайшей войны и оккупации противником важнейших промышленных и сельскохозяйственных западных областей Союза. Немецкая военно-политическая верхушка (как и хозяева Англии и США, которые создали проект «Третий рейх») сильно просчиталась и недооценила духовный, военный, экономических и научный потенциал советской цивилизации. Уже в 1941 году крах нацистской Германии стал очевиден. Герои Бреста, Одессы, Севастополя, Москвы, Ленинграда и многих других городов, населенных пунктов и безвестных мест показали непобедимость Советского Союза (России) и народа в открытом бою. Гитлер подписал смертный приговор рейху, начав войну с русскими.

Горящий советский танк Т-34 подбитый в ходе боя в районе города Клин

Подготовка наступления

С началом зимы и на бескрайних просторах России врага ждала не победа, а катастрофа, предвестник будущего поражения в войне. Советская Ставка, дождавшись истощения сил врага под Москвой и верно оценивая сложившееся соотношение сил, в конце ноября приступило к подготовке контрнаступления. Основная роль отводилась войска Западного фронта. Ставка передала фронту из своих резервов 1-ю ударную, 10-ю и 20-ю армии. Ближайшая задача контрнаступления заключалась в том, чтобы на флангах Западного фронта разбить ударные группировки группы армий «Центр» и устранить непосредственную угрозу советской столице, а в центре фронта сковать вражеские войска с последующим переходом в общее наступление.

К началу декабря 1941 года в группе армий «Центр» насчитывалось более 800 тыс. человек, около 10,4 тыс. орудий и минометов, 1 тыс. танков и более 600 самолетов. Советские фронты, защищавшую столицу, с учётом полученных подкреплений имели около 720 тыс. человек, 5900 орудий и минометов, 415 установок реактивной артиллерии, 670 танков и 760 самолетов. Западный фронт, несмотря на передачу новых трёх армий, не имел преимущества над врагом. Калининский и Юго-Западный фронты также не имели превосходства над противником, даже на направлениях главных ударов.

Однако психологический фактор был на стороне Красной Армии. Жестокая бойня под стенами Москвы надломила боевой дух «непобедимого» вермахта. Немцам в Европе ещё не приходилось сталкиваться с таким ожесточенным сопротивлением и стойкостью противника. Русские стояли насмерть. О блицкриге пришлось забыть, война затягивалась и уносила всё больше людей. Дневники и письма, обнаруженные и убитых или пленных немецких солдат и офицеров, часто свидетельствовали о коренных переменах в настроениях немецких войск. Так, ефрейтор Отто Залфингер в письме к родителям отмечал: «До Москвы осталось очень немного. И всё-таки мне кажется, что мы бесконечно далеки от неё. Мы уже свыше месяца топчемся на одном месте. Сколько за это время легло наших солдат! А если собрать трупы всех убитых немцев в этой войне и положить их плечом к плечу, то эта бесконечная лента протянется, может быть, до самого Берлина. Мы шагаем по немецким трупам и оставляем в снежных сугробах своих раненых. О них никто не думает. Раненый – это балласт. Сегодня мы шагаем по трупам тех, кто пал впереди: завтра мы станем трупами, и нас также раздавят орудия и гусеницы».

Советское верховное командование планомерно готовилось к переходу в контрнаступление. Заблаговременно были созданы и сохранены стратегические резервы, их своевременно выдвинули на фланги немецких ударных группировок и бросили в контрнаступление. Удар последовал, когда вермахт, обессиленный и обескровленный в длительных и тяжелых наступательных боях, не успел перегруппировать свои войска для обороны, ни закрепиться на достигнутых рубежах. Не успели немцы и получить подкрепления из Западной Европы.

Наступление

5 декабря 1941 года войска Калининского фронта начали наступление и вклинились в оборону врага. 6 декабря в наступление перешли войска Западного фронта, нанося удары по противнику севернее и южнее столицы, а в районе Ельца наступали войска правого крыла Юго-Западного фронта. Развернулась масштабное наступление советских войск под Москвой. Его подготовка была хорошо замаскирована, и немецкое командование было застигнуто врасплох. Немцы считали, что русские войска полностью обескровлены и неспособны к стратегическому наступлению. Начальник Генштаба сухопутных войск Гальдер, главнокомандующий немецкими сухопутными силами Браухич и командующий группой армий «Центр» Бок до самого последнего момента думали, что советские войска окончательно обессилены, что у них нет больших резервов и их сопротивление уже на пределе возможностей. Было распространено мнение, что судьба Московской битвы будет решена «последним батальоном», брошенным в бой. Поэтому немцы до последнего атаковали, всё пытаясь взять Москву. Однако, как показали дальнейшие события, немецкое военно-политическое руководство совершило роковой просчёт.

В итоге немцы вынуждены были признать провал своего штурма московских позиций. 8 декабря 1941 года немецкое верховное командование приказало своим войскам перейти к обороне. В директиве № 39 немецкая Ставка предписывала: «Главным силам войск на Востоке по возможности скорее перейти к обороне». Однако стратегическая инициатива была уже в руках Красной Армии. 16 декабря немецкая Ставка требовала от группы армий «Центр» не допустить значительного отступления, командующим армиями, командирам соединений и всем офицерам предлагалось «заставить войска с фанатическим упорством оборонять занимаемые позиции», чтобы выиграть время до подхода подкреплений.

Главные удары наносили войска Западного фронта. На его правом крыле, действуя против немецких 3-й и 4-й танковых групп в общем направлении на Клин, Солнечногорск и Истру, наступали 30-я, 1-я ударная, 16-я и 20-я армии, а также часть сил 5-й ударной армии. Германская оборона не выдерживала натиск советских войск. Отступающие немецкие войска, стараясь затруднить движение противника, использовали тактику «выжженной земли», сжигали населенные пункты, дома, или минировали их. 15 декабря 1-я ударная и 30-я армии освободили Клин. Войска 16-й армии к исходу 8 декабря выбили врага из Крюкова, 11 декабря – разрушенный город Истру. При отходе на западный берег Истры и Истринского водохранилища немцы уничтожили все переправы, взорвали дамбу водохранилища, что привело к серьёзным проблемам в деле форсирования водной преграды. Западное побережье немцы заминировали и организовали сильное огневое прикрытие. Однако командование 16-й армии заранее подготовило подвижные группы войск, которые обошли противника с флангов и обеспечили стрелковым дивизиям форсирование истринского рубежа.

Наступающие севернее войска 20-й армии освободили Красную Поляну, 11 декабря – Солнечногорск. Войска правого крыла 5-й армии, наступавшие южнее 16-й армии, своим наступлением способствовали развитию её успеха на истринско-волоколамском направлении. Особенно успешно действовал 2-й гвардейский кавалерийский корпус Л. М. Доватора. Пройдя линию фронта по глухому лесу юго-западнее Звенигорода, советская конница пошла на прорыв, отрезая пути отхода немецких войск к Волоколамску и Рузе. В этих боях 19 декабря погиб генерал Лев Михайлович Доватор.

Войска Калининского фронта 16 декабря освободили Калинин и продвигались к Старице и Ржеву. К концу месяца, отбросив врага на 50 – 100 км, они вышли на рубеж Волга, Ржев, Зубцов, Погорелое Городище. Здесь фронт стабилизировался. Войска правого крыла Западного фронта во второй половине декабря овладели городами Высоковск, Теряева Слобода, Волоколамск и главными силами вышли на рубеж рек Лама и Руза, где противник подготовил крепкую оборону.

Таким образом, в ходе декабрьских боев 9-я полевая 3-я и 4-я танковые армии потерпели серьёзное поражение. Угроза советской столице с северо-запада была ликвидирована. Наступающие советские войска освободили сотни населенных пунктов Московской области и очистили важную железную дорогу Калинин – Москва.

Красноармейцы на немецком танке Pz.Kpfw. III, захваченном в Крюково под Москвой

Кавалеристы 2-го гвардейского кавалерийского корпуса 16-й армии Западного фронта, в центре с картой в руках-командир корпуса гвардии генерал-майор Лев Михайлович Доватор

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...