Любовь и долг княгини Волконской

Каждый образованный человек в нашей стране знает имя Марии Волконской. Имея титул княгини, будучи утонченной барышней, с детства росшей в роскоши и в окружении слуг, она отправилась в...

Каждый образованный человек в нашей стране знает имя Марии Волконской. Имея титул княгини, будучи утонченной барышней, с детства росшей в роскоши и в окружении слуг, она отправилась в ссылку следом за своим супругом-декабристом. Что ее к этому побудило – крепкая любовь или преданность идеям, точно сейчас не известно. Многие считают – то и другое. Об этой женщине писал Николай Некрасов в своей поэме «Русские женщины» и она является одной из героинь советского фильма «Звезда пленительного счастья».

Любовь и долг княгини Волконской

Мария Раевская. 1821. Ханс Яков Эри. Литография по акварели П. Соколова

Бойкая черноволосая смуглая девочка с живыми глазами, как о ней рассказывали современники, Мария была пятым ребенком у родителей, и самым любимым.

Ее матушка Софья приходилась внучкой самому Михайло Ломоносову. Батюшка Николай Раевский был героем войны с французами. Это семейство очень любили в свете.

Любовь и долг княгини Волконской

Джон Доу. Портрет С.Г. Волконского. Ок. 1823-25 гг.

Как и прочие отпрыски Раевских, Маша училась на дому. Она прекрасно играла на фортепиано, у нее был отличный голос, больше других она предпочитала музыку Италии.

Английский и французский языки знала в совершенстве. Поговаривают, что ею в свое время был увлечен сам Александр Пушкин. Но замуж она вышла в итоге за князя Сергея Волконского.

Волконский имел звание генерал-майора, отличился в боях с французами. Ему было 35, а Марии 18 лет. Семья Раевских как раз переживала финансовый упадок.

В дневнике Маша признавалась, что муж до свадьбы был ей, по сути, не знаком. Супружество сразу стало складываться не гладко. Мария писала родным, что Сергей часто бывает с ней резок, может ее время от времени избегать и характер у него тяжелый.

Хотя историки понимают его поведение, ведь он активно готовился к восстанию. Непонятно, зачем он вообще затеял эту женитьбу, и не мог не понимать, что если их дело не увенчается успехом, его семью ждут всяческие гонения и неприятности.

Маша могла только догадываться о делах супруга. В декабре 1825 года Сергей отвез ее, беременную, к родителям, и уехал надолго по каким-то своим делам.

О восстании, произошедшем 14 декабря, Мария сначала вообще не знала. Сразу после Нового года она родила своего первого сына, Коленьку. Роды прошли нелегко, она два месяца хворала. Родители, сестры и братья сохранили в секрете от нее арест супруга, произошедший 14 января. Но только узнав об этом, Мария сразу же отослала Сергею письмо в крепость, где он был заключен, где уверяла его в том, что готова последовать за ним хоть на край света – хоть в Сибирь, хоть на Колыму, или даже остаться с ним в тюремной камере.

Хотя, как ни странно, политических взглядов своего мужа Маша не придерживалась. Она даже написала в письме своему брату о том, что ее злит и пугает не то, что мужа ждет неминуемое наказание, а то, что он пошел на поводу у недостойных людей.

Тем не менее Волконская не сомневается, что долг велит ей поехать в Сибирь вслед за супругом. А ведь она даже не знала его настолько хорошо, чтобы успеть по-настоящему полюбить. Да и элементарного семейного согласия у них не сложилось.

Однако князь очень хотел, чтобы супруга сопровождала его на каторгу. Он через свою сестру передал Марии послание, где поведал, что несколько жен декабристов уже собрались ехать за мужьями, и это им было дозволено. Он спрашивал супругу, ждет ли его такое же счастье? Сам-то он считал, что она, конечно, согласится, но опасался, что ее отговорят от этого шага ее родственники.

И опасался Сергей не зря. Семья Раевских всячески отговаривала Марию от намерения ехать за супругом, и они даже воровали письма от родственников мужа, которые на это ее склоняли. Но Волконская все же отправилась в Сибирь, оставив маленького сына. Мальчик без нее скончался в два годика.

В феврале 1827 года княгиня прибыла наконец на рудник, где отрабатывал каторгу ее супруг. Встретившись с мужем, она упала ему в ноги и целовала его кандалы.

Сначала Мария жила в избе с другими декабристками. Теперь она, барышня-белоручка, сама делала все дела по хозяйству – стряпала, стирала, шила, садила овощи, пилила дрова и прочее…

Княгиня помогала и другим каторжанам – подкармливала, штопала им одежду, выпрашивала для них льготы. За это узники прозвали ее Светлой девой Марией. Это высокое признание, аналогия с Матерью Иисуса, вызывало у нее благодарные слезы.

С первых же дней Волконская стала просить, чтобы ей позволили жить вместе с мужем в тюремной камере. Начальник каземата отговаривал ее, напоминая, что в избе есть хоть какие-то удобства, а в остроге она будет жить даже без единого оконца. Но княгиня продолжала проситься перейти жить к супругу. И ей позволили это сделать в конце концов.

Хотя, оценив обстановку в камере, видную на рисунках одного из декабристов, можно заключить, что все было не столь печально.

Любовь и долг княгини Волконской

Мария Николаевна Волконская, ур.Раевская. Неизвестный художник.

Окон, и правда, не было. Но сама камера насчитывала двадцать метров, стены были затянуты красивой материей (прислали родственники), стояли две софы, бельевой шкаф, место для письма, книжный шкаф и даже клавикорды, которые привезла из столицы княгиня Волконская.

Хотя, несомненно, этот «рай» был чужд Марии, проведшей детство и юность в шикарных залах.

В 1830 году Мария родила девочку Софью, умершую в тот же день. Затем у Волконских родились еще сын и дочь – Михаил и Елена.

Летом 1836 года семье Волконских позволили отбыть в одно из сел под Иркутском. Супруги были очень рады переменам, Мария очень оживилась, приобрела небольшой дом, хотела весной развести сад. Но с мужем ее было не все так, как до каторги.

Князь Волконский после тюремного заключения вдруг стал очень скуп, начал экономить буквально на самых необходимых вещах. Супруга расходится с ним во мнениях, и они отдаляются друг от друга. Некоторые биографы считают, что из-за детей, а другие предполагают, что Мария завела роман с другим декабристом, Александром Поджио.

Любовь и долг княгини Волконской

Благодатский рудник. Дом, в котором жили княгини М. Н. Волконская и Е. И. Трубецкая. 1889

Современники вспоминали, что Мария в то время была еще в полном расцвете, а Сергей уже лишился зубов, стал неопрятен и постыдно скуп. Некоторые откровенно свидетельствовали, что супруги давно уже жили как соседи, просто выдерживая приличия.

Любовь и долг княгини Волконской

Камера Волконских в Петровском заводе. Акварель Н. Бестужева. 1830.

Но тем не менее Мария Николаевна была верна своему долгу. Она сумела добиться разрешения для мужа жить в городе Иркутске, после переезда стала светской дамой и даже завела там свой салон.

В 1856 году Сергея Волконского наконец пускают жить в Москву, а Мария уже уехала туда ранее, так как у ее дочери муж оказался парализован и княгиня помогала за ним ухаживать.

Любовь и долг княгини Волконской

Мария Николаевна с сыном Михаилом. 1862-63 гг.

В своих воспоминаниях внук Марии Волконской писал о последних годах ее жизни, что она оценивала окружающих через призму своего жизненного опыта, и чужую радость – через призму перенесенных страданий. Поэтому многим она казалось в старости излишне строгой. Наверное, это и было причиной, из-за которой родственники и слуги ее порой побаивались.

Скончалась Мария Николаевна на 58-м году жизни. Супруг пережил ее на два года, дожив до 76 лет.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector