Валёк

Он стоял, с трудом удерживаясь на ногах в тот момент, когда ему вручали орден Мужества. И совсем уж не помнит, как получил именные часы от ФСБ. Голова болела...

Он стоял, с трудом удерживаясь на ногах в тот момент, когда ему вручали орден Мужества. И совсем уж не помнит, как получил именные часы от ФСБ. Голова болела так, что ноги подкашивались.

Валёк

Его увезли в госпиталь сразу после награждения. Это в горячке боя никто не замечал контузию. Раны – нет. Ну, а кто из бойцов контузию не получал? Поболит голова и перестанет. Только глаза красным застилает.

Первый адрес

Пять часов утра. Огромный дом из красного кирпича с зелеными воротами. Ему страшно. Он шел первым, со щитом. И влетел в ворота просто, как и не держал восьмикилограммовый щит в руках.

Он вошел, и ворота захлопнулись. Валёк остался один в темноте, в бандитском дворе. За воротами братишки ломятся в закрытую калитку, но открыть не могут. Какая тут скрытность и тишина?

Хоть бы выбраться обратно. Он бросил щит. И палец лег на курок. Любой в тот момент, оказавшись перед ним, стал бы трупом. Наконец братишки выбили ворота вместе с косяком. Он был жив.

А дом оказался пустым. Некоторое время спустя у него пошел «оттяг» — мелко дрожали колени. Он смеялся сам над собой. И стыдился своего страха. И злился, что те, кто был в доме за зелеными воротами, ушли. И теперь зубоскалят над ним.

Ладно. Первый блин – комом. Хорошо, растяжек не было. А сюрпризы были впереди.

Спецназ

Больше двух лет командует штурмовой группой Валёк. Спецназ – единый организм, братство, замешанное преданностью, честью, ежесекундной выручкой. Любой из них готов прикрыть всех своей грудью. Если кто-то не понял, то это называется дружбой.

Валёк понял, что есть вера в товарища, и настоящая дружба. Нет, он не любит разрушать и ломать. Он не для того пришел, чтобы убивать кого-то. Валек не псих, хотя встречались и такие на пути.

Выходя «на войну», он никогда не открывал огонь первым. Только после того, как начинали палить в него. Но бандиты не ждали милости. И стреляли первыми, пытаясь уйти от спецназа.

По горам Валёк бегает уже с 2002 года. Он другого уже и не умеет так хорошо делать. Отлично помнит первое ощущение боя. Первые свои потери, первые чужие трупы. Их было семеро арабов. Почему-то от них противно пахло.

Натовский камуфляж, немецкие, турецкие, иорданские паспорта. Бандиты отряда Хаттаба. Все давно уничтожены, а Валёк все помнит о них. Они бежали босиком, а ему было смешно, что от них удирали в зеленку бородатые мужики.

Они боялись федералов. Валёк был счастлив и весел. Он ни кого не застрелил. Зато сам чуть не поймал пулю. Что-то вжикнуло рядом, над головой. Аж взмок весь до пяток. Но обошлось.

Обычная работа

Разведка донесла, что в доме будет один боевик. Валёк работал в Ингушетии. Нет разницы, как говорят в спецназе. Бандит, он и в Африке бандит. А тут Россия.

Что-то пошло не так. В доме никого не оказалось. Но он уже стреляный был. Потрогал постель – она была теплая. Опасность рядом. Интуиция такая штука…вот кожей чувствуешь, что-то случиться должно.

Он двинулся в сторону хозяйского сортира. Бывали случаи, когда там находили оружие. Но его вернули и велели пройти в соседний дом. Перемахнув через забор, он увидел, как с вытаращенными глазами из дома выскочил полуголый мужик.

Подняв руки, что-то гортанно кричал. Валёк навел автомат на него, тот метнулся в дом. Бывает…утро, встал по нужде, а тут вооруженные люди во дворе. А из дома кричали «Не убивайте».

Было мартовское утро, тепло. Птички чирикали. Начирикали, блин!

Валёк вошел в дом первым. Он успел крикнуть «Мордой в пол», и сразу выкатилась РГД-5 под ноги. Его граната. А за ним стояли братишки. Мгновенно решение выстрелило в голове – он ударил по гранате ногой. Нет, не пнул ее, а ударил, чтобы ребятам не досталось.

А братишек на развороте вытолкнул за дверь. Все произошло за несколько секунд. Время как будто спрессовалось вокруг него. Валёк думал, что это последний поступок в его жизни. И был взрыв…

Падая, он понял, что не погиб. Во рту песок, и легкие забиты порохом. А рядом, как в кино, боец кричит ему в ухо: «Замполит, ты живой?» Ему так хотелось засмеяться. Он был молодой и смешливый. А тут кино про него. Но горло сковал страх.

Шел бой, который показался Вальку очень длинным. Бандиты огрызались огнем. Белая вспышка слева. Взрыв. Потом еще вылетает белый предмет из окна. Кувыркаясь, как в замедленной съемке, белый предмет падал на группу.

«Хаттабка». Взрыв. И мир заслонила розовая пелена. Все осколки достались одному братишке. Его вынесли из боя, и направили в госпиталь. А бой продолжался. Они давили бандюганов.

Вгорячах он подзабыл, что надо часто менять позицию в бою. И тут же вокруг стали взметаться фонтанчики пыли от пуль. Валёк понял, что идет охота на него. Но, сменив позицию, продолжил выкуривать бандитов. Они прыгали из окон, попадая под огонь пулеметчика.

В Дагестане их ждали взрывы, убийства, теракты. И опять бои. Шли бесконечные похороны погибших. Население озлоблено. Народ устал от войны, а по-прежнему идет зачистки, штурмы, обстрелы.

Бесконечные рейды в горах стали привычной рутиной. Валёк с командой «чистил» республику от грязи. Ваххабиты оставляли килограммами свою литературу, пытаясь вручить ее подросткам.

Валёк прочел ее, чтобы понимать, о чем идет речь. Явная спекуляция на трудностях. Лопоухая, безденежная молодежь втягивается в паутину радикальных течений. Это страшная угроза для России.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector