Так самолеты не летают!

Создавая «Небесный тихоход», конструктор Николай Поликарпов не ожидал, что его детище станет бомбардировщиком. Причем, одним из самых успешных во время Второй Мировой войны. Машина создавалась для школ авиации....

Создавая «Небесный тихоход», конструктор Николай Поликарпов не ожидал, что его детище станет бомбардировщиком. Причем, одним из самых успешных во время Второй Мировой войны.

Машина создавалась для школ авиации. ПО-2 изготовлялся из фанеры, плотного полотна и древесных брусков. Она вполне соответствовала запросам учебных планов.

Поликарпов не увеличивал силовую нагрузку — в задачи для создания самолета не входили планы перевозки по воздуху груза. Но война изменила статус маленького учебного самолета.

Его стали использовать в качестве ночного бомбардировщика. Самолет был способен летать на сверхнизких высотах и почти не издавал звуков. Причем точность бомбового удара была столь сильной, на которую неспособны другие машины.

А уж о немецкой авиации и подавно нечего говорить. Гитлеровцы презрительно встретили в небе первые неуклюжие «русфанер». Неопытные в боях с ПО-2 немецкие асы, бросившись вдогонку за маленьким тихоходом, на огромной скорости врезались в землю.

Самолетик прижимался к земле, и немцу некуда было деваться. Все критикуемые моменты самолета, становились его преимуществом в боях. Невысокая скорость создавала уникальную возможность ночных полетов.

Маленький деревянный самолетик незаметно подбирался к вражеским позициями и с высокой точностью бомбил объекты. Одна из главных особенностей машины – взлет с любой относительно ровной поверхности.

Техники заправляли баки самолета просто ведрами горючего. А приземлялся он везде, где считал нужным. Гитлеровцы не нашли действенного метода борьбы с назойливым воздушным разбойником.

В 1944 года получил самолетик имя своего создателя – ПО-2 (Поликарпов). Ему была уготована самая длинная жизнь в авиации. После войны самолет долгие годы применяли в народном хозяйстве.

Начав свою жизнь в 1928 году, он до 1953 года успешно выпускался. Всего было выпущено более сорока тысяч самолетов.

Шел 1942 год.

Сталинград стал той отправной точкой, когда немцы получили чувствительный удар по зубам. Еще надеясь удержаться на левом берегу Волги, фашисты готовили ударный маневр танками.

Помешать в этом могло только полное уничтожение горючего для заправки танковых расчетов. Разведка донесла, что обнаружены склады горюче смазочных материалов. Командование немедленно отдает приказ о бомбежке складов ГСМ.

Базирующийся неподалеку полк, имел на вооружении несколько самолетов ПО-2. Именно этот полк получил приказ командования, а все самолеты на боевом задании. Сиротливо стоит на поле один ПО-2. Других самолетов нет.

Приказ срочный, его надо выполнять. Подобие летающей этажерки, которую обтянули парусиной, было страшным сооружением. И немощным, к тому же. Этажерка может поднять в воздух всего двести килограммов.

А нужно не менее полтонны. Чтобы уж наверняка врезать так, чтобы искры в разные стороны полетели. Крышу складов фашисту укрепили на славу. Очень фашисты берегли ГСМ для танков в Сталиграде.

Стремительно побегав вокруг летающей этажерки, полковник командует технику:

— Волоки пятисотку, и цепляй к баку.

— Не взлетит, товарищ полковник. Замок крякнет сразу – почти шепотом говорит техник.

— Да ты ополоумел! Готовь машину к полету! – заорал командир.

— Пилот кто? – сипло прошептал техник, понимая, что это полет в один конец. Самолет домой не вернется.

— Не каркай! Давай «уши»! Парашют тащи!

Короткие приказы, нервное застегивание шлемофона и парашюта.

— Вы лететь не можете — адъютант робко подал голос.

— Я разжалую тебя! Тащи стакан спирта!

Фанерный самолетик выполз на взлетную полосу. Кряхтя и кашляя, как старик, он с трудом оторвался от взлетной полосы. Даже не пытаясь набрать хоть какую-то высоту, на бреющем летит на южную окраину Сталинграда.

Ах, если б знал Николай Поликарпов, что придется вытерпеть его самолету… Машина болталась в воздухе, кренилась, и пыталась уйти в пике. Были намерения закрутиться в штопор.

Но наш безымянный герой мертвой хваткой вцепился в штурвал. Погибать неохота, и приказ надо выполнить. А то многие погибнут. Этажерка долетела до цели через сорок минут. Высоко в небе пронеслись два Мессера.

Самолетик они не заметили. Муха какая-то ползет по полям. Может, колымага с сеном. А двигатель от нагрузки стал дымиться. И уже самолетик виднее врагу. Он еще и болтаться стал сильнее.

Вроде зенитчики вражеские стрелять не собираются. А их хорошо видно. Самолет почти по кронам деревьев идет. Уже видно крышу склада, до цели рукой подать. Ура-а-а! Рычаг нажат. Пятисотка (бомба) пошла вниз.

Счастливый самолетик взмыл в небо. «Милая Пошечка, выноси»! – взмолился полковник. Поздно спохватились зенитчики. Склады рвались под крылом гордого самолета ПО-2.

Немецкие зенитчики давали объяснения, что так самолет не летает. Он кувыркался и дымился в воздухе. Все и подумали, что уже сбитый летит. Скоро упадет где-нибудь в кустах.

Вернувшийся полковник «схлопотал» выговор. Ставка запрещала командирам полков боевые вылеты. Маршал Тимошенко, громко отчитывая нашего героя за нарушение приказа, крепко жал ему руку. И троекратно поцеловал перед строем.

А полковник, уйдя в ангар к технику, напился вдрызг. И песни орал с техником всю ночь. Адъютант бегал по полку, искал, у кого спирт в заначке есть.

автор: Валентина Сбродовская

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector