Отец советской школы разведки

28 августа 1911 г. в селе Елизаветполь (в настоящее время — Гянжа, республика Азербайджан) в семье сельского священнослужителя (по другим данным – учителя) Ивана Сергеевича Агаянца и его...

28 августа 1911 г. в селе Елизаветполь (в настоящее время — Гянжа, республика Азербайджан) в семье сельского священнослужителя (по другим данным – учителя) Ивана Сергеевича Агаянца и его супруги Анны Михайловны на свет появился третий сын Иван, которому суждено было стать выдающимся разведчиком.

Отец советской школы разведки

Братья Агаянц — Михаил и Иван с Агекяном Мартыном (Мартиросом) Ервандовичем

В школе Иван вступил в ВЛКСМ, а после окончания учебы его пригласили на партийную работу – грамотные люди в тех местах были на вес золота. Уже в Москве он поступил в Институт народного хозяйства, но отучился лишь два курса.

В 1930 г. девятнадцатилетний Иван по протекции старших братьев, давно уже служивших в центральном аппарате ОГПУ в Москве, поступает на службу в экономическое управление ОГПУ. На новом месте службы его характеризуют с самой лучше стороны и продвигают по карьерной лестнице, и, надо сказать, было за что: Иван Агаянц свободно говорил по-французски, по-турецки, по-испански, на фарси, чуть похуже – по-английски и по-итальянски. Это обстоятельство стало весьма важным при выборе руководством места работы для молодого оперативного работника.

В 1936 г. Агаянца перевели во внешнюю разведку ОГПУ, а уже через год отправили набираться опыта поближе к старшему брату Александру, который с 1934 по 1937 гг. возглавлял резидентуру в Париже. Впрочем, учиться у брата пришлось недолго – вскоре А.И. Агаянца перевели в Берлин, где он стал единственным легальным разведчиком, пока не умер от язвы в 38 лет. Всех остальных разведчиков отозвали в Москву, и судьба их незавидна.

Отец советской школы разведки

В Париже Агаянц занимался разведкой сначала под крышей советского торгового представительства (государственную монополию на внешнюю торговлю в Советской России установил еще Ленин), а затем в консульском отделе полпредства, которое возглавляли опытнейшие дипломаты – до апреля 1937 г. – Владимир Петрович Потемкин, ставший вскоре Первым заместителем наркома иностранных дел (В.М. Молотова), а до конца марта 1940 г. – Яков Захарович Суриц, работавший до Парижа полпредом в Кабуле, Анкаре и Берлине. Общение с ними для Ивана Агаянца даром не прошло.

Отец советской школы разведки

В 1938 г. Агаянц участвовал в эвакуации из Испании, где в те годы шла гражданская война, в Москву, генерального секретаря компартии Испании Хосе Диаса, год спустя – Долорес Ибаррури. Пока действовал Международный комитет по невмешательству в дела Испании, куда входила и Франция, сделать это можно было легально, но 5 апреля 1938 г. комитет перестал действовать де-факто, а в апреле следующего года самоликвидировался де-юре. 26 февраля 1939 г. Франция признала законным правительство генерала Франко – главаря испанских путчистов. В этих условиях нелегальный переход испано-французской границы был чрезвычайно рискованным – пограничники с обеих сторон стреляли на поражение.

В 1940 г. Агаянца отозвали в центральный аппарат внешней разведки НКВД. После нападения Германии на СССР, в июле 1941 г. его командировали в Иран, где в те годы было чрезвычайно сильно влияние гитлеровцев, страна была буквально наводнена агентами абвера, СД и гестапо. Чтобы обезопасить советские южные границы, правительства Англии и СССР договорились оккупировать Иран, и 17 августа в эту страну с юга вошли английские войска, а 25 августа с севера – войска советские. Операция получила название «Согласие». При этом Кремль действовал на совершенно законном основании: 26 февраля 1921 г. в Москве был подписан Договор между РСФСР и Персией, статья VI которого давала право Правительству РСФСР ввести свои войска на территорию Ирана, если с его территории третье государство будет угрожать безопасности России. Подготовка и проведение операции «Согласие» потребовали от Агаянца много сил и весь его профессионализм.

После того, как союзники прочно обосновались в Иране, взяли под свой контроль пути сообщения и линии связи, в Советский Союз через Иран стали поступать грузы, прибывающие из США и Канады по ленд-лизу. В Иране были построены заводы, где отверточным способом собирались грузовики и другая техника. Потом на них загружали автопокрышки, станки, одежду, обувь и другое необходимое Красной Армии снаряжение, и по горным серпантинам везли в СССР. Всего через Иран в СССР поступило почти четверть всех союзнических поставок. Но будет ошибкой думать, что, оккупировав Иран, СССР и Англия полностью ликвидировали разветвленную немецкую агентурную сеть. Поэтому одной из обязанностей Ивана Агаянца стало обеспечение безопасности иранских коммуникаций, предотвращение диверсий.

С 28 ноября по 1 декабря 1943 г. в столице Ирана впервые встретились Рузвельт, Сталин и Черчилль. Место проведения конференции лидеров во многом было обусловлено тем, что в Лондон пришлось бы лететь над оккупированной Францией, а в Вашингтон – через океан, но Сталин не любил самолеты. В Иран же можно было добраться, используя самолет по минимуму. Кроме того, считалось, что из нейтральных держав только в Тегеране можно обеспечить безопасность глав СССР, США и Англии. Подготовка конференции велась в тайне, но немцы о ней узнали, и готовили покушение. Советская разведка получила сведения о подготовке покушения от Николая Кузнецова, работавшего в Ровно под именем Пауля Зиберта. Ивану Аганянцу выпала нелегкая доля предотвратить покушение, и работу эту он выполнил блестяще: конференция прошла без происшествий, а президент США Рузвельт – случай в истории беспрецедентный, остановился не в посольстве США, а в советской миссии, потому что там безопасней, чем невероятно разозлил Черчилля. (Через два года, старший брат Ивана Ивановича Михаил Агаянц руководил охраной другой конференции глав трех держав – Ялтинской, и там все тоже прошло без происшествий. Такое вот совпадение).

Одним только Ираном работа Ивана Агаянца не ограничилась – он отвечал и за другие страны Азии и Африки. В Алжире он выяснял подноготную де Голля и возглавляемого им «Национального комитета сражающейся Франции», подготовил визит де Голля в столицу СССР. Часто он летал в Египет и Ирак, и эти поездки способствовали тому, что у Советского Союза становилось все больше влиятельных друзей.

После окончания Мировой войны Иван Агаянц недолго руководил резидентурой МГБ в Париже, и разведчики сумели скопировать секретный «план Маршала» по экономическому переустройству Европы.

Во всех странах, где служил Агаянц, он создал и оставил приемникам широкую агентурную сеть.

Вернувшись в Москву, Иван Иванович Агаянц работал в МИД СССР, начальником отдела Первого Главного Управления МГБ по Центральной Европе, служил начальником кафедры в теперешней «Академии внешней разведки». В конце 50-х г.г. он встал во главе спецподразделения «Д», занимавшегося проведением так называемых активных мероприятий, проще говоря, «акций влияния» за пределами СССР. Все это позволило сорвать недобрые планы Соединенных Штатов на Кубе, в Африке и в Азии. В середине 60-х г.г. Иван Агаянц получил звание генерал-майора КГБ, через пару лет стал заместителем начальника ЦСР Страны Советов.

Отец советской школы разведки

За долгие годы службы Иван Агаянц был удостоен многих высоких наград – орденов Ленина, Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды.

К сожалению, постоянные стрессы, тяжелая и нервная служба даром не прошла: в Иране Иван Агаянц подхватил туберкулез. В стране был низкий уровень медицины поэтому не удалось вовремя диагностировать и начать лечение. Умер Иван Иванович Агаянц 12 мая 1968 г, не дожив до 57 лет. Работа в разведки не простая вещь. Судьба трех братьев Аганянц этому подтверждение: Александр Аганянц – умер в 38 лет, второй – Михаил – в 53 года.

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector