От матроса до адмирала: первый русский адмирал Наум Акимович Сенявин

26 мая 1719 г., держа свой флаг на «Девоншире», Сенявин покинул Ревель и вышел на перехват шведского отряда. Под его командованием находились кроме флагманского «Девоншира» 52-пушечные «Рафаил», «Варахаил»,...

26 мая 1719 г., держа свой флаг на «Девоншире», Сенявин покинул Ревель и вышел на перехват шведского отряда. Под его командованием находились кроме флагманского «Девоншира» 52-пушечные «Рафаил», «Варахаил», «Уриил», «Ягудиил» и «Портсмут». Эскадре была придана 18-пушечная шнява «Наталия». На рассвете 4 июня 1719 г. на траверзе острова Эзель с головных «Девоншира» и «Портсмута» были обнаружены вражеские корабли. Врангель принял русских за голландских купцов и ринулся на перехват. Свою ошибку шведы поняли слишком поздно. В 5 утра, сблизившись на достаточное расстояние, Сенявин приказал открыть огонь.

Шведский отряд попытался уйти, однако ветер не благоприятствовал этому. Усилия русской эскадры в основном были сосредоточены на «Вахмейстере», который, несмотря на сильное неравенство сил, продолжал все же мужественно сопротивляться. Первыми не выдержали концентрированных залпов на минимальной дистанции «Карлскрона» и «Бернгардус», которые спустили флаги. «Вахмейстер» продержался дольше. Русские корабли подошли к нему вплотную и начали осыпать ядрами. Все три мачты шведского корабля оказались сбитыми, в корпусе зияли многочисленные пробоины. Капитан-командор Врангель, командовавший боем, был ранен и потерял сознание. Около трех часов дня «Вахмейстер» наконец спустил флаг.

От матроса до адмирала: первый русский адмирал Наум Акимович Сенявин

Шведский линейный корабль «Вахмейстер»

Всего на трех вражеских кораблях было взято пленными 376 человек матросов и 11 офицеров. 50 человек оказались убиты и ранены. У русских было 9 убитых и 9 раненых. Эзельский бой оказался первым корабельным сражением, в котором русским флотом была одержана победа артиллерийским огнем без перерастания в абордажную схватку. Победа у острова Эзель окончательно лишила шведский флот господствующего положения на театре боевых действий.

Боевая карьера Сенявина продолжалась. В том же году эскадра под его командованием осуществляет прикрытие галерного флота у берегов Швеции – высадка десантов на территорию противника стала теперь обыденным делом. Война близилась к завершению – финансовые и людские ресурсы Швеции были исчерпаны, и она при посредничестве Англии начала переговоры о мире.

Русский адмирал

По случаю заключения Ништадтского мира со Швецией Наум Сенявин получил звание шаутбенахта (контр-адмирала). После отпуска для лечения от многочисленных ранений продолжил службу на Балтике, командуя кораблем «Святой Андрей». Очень тепло и уважительно относившийся к императору, Сенявин болезненно воспринял кончину Петра I, которая ознаменовала собой завершение целой эпохи в истории России. Будучи уже к тому времени достаточно состоятельным человеком – за ратную службу ему были жалованы земли – Сенявин во всех церквях, расположенных во всех своих имениях, справлял панихиды и в изобилии раздавал деньги нищим. Взошедшая на престол Екатерина I сохранила к Сенявину благосклонное отношение и наградила его орденом Святого Александра Невского. В 1727 г. он получил звание вице-адмирала, став первым русским человеком, достигшим такого высокого чина.

В 1728 г. Сенявин был назначен командиром галерного флота. В послепетровское время морское дело в России утратило прежнюю динамику, и флот постепенно начал пребывать в запустении. Некоторое оживление началось тогда, когда уже в царствование Анны Иоанновны империя приняла активное участие в войне за польское наследство. В 1733 г. умер польский король Август II. Франция поддержала своего ставленника Станислава Лещинского, в противовес этому Россия и Австрия выдвинули саксонского курфюрста Фридриха Августа. Вскоре между обеими конкурирующими партиями начались военные действия, в которых, с одной стороны, приняли живейшее участие русские и австрийские войска, с другой – небольшие французские экспедиционные силы, доставленные кораблями в Данциг. Осада этого города стала кульминационным моментом кампании 1734 г. и всей войны за польское наследство.

Данциг осаждали русские войска под командованием фельдмаршала Бурхарда Миниха и союзного австро-саксонского контингента. Начавшаяся в феврале 1734 г., осада проходила трудно – оборона сторонников Лещинского и французских войск была хорошо организована, а у союзников отсутствовала в достаточном количестве осадная артиллерия. Кроме того, по морю в Данциг доставлялись различные припасы. Проблему необходимо было решить установлением прочной морской блокады.

Для этой цели 1 июня 1734 г. к Данцигу прибыл русский флот под командованием адмирала Томаса Гордона. В его составе было 16 линейных кораблей, 3 фрегата, бомбардирский корабль и шнява. Наум Сенявин держал свой вице-адмиральский флаг на линейном корабле «Святой Александр». Эскадра Гордона, кроме всего прочего, доставила русской армии дополнительный осадный парк и много боеприпасов. Прибытие русского флота кардинально изменило обстановку под Данцигом – город был теперь полностью блокирован и подвергался беспрерывной бомбардировке не только из возведенных многочисленных осадных батарей, но и с кораблей Балтийского флота. 26 июня Данциг капитулировал, а запертые в нем войска, в том числе и французы, сложили оружие. Так флоту удалось сыграть большую роль в овладении главным оплотом Станислава Лещинского, который в итоге проиграл «гонку» за польскую корону.

Пока Россия интенсивно гасила костер очередной, но далеко не последней польской смуты, заполыхали южные рубежи. В 1735 г. началась русско-турецкая война, и знания и боевой опыт Наума Сенявина оказались востребованы в тех краях, где когда-то начиналась его долгая военная карьера. Армии под командованием одного из самых талантливых полководцев в период правления Анны Иоанновны Бурхарда Миниха требовалось содействие с моря для овладения главного опорного пункта Порты в северном Причерноморье: крепости Очаков.

4 января 1737 г. Сенат постановил построить в Брянском адмиралтействе на реке Десне флотилию кораблей для действий на Днепре. Для этой цели планировалось ввести в строй имеющие небольшую осадку дубель-шлюпки, прамы, галеры и более мелкие корабли. Весной 1737 г. более трех сотен речных судов, на которых находились войска и различные припасы, отправились из Брянска по Десне к Днепру. Лето было жарким, и даже такая крупная река, как Днепр, обмелела – возникли серьезные трудности с форсированием знаменитых днепровских порогов. Первые корабли Днепровской флотилии смогли достичь Очакова лишь в июле, когда крепость уже была взята армией Миниха.

В сентябре 1737 г. по настойчивой просьбе фельдмаршала Миниха командование флотилией было передано вице-адмиралу Науму Акимовичу Сенявину. Уже в октябре этого года она приняла самое деятельное участие в отражении попытки турецкого штурма Очакова, который был успешно отбит. Весной 1738 г. на театре боевых действий разразилась эпидемия чумы, жертвами которой стали многие офицеры, солдаты и матросы. Не пощадила она и заслуженного вице-адмирала Наума Сенявина, который, избежав смерти от пули, ядра и сабли, скончался от этой болезни в конце мая 1738 г.

Опасаясь разрастающейся эпидемии, войска и Днепровская флотилия были вынуждены покинуть Очаков и Кинбурн, которые еще услышат рокот русских барабанов. Наум Акимович Сенявин прошел долгий ратный путь от простого матроса до первого русского вице-адмирала, его ежедневный кропотливый труд закладывал основы будущих побед. Сын его, адмирал Алексей Наумович Сенявин, продолжит традиции отца – его трудами России будут возвращены Азов и Таганрог и отданы Керчь с крепостью Еникале, чтобы Русское море вновь было открыто для русских кораблей.

автор: Денис Бриг

источник: topwar.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector