От матроса до адмирала: первый русский адмирал Наум Акимович Сенявин

Весь этот комплекс мер, занятость Карла XII на другом театре войны и пассивность шведов в Прибалтике позволили русской армии приступить к наступательным операциям. Наум Сенявин принял участие во...

Весь этот комплекс мер, занятость Карла XII на другом театре войны и пассивность шведов в Прибалтике позволили русской армии приступить к наступательным операциям. Наум Сенявин принял участие во многих крупных сражениях в этот период войны. В августе 1702 г. Петр начал подготовку к взятию важной и хорошо укрепленной шведской крепости Нотебург (Орешек). В октябре этого же года осада Нотебурга достигла своей кульминации: русские батареи беспрерывно обстреливали крепость, вызывая в ней пожары. Комендант подполковник Густав Вильгельм фон Шлиппенбах (родной брат того самого «пылкого Шлиппенбаха») отверг все предложения о капитуляции и вскоре последовал штурм. После 12-часового боя шведский гарнизон сдался. На радостях Петр выпустил побежденного врага с оружием в руках и даже оставил ему четыре орудия. На любезно предоставленных русскими лодках шведы отступили в Ниеншанц. По указу царя Нотебург был переименован в Шлиссельбург – Ключ-город, открывающий дорогу в неприятельские земли. Затем наступила очередь Ниеншанца. В первых числах мая после непродолжительной осады и бомбардировки в руки русских попала и эта крепость, переименованная в Шлотбург (Замо́к-город). И в этом сражении довелось поучаствовать возмужавшему Науму Сенявину.

Карл XII по-прежнему был поглощен польскими делами и мало обращал внимания на ухудшающееся положение в Прибалтике, которую прикрывали лишь немногочисленные гарнизоны в городах и крепостях. В июле 1704 г. после напряженной осады и ожесточенного штурма войска фельдмаршала Шереметева овладели Дерптом (Юрьевом), где победителям достались огромные трофеи.

От матроса до адмирала: первый русский адмирал Наум Акимович Сенявин

Шнява «Мункер» (с офорта Питера Пикарта)

Высвободившиеся после взятия Дерпта войска были не мешкая переброшены под хорошо укрепленную Нарву, 5-тысячным гарнизоном которой командовал смелый и талантливый генерал Горн. В августе 1704 г. город был взят штурмом, через небольшой промежуток времени капитулировал и расположенный рядом Ивангород. Добившись довольно значительных успехов в войне, Петр I был не против заключить выгодный для себя мир со Швецией. Для его возможного заключения и посредничества в переговорах было произведено зондирование позиции Англии и Пруссии. Фактический руководитель внешнеполитического ведомства при королеве Анне герцог Мальборо получил от русской стороны значительные суммы денег, однако сделать ничего не смог. Шведского короля отличала не только выдающаяся храбрость, но и соперничающее с ней столь же легендарное упрямство. Карл был уверен в своих силах и не желал идти на примирение.

Война продолжалась. Теперь она из чисто сухопутной превратилась еще и в морскую. У России появились на Балтике первые боевые корабли. На личные качества Наума Сенявина, его умелое обращение с такелажем и орудиями Петр I обратил внимание еще во время командования «Отворенными вратами» в Керченском походе. Не оставлял без внимания молодого дворянина царь и во время многочисленных сражений в Прибалтике. Теперь ему вновь понадобились хорошие моряки, но уже на Балтийском море, где Россия обретала флот. В 1705 г. Наум Сенявин был включен в состав экипажа шнявы «Мункер», которой нередко командовал сам царь.

В боях и походах

Вскоре у будущего вице-адмирала появилась возможность отличиться и в морской баталии. В 1706 году с целью предотвращения угрозы строящемуся Санкт-Петербургу со стороны шведского Выборга было принято решение овладеть этим городом. Осенью началась его осада, организованная, впрочем, без должной подготовки. Тяжелая артиллерия увязла в грязи, снабжение войск оставалось неудовлетворительным. Шведский гарнизон, наоборот, получал все необходимое морем. Помешать этому русские не могли – в их распоряжении были только лодки.

От матроса до адмирала: первый русский адмирал Наум Акимович Сенявин

Полумодель, предположительно 1740 г.

В ходе осадных работ с берега был замечен шведский транспортный корабль. По инициативе сержанта Преображенского полка Михаила Щепотьева было решено захватить его, используя лодки. Ночью 12 октября 1706 г. 52 (по другим сведениям 47) преображенцев на пяти лодках вышли в залив. Одной из лодок командовал боцманмат Наум Сенявин. Подойдя в темноте к шведскому транспорту, рядом с ним с лодок заметили два крупных одномачтовых бота. Щепотьев дал команду атаковать ближайший. Началась ожесточенная абордажная схватка, в которой обе стороны понесли значительные потери. В итоге вооруженный четырьмя мелкокалиберными пушками бот «Эсперн» был взят на абордаж. 37 русских, включая Михаила Щепотьева, погибли. Потери шведов насчитывали более 70 человек. Преображенцы не только захватили вражеский корабль, но и смогли после этого отбить нападение другого шведского бота, пришедшего на выручку «Эсперну».

Сам Наум Сенявин, показавший себя исключительно храбрым человеком, в этой схватке получил тяжелое ранение. После выздоровления он продолжил службу. 27 ноября 1707 г. Сенявина произвели в боцманы, а чуть позже и в поручики. Ему было пожаловано поместье. Теперь Петр I не упускал из вида талантливого офицера. В начале 1708 г. Сенявин был направлен в командировку на Воронежские верфи, а в мае того же года по возвращении он уже участвует в походах на недавно построенных бригантинах в финские шхеры под командованием контр-адмирала Боциса.

В августе того же года Сенявин получил приказ охранять с двумя бригантинами переправу через Неву. Несмотря на уход главных сил противника в лице корпуса генерала Левенгаупта на юг, шведы еще проявляли некоторую активность в Прибалтике. Когда вражеский отряд под командованием генерала Либекера подошел к переправе, его встретил сосредоточенный огонь двух бригантин, нанесший шведам значительный урон. Перегруппировавшись, неприятель соорудил береговую батарею из 12 орудий и открыл ответный огонь. Шведы стреляли довольно метко – вскоре у одной из бригантин оказался пробит корпус и сбита мачта.

Отдавая себе отчет в том, что вражеская батарея является очень опасным фактором, способным в конце концов вывести оба русских корабля из строя, Наум Сенявин принимает рискованное решение осуществить высадку на берег и нейтрализовать шведские орудия. Высадившись вместе майором Грековым и отрядом матросов и солдат, Сенявин атаковал шведские позиции, взял батарею и захватил шведские пушки. Вскоре к русским подошли подкрепления, и генерал Либекер был вынужден отступить.

В дальнейшем прекрасно зарекомендовавший себя офицер часто сопровождал Петра I в его поездках и выполнял ответственные поручения. В 1710 году Сенявин находился при царе на шняве «Мункер», в следующем 1711-м – принимал участие в неудачно завершившемся Прутском походе.

Карл XII потерпел сокрушительное поражение под Полтавой, и шведская армия уже не обладала той мощью, которая сметала все на своем пути в начале Северной войны. Тем не менее Швеция была полна настойчивости и упрямства продолжить боевые действия. Шведский флот продолжал быть грозной силой не только в количественном, но и в качественном отношении. Поэтому, едва получив выходы к Балтийскому морю, Петр I приступил к созданию уже собственных военно-морских сил. Поначалу это были мелкотоннажные боевые единицы, а позже началось строительство линейных кораблей и фрегатов.

В 1708 г. в Новой Ладоге заложили два первых линкора, 50-пушечные «Выборг» и «Ригу», за которыми вскоре последовали и другие. Кроме строительства на собственных верфях, производительных сил которых явно не хватало, формируемый флот пополнялся за счет покупки готовых кораблей – в первую очередь в Англии и Голландии. В 1712 г. Науму Сенявину было поручено ответственное задание: привести из Кенигсберга в Ревель три недавно приобретенных корабля. Голландские и английские «перегонные» экипажи отказывались работать в зоне боевых действий, опасаясь быть захваченными шведами. Сенявину необходимо было набрать на месте хотя бы минимальные команды и осуществить переход через воды, в которых крейсировала вражеская эскадра. Сенявину удалось успешно выполнить обе задачи. Набрав матросов, большей частью неопытных, но желавших подзаработать в рискованном деле, ему удалось успешно привести все три корабля в Ревель, куда они и прибыли 2 марта 1713 г. За выполнение этого ответственного поручения Сенявин был произведен в капитан-поручики и получил под командование один из приведенных кораблей – «Рандольф». Это был 50-пушечный линкор английской постройки. В составе Балтийского флота «Рандольф» находился вплоть до 1725-го.

В 1715 г. Сенявин получил предписание Петра I руководить вооружением и оснащением линейного корабля «Ингерманланд», в постройке которого царь принимал непосредственное участие и на котором впервые поднял свой вице-адмиральский флаг. В августе того же 1715 года Сенявин на корабле «Страфорд» был командирован царем в Англию с заданием произвести обширные закупки. Требовалось приобрести не только шлюпки, пушки и другое снаряжение, но и семена огородных растений. В задачу Наума Сенявина входил поиск и наем на службу людей, обученных работе с водолазным колоколом.

На обратном пути «Страфорд» был затерт во льдах у острова Тексель, но затем благополучно вернулся в Россию. Не успел Сенявин справиться с одним поручением Петра, как его снова отправляют за границу – на этот раз в Копенгаген, где стояли купленные в Голландии корабль «Девоншир» и фрегат «Самсон». «Девоншир» строился в Амстердаме по русскому заказу. Это был 52-пушечный линейный корабль 4 ранга. Взяв под командование оба корабля, Сенявин в августе 1716 г. отправился в крейсерство, имея приказ осуществить патрулирование между островами Борнхольм и Рюген на предмет возможного нахождения там шведских фрегатов.

В отношениях с иностранцами Сенявин не расшаркивался, а твердо отстаивал честь русского флага. Когда голландский капитан «ошибочно» принял «Девоншир» за торговое судно и потребовал его досмотреть на предмет контрабанды (в Европе шла война за испанское наследство), Сенявин ответил категорическим отказом, выражая готовность сразиться в случае чего со всем голландским флотом. В другом случае капитан военного корабля под флагом вольного города Гамбург не отсалютовал русскому кораблю, заявив, что не знает такого флага. Чтобы повысить эрудицию немца, Сенявин приказал трижды выстрелить из пушки по гамбургскому штандарту, после чего русский военно-морской флаг удивительным образом начали узнавать и салютовать. Весной 1719 г., едва Сенявин вернулся из очередной заграничной поездки, Петр I приказал ему взять под командование крейсерский отряд из 6 кораблей и одной шнявы.

Эзельский бой

Исход Северной войны уже не вызывал острых дискуссий – Карл XII к этому времени был мертв, а собственно Швецией управляла его младшая сестра Ульрика Элеонора. Шведский флот больше не являлся монополистом на Балтике – у России были теперь свои собственные военно-морские силы. Шведская морская торговля жестоко страдала от крейсерских операций еще совсем недавно сухопутных русских. С началом навигации 1719 г. для защиты собственного судоходства шведы направили в район острова Эзель отряд из 46-пушечного корабля «Вахмейстер», 34-пушечного фрегата «Карлскрона» и 12-пушечной бригантины «Бернгардус». Эти корабли вышли из Стокгольма 19 мая под командованием капитан-командора Врангеля, державшего свой флаг на «Вахмейстере». Об этом факте стало известно сначала от капитана одного из захваченных шведских торговых судов, а затем – от уже хорошо налаженной разведывательной сети в столице противника. Стоявшей в тот момент в Ревеле эскадре Наума Сенявина, который к тому времени уже получил звание капитана 2-го ранга, было приказано выйти в море и атаковать неприятеля.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector