Она была лично знакома с Лениным, Сталиным и Троцким…

Никогда прежде не было так легко и приятно в настоящем, никогда прежде будущее не виделось таким счастливым… Старый мир представлялся обречённым, явление нового мира – неизбежным. Александра Михайловна...

Никогда прежде не было так легко и приятно в настоящем, никогда прежде будущее не виделось таким счастливым… Старый мир представлялся обречённым, явление нового мира – неизбежным.

Александра Михайловна Домонтович – человек уникальный: она была первой в мире женщиной-министром, первой в России женщиной, занимавшей пост посла в иностранном государстве, первой в России эмансипе и первой феминисткой. Она писала романы, статьи и рассказы. Она была знакома с Лениным, Сталиным и Троцким. В нёё были влюблены многие мужчины, некоторым она отвечала страстной взаимностью, а некоторые из-за неразделённой ею любви добровольно уходили из жизни. Мир знал эту женщину по фамилии Коллонтай.

Она была лично знакома с Лениным, Сталиным и Троцким...

Детство

Родилась Александра 31 марта 1873 года в Санкт-Петербурге в дворянской семье полковника Генерального штаба Михаила Домонтовича и Александры Мравинской. Прабабушка Саши была француженка, прадед – зейский немец. В детстве маленькая Саша много времени проводила в деревушке Алла Куса в ста верстах от столицы в имении деда по материнской линии Александра Масалина, сколотившего приличное состояние на торговле лесом. Позже в «правильной» автобиографии дед Александры, потомственный дворянин превратится в финского крестьянина.

Она была лично знакома с Лениным, Сталиным и Троцким...

Девочке дали, как это было принято в богатых дворянских семьях, хорошее домашнее образование, она свободно владела добрым десятком европейских языков – английским, немецким, норвежским, финским, французским, шведским и другими, что, собственно, и позволило ей в начале 20-х стать первой русской женщиной-послом. Александра интересовалась музыкой, живописью, театром. В 1888 году экзамены в 6-й мужской гимназии в столице пятнадцатилетняя Александра сдала лучше всех. Впрочем, на этом её образование и закончилось.

Она была лично знакома с Лениным, Сталиным и Троцким...

Когда пришла пора выходить замуж отец, произведённый к тому времени в чин генерал-майора, пытался сосватать её за императорского адъютанта, потом за своего знакомца по русско-турецкой войне генерала Ивана Тутолмина, который был старше невесты на 35 лет, но в обоих случаях Александра под венец идти отказалась. А потом случилось событие, оставившее роковой след в её душе: сын генерала Дрогомирова Иван предложил ей руку и сердце, она отказала, и юноша застрелился.

Брак

Владимир Коллонтай, красавец, весельчак и балагур, начал ухаживания с модных тогда политических споров, а потом страстно признался ей в любви, и позвал замуж. Генерал Домонтович был против брака – он считал, что бедный Владимир, сын ссыльных, не пара Александре. К тому же, он был дальним родственником Александры – тут и до кровосмешения недалеко. Но Александра любила, была настойчива, и свадьба состоялась. В 1895 году у пары родился сын, которого назвали Михаилом в честь отца Александры. Но любовь быстро прошла: Александра стала обманывать Владимира, направо и налево изменять ему. Когда двойная жизнь ей надоела, она уехала за границу, оставив сына на попечение мужа и деда.

Она была лично знакома с Лениным, Сталиным и Троцким...

Европа

ХХ век начинался безмятежно. Появившийся в Европе призрак коммунизма не выглядел таким уж страшным, казался домашним и легко приручаемым. Новые идеи, однако, быстро набирали силу, овладевали умами не только пролетариев, но и других социально чуждых ему классов. Старый мир представлялся обречённым, явление нового мира – неизбежным. Никогда прежде не было так легко и приятно в настоящем, никогда прежде будущее не виделось таким счастливым. Базаровский нигилизм, который у Тургенева в «Отцах и детях» был уделом одиночек-отщепенцев, превратился в идеологию элиты: стало модно быть против всего – и государства, и власти, и морали, и традиций, и этот нигилизм разрушал государства, убивал традиции и мораль. В то время можно было всё, ну, или почти всё. Труд должен был открыть путь к свободе и духовным богатствам, уничтожить неравенство материальное, оставив только неравенство ума и таланта.

Она была лично знакома с Лениным, Сталиным и Троцким...

Сама Александра была и умна, и талантлива, писала захватывающие эмоционально статьи и брошюры. Её любимым литературным приёмом стало внешне бесстрастное сопоставление вопиющих социальных контрастов. Особенной глубины анализа в нём не было, но был талантливый популизм, и достаточно быстро она обратила на себя внимание социалистов, чьи лозунги, как раз, и были чистой воды популизмом.

Вернулась в Россию

Родительских денег на вольную жизнь ей вполне хватало. Александра путешествовала по Европе, водила дружбу с социалистами первой величины, но русские – Ленин, Троцкий, Луначарский её не жаловали, называли пренебрежительно Коллонтайшей, сами не бедствуя, зло высмеивали её роскошные наряды и бриллианты. Время от времени она приезжала в Россию, 9 января 1905 года была среди манифестантов, идущих к Зимнему дворцу. Потрясённая увиденным, едва живая от пережитого ужаса, Коллонтай активно включилась в нелегальную работу. Её познакомили с Лениным, но после раскола РСДРП на большевиков и меньшевиков, она не смогла выбрать, чьи взгляды и методы борьбы ей ближе.

Она была лично знакома с Лениным, Сталиным и Троцким...

В 1908 году в Санкт-Петербурге прошёл 1-й Всероссийский женский съезд, на котором Коллонтай произвела настоящий фурор, призывая революционным путём освободить сразу всех, а не только женщин. Ей сообщили, что против неё возбудили уголовное дело, как против изменницы Родины, возле дома ждёт полиция, и она, не заезжая домой, сбежала в Швецию. Там она с перерывами на турне по США и другим странам прожила до Февральской революции в России. Коллонтай, конечно же, не была первой, кто начал отстаивать права женщин. По крайне мере, за сто лет до нее, в 1792 году, англичанка Мэри Уолстонкрафт, адвокат, издала книгу «Доказательства прав женщины». Вот она-то и была первой дамой, которая задумалась о правах женщин, сформулировала их, и попыталась защитить.

Свободная женщина

Свободная женщина в свободной любви, Коллонтай мечтала подарить всем женщинам мира праздник, пусть и на один день. В 1910 году социалистка Клара Цеткин предложила объявить 8-е марта международным днём солидарности женщин. Через год в жизнь Коллонтай вошёл первый большевик – Александр Шляпников, в будущем непримиримый противник ленинской большевистской диктатуры.

Когда началась мировая война, интернационалистка Коллонтай поссорилась со своими друзьями социалистами. Все моментально стали патриотами своих стран. Границы закрыли, и ей с трудом удалось пробраться в нейтральную Норвегию, в Хольменколлен. Ей казалось, что остановилась жизнь, потому что остановилось дело. Шляпников помог Коллонтай связаться с Лениным, которому были нужны её связи, её дар оратора и публициста. В марте 1915-го она снова начала работать на большевистское крыло РСДРП. До революции оставалось еще больше двух лет, но теоретик и практик равноправия мужчин и женщин уже была наготове.

1917 год

В 1917 году Коллонтай, используя свои знакомства, помогла доставить в Россию часть денег, которые дала кайзеровская Германия на революционную борьбу в России, чтобы ослабить своего противника на фронтах войны. Вслед за Лениным Коллонтай вернулась в Россию. Встречавшая её в Петрограде давняя подруга будущая писательница Татьяна Щепкина-Куперник, смеясь, сказала, что ораторы нынче в качестве трибуны выбирают броневик, и Александра в своих изящных пальто и шляпке из модного парижского магазина неплохо на нём бы смотрелась. Коллонтай в тот момент было 44 года, и выглядела она молодо и привлекательно.

В то горячее митинговое время Коллонтай была весьма популярна. Её страстные, экзальтированные, почти истеричные выступления заряжали толпу бешеной энергией. Устоять перед таким темпераментом и таким напором было невозможно. Не устоял и нарком по морским делам малограмотный матрос Павел Дыбенко. Она полюбила его за сочетание крепкой воли и беспощадности, заставляющей видеть в нём страшного необузданного матроса-анархиста, и страстно трепещущей нежности. Именно с Павлом осуществилась та высшая гармония – сочетание свободы и страстной любовной близости. Дыбенко вернул ей веру в то, что есть разница между мужской похотью и любовью. (Именно комиссар Дыбенко приказал знаменитому матросу Железняку – Анатолию Железнякову, который позже заблудился, и вместо Одессы вышел к Херсону, выгнать Учредительное собрание из Таврического дворца).

В ноябре 1917 года Борьба Коллонтай за равноправие женщин принесла лично ей свои плоды: в первом правительстве РСФСР она заняла пост народного комиссара государственного призрения, то есть, социального обеспечения, став первой в истории женщиной-министром. Работа была адова, и, по правде сказать, совершенно бессмысленная: обеспечить людям мало-мальски сносные условия жизни, когда в стране царила полная разруха, даже уголь и дрова привезти было не на чем, поскольку железнодорожный транспорт с трудом обеспечивал лишь военные перевозки, никому было не под силу, даже Коллонтай с её неуёмной энергией и невероятной работоспособностью. Прослужив в этой должности год, и поняв всю тщетность своих усилий, Коллонтай ушла из правительства. Но перед тем, как уйти, она сумела спасти своего возлюбленного Дыбенко, сброшенного со всех постов, и приговорённого к расстрелу за сдачу Нарвы.

Ленин против Коллонтай

В это время Ленин заключил с Германией «подлый» Брестский мир, в соответствии с которым РСФСР отказывалась от части территорий бывшей Российской империи. Коллонтай резко осудила решение вождя, опубликовала в газетах сообщение, что выходит замуж за Павла Дыбенко. Как-то раз Коллонтай сравнила любовные отношения со стаканом воды, на что Ленин сказал, что жажда, конечно, требует удовлетворения, но разве можно пить из стакана, край которого захватан десятками губ? Ленин сказал, что женщины, у которых личный роман переплетается с политикой, ненадёжны, вывел Коллонтай из состава ЦК, фактически объявив ей войну.

Она была лично знакома с Лениным, Сталиным и Троцким...

В 1920 году Коллонтай вместе со Шляпниковым и Сергеем Медведевым организовали в партии так называемую «рабочую оппозицию», которая выступала за передачу управления предприятиями и экономикой в целом профсоюзам, то есть, по сути, рабочим, как и обещали большевики перед революцией.

Дипломатическая работа

Душной летней ночью 1922 года жизнь Коллонтай в очередной раз перевернулась – не совсем трезвый Дыбенко попытался застрелиться, но попал в красовавшийся на своей груди орден Красного Знамени, и выжил. Александру охватило отчаяние. Она написала письмо Сталину, недавно ставшему генсеком ЦК, с просьбой дать ей любое место работы, но только бы подальше. Сталин на удивление быстро ответил телеграммой, в которой было предложение перейти на дипломатическую работу – Сталину нужны были международные связи Коллонтай. Она так же быстро согласилась, и этот шаг стал важнейшим в её жизни. Произошёл поворот, подсказанный то ли Провидением, то ли её женской интуицией. Она уехала в Норвегию, которая в то время ещё не признала Советскую Республику, но поддерживала с ней экономические связи. Коллонтай служила торговым представителем, обеспечивала Советскую Россию норвежской селёдкой в обмен на русскую рожь. Во многом благодаря Коллонтай в феврале 1924 года Норвегия признала СССР, между странами были установлены дипломатические отношения на уровне посольств, а Коллонтай в 51 год стала первым полпредом, то есть, послом в Норвегии, и первой в России женщиной на таком посту.

Она была лично знакома с Лениным, Сталиным и Троцким...

В 1926 году Коллонтай направили полпредом в Мексику, которую в Кремле считали наиболее подходящей для разжигания пожара мировой революции в той части света. Пожара не случилась, но Коллонтай удалось на некоторое время улучшить советско-мексиканские отношения. В 1927-м Коллонтай вернули в Норвегию, а через три года временный президент Мексики Эмилио Портес Хиль, за две недели до того, как он покинул президентский кабинет, разорвал дипломатические отношения с СССР.

Падишах Афганистана

3 мая 1928 года в Москву приехал падишах Афганистана Аманулла-хан с супругой королевой Сорайя и большой свитой. Среди встречавших царственную чету на Белорусско-Балтийском вокзале была и Коллонтай, специально вызванная по этому случаю из Осло. Судя по тому, что писали об этом визите «Известия», приехал падишах на экскурсию. Коллонтай показывала высоким гостям Кремль, водила королеву на выставку по охране здоровья в институт материнства и младенчества Наркомздрава СССР, в Большой театр, присутствовала на приёме у Всесоюзного старосты Михаила Калинина и наркома иностранных дел Георгия Чичерина. Коллонтай не владела ни одним из языков, на которых говорили в Афганистане, и вряд ли глубоко разбиралась в азиатских делах. Вероятно, её привлекли для того, чтобы она своим аристократизмом и хорошими манерами разбавила хмурый рабоче-крестьянский облик советских официальных лиц.

Она была лично знакома с Лениным, Сталиным и Троцким...

Стокгольм

В июле 1930-го Коллонтай перевели на работу в Стокгольм. Всего в Швеции она проработала 15 лет – сначала в должности полпреда, а после введения с 5 мая 1941 года дипломатических рангов – Чрезвычайным и Полномочным Послом. Коллонтай была дуайеном, то есть, старейшиной дипломатического корпуса в Стокгольме. Со своей стороны она делала всё возможное, чтобы Швеция сохраняла нейтралитет, и не примкнула к гитлеровской Германии. Ей это удалось, но только отчасти: Швеция в войну с Советским Союзом не вступила, но на протяжении всей войны отправляла в Германию железную руду, подшипники, продовольствие и даже некоторые виды вооружений. В 1939-м Коллонтай, будучи уверенной, что Финляндия легко не сдастся, была против того, чтобы СССР начинал с ней войну, а когда она, всё-таки началась, сыграла большую роль в заключении мирного договора, подписанного 12 марта 1940 года в Москве.

Она была лично знакома с Лениным, Сталиным и Троцким...

Стокгольм стал, по сути, Меккой для спецслужб – там работали и немцы, и русские, и англичане с американцами, и Коллонтай пристально следила за всеми перипетиями этой борьбы, частенько намекая министру иностранных дел Швеции Кристиану Гюнтеру, что стоило бы ограничить сотрудничество с немцами, и он, пусть и не всегда, к ней прислушивался. Велика заслуга Коллонтай в том, что Финляндия прекратила воевать с Советским Союзом, и с сентября 1944 года начала войну с Германией. Именно Коллонтай начала переговоры с послом (и будущим президентом) Финляндии Юхо Кусти Паасикиви, в результате которых Финляндия потеряла часть своей территории, но сохранила суверенитет.

Мы молоды, пока нас любят

В 1942 году у Коллонтай случился первый инсульт, потом паралич, в 1945 году – второй инсульт. Передвигалась она в инвалидном кресле, и работать ей становилось всё труднее. Её отозвали в Москву, но сообщения между Швецией и СССР не было, и чтобы вывезти посла на Родину, Москва прислала специальный борт. В 1947-м на 75-летие Коллонтай наградили орденом Трудового Красного знамени, и надолго о ней забыли.

Она была лично знакома с Лениным, Сталиным и Троцким...

Коллонтай была одна из очень немногих людей, делавших революцию, кому посчастливилось уцелеть в 30-х годах. В 1952 году ей позволили торжественно отметить 80-летие. Она забеспокоилась, разволновалась, и 9 марта умерла во сне, не дожив до юбилея три недели.

Как-то, в начале 20-х Александру Коллонтай спросили, не боится ли она выходить замуж за человека, который младше её почти на два десятка лет? Она ответила: «Мы молоды, пока нас любят».

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector