Он не мог решить, что делать с 220 миллионами рублей золотом – по сегодняшнему курсу более 2 млрд. евро

Деньги предназначались для покупки Россией вооружения у Франции. Как обычно бывает в таких случаях, уже появились желающие поймать рыбку в мутной воде, и наложить лапу на эти деньги… Игнатьев...

Деньги предназначались для покупки Россией вооружения у Франции. Как обычно бывает в таких случаях, уже появились желающие поймать рыбку в мутной воде, и наложить лапу на эти деньги… Игнатьев поклялся, что деньги передаст только законной власти России, каковой властью он считал Советское правительство.

Граф на службе пролетариата

4 марта 1917 года весь мир потрясла новость, пришедшая из России: император Николай II отрёкся от престола! И это в разгар Мировой войны, когда армия была измотана боями, деморализована неудачами, и разложена большевиками изнутри, в тот момент, когда на политической арене страны царил хаос, когда настроения народа колебались от верноподданнических монархических до оголтелых анархистских. Государь отрёкся от державы, от народа, от армии, а, в конце концов, от самого себя.

Военный атташе России в Париже граф Алексей Алексеевич Игнатьев был в смятении: что теперь будет с Родиной и с нами, кому служить верой и правдой, что будет с ним и его семьёй. Ни на один из этих вопросов боевой офицер, дипломат и разведчик Игнатьев ответить не мог. Он не мог решить, что делать с 220 миллионами рублей золотом – по сегодняшнему курсу более 2 млрд. евро – которые хранились на его личном счету во французском государственном банке, и предназначались для покупки Россией вооружения у Франции. Как обычно бывает в таких случаях, уже появились желающие поймать рыбку в мутной воде, и наложить лапу на эти деньги.

Он не мог решить, что делать с 220 миллионами рублей золотом – по сегодняшнему курсу более 2 млрд. евро

В то время было обыденным делом, когда закупкой оружия занимался один человек, а не целое ведомство, или специальная организация. Однако теперь, когда царь отрёкся, полковник Генерального штаба военный атташе Игнатьев впервые в жизни не знал, как поступить, что делать с уже купленным оружием, и, самое главное, что делать с деньгами.

Служить своей Отчизне, пока есть силы, было традицией рода Игнатьевых. Графский титул со всем восходящим потомством за заслуги перед отечеством был лично пожалован императором Александром II деду Алексея Алексеевича, Павлу Николаевичу Игнатьеву в 1872 году. Его дед и прадед участвовали практически во всех войнах, которые вела Россия в XVIII – XIX веках. Дед был в составе первого батальона Преображенского полка, который встал на защиту нового императора Николая I, отец и дядя были видными военными дипломатами.

Детство

Естественно, как и большинство дворян, все мужчины рода Игнатьевых состояли на военной службе, поэтому судьба Алексея была предопределена ещё до его рождения. Родился Алексей Игнатьев 1 марта 1877 года в Санкт-Петербурге. Его отец, Алексей Павлович, генерал-майор, состоял в свите императора Александра II, был генерал-губернатором трёх губерний – Киевской, Волынской и Подольской. Мать, княгиня София Сергеевна Мещерская, была фрейлиной императрицы Марии Александровны. Когда Алексею исполнилось 14 лет, отец, «для устранения изнеженности и плаксивости», отдал его в Киевский кадетский корпус. После окончания корпуса в 1894-м Алексей Игнатьев был переведён в Пажеский корпус Его Величества, который окончил спустя два года, и был произведён в корнеты. В 1902 году Игнатьев окончил Академию Генерального штаба.

Поездка в Европу

После окончания Академии отец посоветовал капитану Генштаба Игнатьеву использовать месячный отпуск для поездки в Европу. Игнатьев побывал в нескольких европейских столицах, но, прожив неделю в Париже, понял, что именно в этом городе он хотел бы жить. Город отвечал образу, созданному в романах. Игнатьев тогда и представить не мог, что его собственная жизнь превратится в роман, где главой, длиной в 35 лет станет жизнь в Париже.

Он не мог решить, что делать с 220 миллионами рублей золотом – по сегодняшнему курсу более 2 млрд. евро

Граф Игнатьев на костюмированном балу 1903 года

Русско-японская

Русско-японскую войну 27-летний Игнатьев воспринимал как романтическое приключение. В честь отправки на фронт офицеров Генштаба в Зимнем дворце дали роскошный бал с танцами, шампанским и морем цветов. Это был настоящий пир во время чумы. Несмотря на численное превосходство в войсках и преимущество в ресурсах, уже после первых дней войны стало понятно, что, если и удастся победить Японию, то ценой неимоверных усилий и жертв. Ещё в конце декабря 1903-го Генштаб докладывал Николаю II, что Япония полностью закончила подготовку к войне, ждёт удобного случая для её начала, и уже нашла casus belli – повод к войне. Контрразведка даже установила точную дату начала войны. Однако царь и его окружение ничего не предприняли. Николаю для быстрого решения нарастающих внутренних политических и экономических проблем, очень была нужна маленькая победоносная война с возможным овладением новыми территориями. Слабая закостенелая в традициях Япония казалась для этого самым подходящим противником. Итог русско-японской войны для России был печален: Япония победила и превратилась в великую державу. На Дальнем Востоке у России появился очень сильный противник.

Он не мог решить, что делать с 220 миллионами рублей золотом – по сегодняшнему курсу более 2 млрд. евро

Отправляясь на войну, Алексей Игнатьев не мог предвидеть, что эта «командировка» навсегда предопределит его дальнейшую судьбу, и станет первым этапом многолетней военно-дипломатической работы. Игнатьев занимал должность старшего адъютанта топографического отдела штаба 1-й Маньчжурской армии. Он курировал деятельность иностранных военных агентов, по сути, легальных резидентов, аккредитованных при русской армии, отслеживал их переписку с целью выявления утечки информации. За японскую компанию Игнатьев был награждён несколькими орденами.

Первая Мировая

После службы на Дальнем Востоке, подполковник Игнатьев был военным агентом в трёх странах Скандинавии, где занимался организацией разведывательной работы и созданием агентурной сети. В 1912-м его перевели в Париж на должность военного атташе, произвели в полковники.

Когда началась Мировая война, почти сразу стало ясно, что Россия к ней не готова, собственно, она к ней и не готовилась. На фронте ощущалась острая нехватка боеприпасов и военной амуниции. Николай II обратился за помощью к союзникам, а Игнатьев отвечал за военные поставки из Франции. Он подготовил и от имени русского правительства подписал конвенцию, в соответствии с которой Франция брала на себя обязательства соблюдать интересы России, предоставить ей режим наибольшего благоприятствования, выполнять все заказы союзницы в кратчайшие сроки. Благодаря настойчивости Игнатьева в Россию попал миллион касок, которых в русской армии никогда не применяли, считая, что они совершенно бесполезны, и только мешают солдату. Однако ещё перед войной было установлено, что каска на 20% снижает летальность, и на 30% сокращает число ранений. Выходит, Игнатьев спас сотни тысяч жизней. За три года войны Игнатьев обеспечил доставку из Франции свыше 1 млн. снаряжённых артиллерийских выстрелов и около двух тыс. самолётов – свои аэропланы Россия выпускала в крайне ограниченных количествах, и не могла обеспечить комплектование и восполнение потерь своей военной авиации. Во время работы в Париже Игнатьев обзавёлся обширными деловыми и дружескими связями не только в военных кругах Франции, но и среди промышленников и финансистов, а его графский титул позволил ему стать своим в высшем свете парижской знати. За свою деятельность во Франции полковник Игнатьев был удостоен Высочайшего благоволения императора.

Февральская революция

После Февральской революции никаких приказов из России не поступало, да и сведения оттуда приходили отрывочные и противоречивые, информацию дипломаты черпали из французских газет. Чего ожидать от наспех сформированного Временного правительства, Игнатьев не знал – долго живя за границей, он плохо ориентировался во внутренних делах на Родине. Немного утешало, что Николай, добровольно отрёкшийся от престола, сам освободил Игнатьева от присяги. Ещё в начале века, отец Игнатьева, Алексей Павлович требовал от Николая II действенных реформ, доказывая, что иначе придётся защищать Зимний от смутьянов. 9 декабря 1906 года, он был убит при весьма странных обстоятельствах, дававших основания полагать, что сделано это было по указанию из самого высокого кабинета в столице. Отношения у самого Алексея Алексеевича с прежней властью складывались не просто: трудно было служить государю, который, по мнению семьи, был напрямую виновен в гибели отца. Считая, что служит он не правителю, а России, Игнатьев принял предложение Керенского исполнять обязанности российского военного атташе, а Керенский произвёл Игнатьева в генералы. Своей главной задачей Игнатьев видел сохранение налаженной системы снабжения армии французским оружием.

Мировая война продолжалась. Настроение в русских войсках было подавленным. Наметился ощутимый раскол армии: одни поддерживали Временное правительство, его лозунги войны до победного конца, другие игнорировали его указания. Третьи, устраивая бунты, требовали революции и прекращения войны. Видя, что происходит в России, во Франции рабочие тоже грозили всеобщими забастовками, а это ставило под угрозу снабжение русской армии.

Телеграммы, отправляемые Игнатьевым в Петроград, оставались без ответа. Казалось, в столице совсем забыли о своих дипломатических миссиях. Французы решили сыграть на безразличии Петрограда, и предлагали Игнатьеву поступить на службу во французскую армию – он мог стать командиром бригады, сделать быструю карьеру, и выйти в генералы, или остаться на гражданской службе, и занять высокие посты в крупных французских военных кампаниях. Главными причинами такого радушия были деньги, лежащие на счетах Игнатьева, и интерес к этим миллионам с каждым днём только возрастал.

1917 год

Наступил октябрь 1917-го. Революция большевиков поставила большие жирные точки в жизни многих русских людей. Игнатьев находился в смятении. Как боевой офицер и патриот, он не мог осознать, что армия могла сотворить такое. Тем более, когда страна находится в состоянии войны. Хотя ответ был прост: армия состояла из крестьян, а большевики пообещали им землю, которая значила для них всё.

Игнатьев не был ни большевиком, ни меньшевиком, ни эсером, и он стоял перед очень сложным выбором: остаться русским, и служить тем, кто убил императора, или остаться в Париже.

Перемены назревали и в семье Игнатьева. Из Петрограда приехала и поселилась у него дома мать, княгиня София Сергеевна, недовольная тем, что её сын, граф, полковник русской армии поддерживает революционные взгляды, и просила одуматься. Однако Алексей Алексеевич был непреклонен, несмотря на уговоры матери и жены Еленой Владимировной, с которой у него тоже произошёл разлад. Впрочем, в конфликте с женой, виноват был он сам – он встретил другую женщину, балерину Наталью Труханову, блиставшую на парижской сцене. Игнатьев увёл её у самого Ротшильда, купившего ей особняк.

Он не мог решить, что делать с 220 миллионами рублей золотом – по сегодняшнему курсу более 2 млрд. евро

Наталья Владимировна Труханова (1885-1956)

Деньги

К этому времени русская дипломатическая миссия свою деятельность прекратила. Франция не признавала советского правительства, цензура не пропускала депеши из России и обратно, французская пресса писала об ужасах, творящихся в России. Это подтверждали и эмигранты из России, заполонившие самые дорогие рестораны Парижа. В таких условиях сотрудников посольства пришлось распустить. Кто-то уехал в Россию, кто-то остался во Франции. В тот момент Игнатьеву нужно было сохранить деньги царского правительства, за которые он отвечал лично, и на которые положили глаз многие соотечественники, в том числе, небезызвестный Борис Савинков и брат Игнатьева Павел, требуя деньги на борьбу с Советской Россией и восстановление монархии. Получив отказ, Павел даже стрелял в брата, но попал только в шляпу, которую Алексей потом сохранил.

Княгиня Софья Сергеевна полагала, что сын вправе оставить эти, по сути, бесхозные, деньги себе, ведь того государства уже не существовало, а новое большевистское правительство было занято устройством новой России, которой деньги будут не нужны. Однако Алексей Алексеевич наотрез отказался отдать деньги семье, и мать отреклась от сына, Игнатьев ушёл из семьи и вместе со своей возлюбленной переехал на другую квартиру.

Ещё до событий 1917 года Игнатьев сделал очень разумный ход: воспользовавшись своей безупречной репутацией и обширными связями в деловых кругах Парижа, он перевёл деньги с банковского счёта посольства на свой личный счёт. Этим он обезопасил миллионы от расхищения.

Общепризнанный представитель России

По данным французской разведки, после революции и до 1924 года Игнатьев был единственным общепризнанным представителем российской державы, ведавшим всеми вопросами, связанными с военными заказами. Оставался он и тем единственным человеком, чья подпись на банковских документах позволяла распоряжаться государственным счётом России во французском государственном банке. Игнатьев поклялся, что деньги передаст только законной власти России, каковой властью он считал Советское правительство. Игнатьев был безработным, но он отверг все предложения, выгодно вложить деньги и занять высокий пост в крупной кампании. Не имея денег на жизнь, он продал свою квартиру на набережной Бурбонов, и переехал с женой полуразвалившуюся халупу в предместье.

Он не мог решить, что делать с 220 миллионами рублей золотом – по сегодняшнему курсу более 2 млрд. евро

Когда деньги от продажи квартиры закончились, единственным доходом семьи были гонорары за редкие выступления жены Натальи Владимировны, но этих денег и на примитивное выживание не хватало. Игнатьев даже грибы на подоконнике высаживал. Однажды Наталью Владимировну пригласили выступить в Ницце, где собралось много эмигрантов из высшего света Петербурга. Игнатьев, как всегда, поехал с супругой. В отеле Негреско Наталью пытались похитить, но Игнатьев, постоянно носивший с собой револьвер, ранил одного бандита, и они ретировались ни с чем. Кто это был, установить не удалось.

Вернул деньги

Так прошло несколько лет. Постепенно публика утратила интерес к деньгам Игнатьева, а французские спецслужбы – к его персоне. В 1924 году Франция признала Советскую Россию, и в Париже по тому и адресу, что и раньше, было открыто полномочное представительство СССР, только люди там работали другие. Игнатьев пришёл к торгпреду Леониду Красину и передал все деньги советскому правительству. За это Игнатьев был подвергнут остракизму в эмигрантских кругах Франции.

Он не мог решить, что делать с 220 миллионами рублей золотом – по сегодняшнему курсу более 2 млрд. евро

В 1932 году, после долгих мытарств и обещаний, Игнатьевым наконец-то выдали советские паспорта и визы, и они смогли ненадолго съездить на Родину. Вернувшись в Париж, Алексей Алексеевич работал в торгпредстве. Окончательно в СССР они вернулись в 1937-м, и Игнатьеву тут же присвоили звание комбрига. В 1940-м, после введения генеральских званий, Игнатьев стал генерал-майором, в 1943-м – генерал-лейтенантом.

Он не мог решить, что делать с 220 миллионами рублей золотом – по сегодняшнему курсу более 2 млрд. евро

Игнатьев служил в учебных заведениях Красной Армии, в 1940-м году вступил в Союз писателей СССР. В 1943-м он предложил организовать кадетский корпус, который после вмешательства Сталина превратился в первые девять Суворовских училищ. По инициативе Игнатьева в Красной Армии появились погоны.

В 1947-м году Алексей Игнатьев вышел в отставку. Через семь лет, в 1954-м, в возрасте 77 лет, он умер.

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector