Один из последних обладателей медали «Серп и Молот»

Оперировали, порой, под обстрелом при керосиновой лампе. В 1941-м–1942-м лиха хлебнули все – и солдаты, и доктора. Когда началось общее наступление, Машковского назначили главным токсикологом 3-го Украинского фронта,...

Оперировали, порой, под обстрелом при керосиновой лампе. В 1941-м–1942-м лиха хлебнули все – и солдаты, и доктора. Когда началось общее наступление, Машковского назначили главным токсикологом 3-го Украинского фронта, с которым он освобождал Бухарест и Белград, брал Будапешт и Вену.

Человек и лекарство

Имя этого выдающегося учёного помнит любой аптекарь, любой фармацевт, любой провизор на территории России и всего постсоветского пространства, но, к сожалению, мало кто его знает из тех, кому спасли жизнь созданные им или под его руководством лекарственные препараты.

Детство

Родился Михаил Машковский в первый день весны, 1 марта 1908 года. В 1919-м, когда Мише было 11 лет, город заняли поляки, отца Давид-Бера Иосифовича, преподававшего детям в еврейской школе идиш, и историю с географией, по навету расстреляли. По Рижскому договору от 18 марта 1921 года Пинск вошёл в состав Польши, но ещё раньше, не желая оставаться в оккупации, Яков, средний брат в семье, взял младшего Мишу, и подался к старшему брату Шабсаю, который уже давно обосновался в Москве, окончил медфак Московского университета, и работал в тропическом институте заместителем директора. Шабсай станет членкором Академии медицинских наук СССР, а Яков – лётчиком, одним из первых в стране официальных парашютистов, начальником Высшей парашютной школы, участником полярной экспедиции, кавалером ордена Ленина. Раньше всех из знаменитых братьев ушёл Яков – он разбился в 1939-м, в возрасте 34 лет, Шабсай умер в 1982, дольше всех прожил Михаил – когда он умер, ему было 94 года.

Один из последних обладателей медали «Серп и Молот»

Михаил с детства любил возиться со всякими механизмами, и изрядно в этом поднаторел. Зная это, Шабсай помог ему устроиться в ремонтную мастерскую, которая обслуживала оборудование медицинского факультета 2-го Московского университета на Пироговской улице. (В 1930-м году на базе этого университета будут созданы три учебных заведения, в том числе, 2-й Московский мединститут и Институт тонкой химической технологии, в которых Машковский будет служить долгие годы). Работал Михаил, в основном, на кафедрах фармакологии и физиологии. Оборудование было старым, ломалось часто, на кафедрах он стал почти своим человеком – всем нравились его добросовестность, навыки и ответственность. Профессор Владимир Иринархович Скворцов обратил на Михаила внимание, понаблюдал за ним, а потом предложил ему поступить учиться на лечфак нового 2-го Московского меда. Институт дал Михаилу хорошую хирургическую подготовку, диплом он защитил по гнойной хирургии – специальности после одной войны и в преддверии другой, весьма актуальной, но работа руками привлекала его меньше, чем работа головой.

Армия

В 1934-м, сразу после окончания 2-го меда, Михаила призвали в армию и направили служить по специальности в Научно-исследовательский испытательный санитарный институт РККА, а вскоре перевели в лабораторию военной токсикологии. Эта специальность активно развивалась, поскольку военные во всех странах мира были уверены, что в ходе приближающейся войны будут повсеместно применяться отравляющие вещества – как на фронте, так и против гражданского населения.

В 1938-м, незадолго до демобилизации (в то время действительную служили 4 года), военврача Машковского пригласили в ВНИИХФИ – Всесоюзный научно-исследовательский химико-фармацевтический институт им. Орджоникидзе, основанный в 1920 году, когда страна задыхалась от эпидемий тифа, скарлатины и испанки. В ВНИИХФИ Машковский прослужил до конца жизни. Темой первых его исследований стали фармакология дыхания, изучение алкалоидов, выделенных из растительного сырья, собранного на просторах России. В 1939-м Машковский защитил кандидатскую диссертацию по фармакологии дыхания.

Когда началась война, Машковского призвали в армию, и направили в медсанбат на Северо-Западном фронте, который стремительно отступал под ударами немецкой группы армии «Север». Раненых было очень много, а инструментов, лекарств, наркоза, шовного материала и перевязочных материалов, наоборот, очень мало. Оперировали, порой, под обстрелом при керосиновой лампе. В 1941-м–1942-м лиха хлебнули все – и солдаты, и доктора. Когда началось общее наступление, Машковского назначили главным токсикологом 3-го Украинского фронта, с которым он освобождал Бухарест и Белград, брал Будапешт и Вену. К тому времени Румыния уже объявила войну Германии, и Бухарест был взят практически без единого выстрела, а вот венгерская столица стоила большой крови, и работы фронтовым докторам хватало с избытком. Во время войны отравляющие газы не применялись, и, казалось бы, фронтовой токсиколог сидел без работы, но это не так: во-первых, использование ядовитых веществ не было исключено, а, значит, необходимо было, чтобы враг не застал врасплох, проводить профилактические мероприятия. Во-вторых, по первой специальности Машковский был хирургом, и частенько вставал к операционному столу. За годы войны Машковский был награждён орденами Красной Звезды и Отечественной войны. В большие чины Машковский не выбился – он начал войну военврачом 2-го ранга, а закончил в равнозначном звании майора медицинский службы.

Гражданка

После окончания войны стране в больших количествах требовались «гражданские» лекарства. В 1946-м Машковского демобилизовали, и он сразу вернулся в ВНИХФИ. Во время войны специально сбором материала для докторской диссертации он не занимался, но эмпирический материал сам шёл в руки, да и до войны было собрано достаточно, потому и на написание диссертации по фармакологии алкалоидов ушло всего два года. В том же году Машковский стал первым руководителем лаборатории фармакологии, и оставался в этом качестве до конца жизни. Работая над диссертацией, Машковский установил, что алкалоиды трахелантин, трахелантамин, супинин и платифиллин обладают ярко выраженной антихолинергической активностью. Благодаря этим свойствам платифиллин стали применять как спазмолитическое и антисекреторное лекарство.

Один из последних обладателей медали «Серп и Молот»

В начале 50-х годов ХХ века во ВНИХФИ были разработаны новые лекарства: димедрол, дипразин, аминалон, пирацетам, кетамин, бруфен, ортофен; клофелин,  лидокаин и многие другие.

Первоначально новые фармакологически активные соединения искали среди алкалоидов. Ещё в 1928 году во ВНИХФИ создали спецотдел химии алкалоидов. Сотрудники этого отдела получили из растений, собранных в экспедициях на территории РСФСР и Средней Азии более двухсот новых, не описанных ранее алкалоидов. В результате изучения алкалоидов термопсиса Мошковский предложил новый дыхательный аналептик цитизин, который по стимулирующему воздействию на дыхание превосходил применявшийся за рубежом лобелин, для производства которого в СССР не было сырья. «Цитион» – водный раствор цитизина, успешно применялся во время войны при хирургических операциях с использованием несовершенного в те годы общего наркоза. На препарат «Цититон» Машковский получил своё первое авторское свидетельство на изобретение. Сегодня цитизин применяется для облегчения отвыкания от табака.

Начав с изучения алкалоидов, ученый перешел к исследованию фармакологии ганглиоблокаторов. Машковский и его сотрудники синтезировали ряд препаратов – пахикарпин, димеколин, имехин, и другие, которые до появления более избирательно действующих препаратов широко применялись при артериальной гипертензии, язвенной болезни, заболеваниях периферических сосудов и других недугах. В ходе дальнейших исследований платифиллина было создано полусинтетическое средство «Диплацин», заменившее импортный d-тубокурарин, который долго использовался для анестезии. В лаборатории Машковского выявили антихолинэстеразная активность алкалоида галантамина, который применялся при различных нарушениях нервно-мышечной проводимости. В 1990-е годы галантамин стал первым средством, предложенным для лечения деменции у пациентов с болезнью Альцгеймера.

Один из последних обладателей медали «Серп и Молот»

К концу 1950-х годов главным направлением исследований во ВНИХФИ стала разработка оригинальных синтетических лекарств. Были созданы ацеклидин, апрофен, метацин, тропафен, темехин, имехин, квалидил. Позднее были получены оригинальные антигистаминные средства хифенадин и сехифенадин, которые уменьшают содержание гистамина в тканях, не оказывая при этом побочного действия. Хифенадин и сехифенадин продолжают использоваться в настоящее время как эффективные средства для лечения аллергических заболеваний.

В 1950-х годах в Московском институте тонкой химической технологии им. Ломоносова Машковский и Владимир Ищенко получили препарат «Промедол». В отличие от морфина промедол оказывал умеренное спазмолитическое действие на гладкую мускулатуру внутренних органов, а также повышал тонус и усиливал сокращения мускулатуры матки. Промедол широко применяется при остром болевом синдроме.

Психофармакология

В своей научной деятельности Машковский уделял много внимания решению проблем психофармакологии. В 1958 году, вскоре после первых сообщений о специфическом психотропном действии широко применявшихся за рубежом имипрамина и ипрониазида, по инициативе Машковского оба эти антидепрессанта были синтезированы во ВНИХФИ. Уже в конце 1950-х годов во ВНИХФИ начался поиск оригинальных антидепрессантов. Наиболее эффективными оказались азафен и азамин. Азафен нашел применение в качестве эффективного антидепрессанта с седативным эффектом. Вскоре был получен Пиразидол – первый антидепрессант обратимого действия. В 1961 году Машковского избрали членом-корреспондентом АМН СССР, и в семье стало сразу два членкора – Шабсай Давидович и Михаил Давидович.

В начале 80-х Михаил Машковский, Наталья Андреева и Антонина Полежаева подготовили к печати монографию, обобщающую мировой и собственный опыт авторов по созданию антидепрессантов. В 1990-е годы в процессе исследований по выявлению новых адреноблокаторов было синтезировано более 100 соединений, являющихся производными феноксипропаноламина, но содержащих в качестве заместителей при фенильном ядре различные гетероциклические радикалы. Из этих соединений наиболее активен проксодолол, обладающий гипотензивным, антиангинальным действием.

Один из последних обладателей медали «Серп и Молот»

В последние годы работы Машковского в лаборатории фармакологии ЦХЛС–ВНИХФИ проводилось исследование соединений, обладающих антиаритмической активностью, из которых в клиническую практику был внедрен антиаритмик III класса нибентан.

Фармакопейный комитет

Однако экспериментально выявить эффективность нового препарата и подтвердить ее клинически – лишь половина дела. Следующий этап включает обеспечение серийного производства лекарств. Мошковский в течение 30 лет возглавлял Фармакопейный комитет – организацию, обеспечивающую производителей и контролеров готовых лекарств фармакопейными наставлениями, описывающими количественные и качественные показатели готового лекарственного препарата и методы, которыми они определяются. Под редакцией Машковского вышли 9-й 10-й и первые выпуски нового 11-го издания Государственной фармакопеи СССР, которыми пользовалась практическая отечественная фармация. Машковский более трети века проработал зампредом Фармкомитета. В течение 20 лет Машковский являлся экспертом ВОЗ по качеству лекарств и подготовке к изданию Международной фармакопеи, активно участвовал в работе Исполкома Международного фармакологического союза.

Воспитание кадров

Много внимания Машковский уделял воспитанию кадров фармакологов. Он подготовил 11 докторов наук, под его руководством выполнено и защищено три десятка кандидатских диссертаций. Наряду с исследованиями по созданию и изучению лекарств, Машковский большое значение придавал печатному слову. Начало этой работе положила написанная в 1938 году по заданию руководства института маленькая 37-страничная книжица «Краткие сведения о новых препаратах». Незадолго до войны Машковский подготовил к печати справочник «Новые лекарственные средства», получивший высокую оценку врачей. В 1948 году был издан «Справочник о новых лекарственных средствах», в 1953-м – «Краткий справочник о лекарственных препаратах».

Справочники

Работа над своими первыми справочными пособиями вдохновила Михаила Давидовича разработать новые подходы к систематизации применяемых лекарств. Он был уверен, что практическому врачу необходима классификация, распределяющая лекарственные средства по основным группам. Она должна помочь ему выяснить, к какой группе относится назначаемое им лекарство, является ли вновь предлагаемый препарат принципиально новым или аналогом уже существующих лекарственных средств, – словом, помочь разобраться в современном лекарственном массиве. В 50-м году Машковский стал профессором, и начал работу по созданию собственной классификации лекарственных средств. Для удобства практического применения в ней были использованы различные принципы систематизации лекарств: терапевтическое применение, фармакологическое воздействие, химическая формула. Свою классификацию Машковский применил в справочнике для практикующих специалистов «Лекарственные средства», который впервые вышел в свет в 1954 году, а последнее, 16-е издание – через восемь лет после его смерти, в 2010-м. В новые издания вносились изменения в фармакотерапии и фармакологии, произошедшие со времени последнего издания. В своём главном труде Машковский доступно изложил механизм действия и эффективного применения лекарств, примеры взаимодействия, и, наоборот, комбинации, в которых те или иные препараты применять нельзя, возможные противопоказания и побочные действия. Справочник Машковского является базовым в фармацевтическом обучении, на нём во многом строится последипломное образование, и, пока не придумали ничего взамен, он будет использоваться ещё долго.

Один из последних обладателей медали «Серп и Молот»

Помимо постоянной работы над собственными книгами, Машковский возглавлял научно-редакционный совет справочника «Регистр лекарственных средств России», и оставался его председателем до своего ухода из жизни. В 1998-м вышла монография «Лекарства ХХ века» – рассказ о том, как зарождалась и шла вперёд фармакология в России и в мире. В этом движении Машковский считал себя не судьёй, а лишь непосредственным участником и простым рабочим. В этой книге повествуется об истоках и содержании произошедшей в ХХ веке «фармакологической революции», коренным образом изменившей возможности медицины, что позволило существенно увеличить качество и продолжительность жизни.

Один из последних обладателей медали «Серп и Молот»

За годы своей научной деятельности Машковский написал более пятисот статей, получил 120 авторских свидетельств на изобретения, входил в состав редколлегий нескольких журналов по фармакологии, был главредом русского издания о лекарствах, выпускаемого для врачей FDA США, был Почетным президентом I–IХ Российских национальных конгрессов «Человек и лекарство». В 1978 году Машковский стал академиком АМН СССР, в 1991-м – одним из последних обладателей медали «Серп и Молот».

Академик Машковский прожил долгую и яркую жизнь, являющуюся образцом служения науке и людям. Результаты его деятельности еще многие годы будут востребованы. Умер Михаил Машковский 4 июня 2002 года.

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector