Кто там? Морская пехота!

Сегодня мы расскажем вам, дорогие читатели, о том, как воевали в Чечне морские пехотинцы Северного флота. А в частности, о том, как встретил конец своего жизненного пути один...

Сегодня мы расскажем вам, дорогие читатели, о том, как воевали в Чечне морские пехотинцы Северного флота. А в частности, о том, как встретил конец своего жизненного пути один из них, старший лейтенант Николай Сартин. Очень много «черных беретов» сложило головы тогда, во время обеих чеченских войн и земляки-североморцы и молодое поколение стараются как можно бережнее сохранить о них память. Созданы памятники и мемориалы, но и этого мало. Нельзя забывать о своих героях. Именно для этого мы сегодня публикуем на нашем сайте эту статью.

Кто там? Морская пехота!

Николай Сартин вылетел в Чечню 7 января 1995 года. По должности он замещал командира десантно-штурмовой роты, занимался воспитательной работой. Он служил в военной части, которая дислоцировалась недалеко от Мурманска, населенный пункт назывался «Спутник». За три месяца до командировки у Николая Сартина скончался брат. За несколько дней до отбытия на Северный Кавказ узнали, что умер от болезни его тесть. Супруга Сартина на тот момент была беременна своим первым ребенком. То есть все обстоятельства складывались таким образом, что Николай имел очень веские причины отказаться от поездки в «горячую точку». Но, однако, Сартин этого не сделал, и это очень ярко характеризует его натуру – он был очень честным, справедливым и ответственным человеком. Некоторая застенчивость характера, вероятно, задерживала его продвижение в карьере. Однако все признавали, что если Сартину поручалось какое-либо дело, то он выполнял его с большим тщанием, и можно было быть уверенным в том, что все будет сделано в лучшем виде. Также Николай всегда выполнял свои обещания. Если чувствовал себя правым в каком-то вопросе, никогда не шел на компромиссы, не боясь гнева вышестоящих. Он был всегда кристально честен со всеми. Высокие требования во всем предъявлял прежде всего себе, а потом и своим солдатам. Причем отношение Николая к морпехам-срочникам никак не менялось в зависимости от того, давно они служили или только первый год. А если в чем-то неправ был кто-то из прапорщиков или офицеров, для них тоже не было никаких скидок. Конечно, кто-то иногда оставался недоволен действиями Сартина, но жизненный опыт в итоге доказывал, что даже применяя к кому-то строгость, он в итоге оказывается абсолютно прав.

Полковник Виктор Шуляк, в то время носивший звание капитана и командовавший ротой, рассказывает, что старлей Сартин часто выручал его, если у него было много работы, так как был по сути, фактическим заместителем командира роты, хотя в его обязанности входила только работа по воспитанию личного состава.

***

По прибытии в Грозный их ДШР получила первый приказ: установить контроль над несколькими зданиями, где в мирное время заседал совет министров Чеченской Республики. 13 января 1995 года морские пехотинцы начали захват объекта, двинувшись в атаку. Два раза им удалось войти на первый этаж этих помещений, и оба раза их снова оттуда выбивали. Бои были очень тяжелые – в первый же день рота потеряла 35 человек «двухсотыми». Но затем матросам удалось добиться своего – с третьей попытки наши бойцы захватили главное здание и укрепились на втором этаже. Но да другой день стали активно «доставать» снайперы боевиков. Тогда Николай Сартин сам взял снайперку и, приказав бойцам не выглядывать в окна, начал перестрелку с ушлыми бандитами. За несколько часов он уничтожил всех вражеских стрелков.

Но подельники боевиков не собирались сдаваться. Они рьяно бились за то, чтобы захватить все здания совета министров. На исходе 14 числа группа под руководством Николая Сартина оказалась отрезана от своей роты. Дрались обе стороны отчаянно. Комроты Виктор Шуляк был серьезно ранен, и Николай Сартин принял на себя командование ротой морпехов.

Находясь на цокольном этаже здания Центробанка, группа бойцов получала подробные наставления ио командира Сартина. И вот они выдвинулись. В густых потемках, группируясь, когда в этом была необходимость, прошли опасные места. Оказались во внутреннем дворе. Из глубины соседнего здания хриплый голос спросил по-русски: «Кто там?». На это ему ответили: «Сто грамм! Морская пехота! Руки вверх!». Но невидимый в темноте головорез только выкрикнул все так же хрипло и ответил им смертоносной пулеметной очередью прямо в упор. Николай Сартин двигался впереди всей группы, как бы заслоняя собой подчиненных – 19-летних срочников. По нему и прошлась очередь. Но он же был в полном обмундировании, то есть на нем был бронежилет, поэтому никто не ожидал, что с ним случиться что-то плохое. Так и есть – Николай побежал назад в укрытие, увлекая за собой других членов группы.

Он добежал до подвала Центробанка, успел доложить о засаде командиру, и внезапно потерял силы и упал. Подбежавшие боевые товарищи быстро осмотрели его, но не нашли никаких повреждений. Но Николай стремительно все больше слабел и бледнел. Еще он постоянно повторял, что ему тяжело дышать и просил снять с него обмундирование. И вот когда его уже раздели, под тельняшкой на голой груди заметили одно-единственное маленькое отверстие с левой стороны груди. Как выяснится потом, последние 50 метров до подвала старший лейтенант Сартин пробежал с пулей в сердце…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector