Командир РККА снимает кино

Война – тяжкое испытание. Не дай бог никому. Время не выбирают. Началась война.16-летний Алексей приписал себе 2 года и пошел в военкомат просится на фронт. Три раза ангелы...

Война – тяжкое испытание. Не дай бог никому. Время не выбирают. Началась война.16-летний Алексей приписал себе 2 года и пошел в военкомат просится на фронт. Три раза ангелы собирались вознести его на небо. Но он сопротивлялся всеми фибрами своей неуемной души и оставался на грешной земле обильно политой кровью. И ангелы с ним не спорили. Алеша считал, что пока фашисты топчут родную землю, его место в окопах. Тем более, что почти все его многочисленные родственники воевали: кто – в Первую мировую, кто – в Гражданскую. И он не имел никакого прав отсиживаться в тылу по малолетству и опозорить свой род.

Командир РККА снимает кино

Быстро пробежали деньки учебы на краткосрочных курсах в арт-училище. Направили новоиспеченного молодого командира на Лужские рубежи, где шли активные бои. В первом же бою получил тяжелое ранение головы – «привет» от фашистского снайпера. В госпитале оклемался, подлечился и снова на фонт. Направили в Сталинград – там был ад. В одном из боев погибает командир роты и юный лейтенант берет командование на себя. Девять дней 57 его бойцов успешно обороняли сборочный цех одного из заводов. Казалось, цех и бойцы немецким огнем стерты с лица земли. Но они держались и не дрогнули. Территория перед нашими позициями была заминирована и тогда немцы пустили вход танки — тральщики. Не получилось, 7 из них были уничтожены. На 9-й день оборону держали раненный в голову Очкин и 6 солдат. Цех не был сдан врагу.

Командир РККА снимает кино

Дело было в селе Романово. Осень 1943 г. Штурмовой отряд Очкина идет в атаку. Гибельно, в упор затарахтел из замаскированного дзота неприятельский крупнокалиберный пулемет. Бойцы залегли, Атака захлебывалась, но этого допустить было никак нельзя. Приказ обратной силы не имеет. Лейтенант решительно двинулся в сторону огневой точки. Но вот незадача. В ногу влетает разрывная пуля. Страшная боль. Кости превратились в кровавое месиво Командир не теряется, из прутьев накладывает на ногу шину и перевязывает ее. Нога держится на честном слове, как бы не потерялась. Главное – не потерять сознание от кошмарной боли. Лейтенант упрямо ползет к дзоту и в амбразуру закидывает гранату. Бойцы воспряли духом и снова двинулись в атаку. Но пулемет, как заговоренный, опять «заговорил» на языке смерти. Отчаянный лейтенант кидается на дзот и закрывает амбразуру своим телом. Бой за село Романово продолжался больше суток. Когда все затихло, солдаты положили Алексея на носилки. Бросающие на амбразуру никогда не выживали. Лейтенант не подавал никаких признаков жизни. И думали уже предать земле. Прежде решили погреться в ближайшем доме. Неожиданно Очкин приходит в себя. Бредит. Ему мерещится, что он в плену у фашистов. Резким движением он вытаскивает из шинели гранату, срывает чеку. Находившийся рядом рядовой Филимонов реагирует мгновенно. Он вырывает гранату у командира и бросает ее в разбитое окно на улицу. Алексей приходит в себя только через месяц в госпитале. Врачи собираются ампутировать ногу. Гангрена. Лейтенант ни в какую. Собирает манатки и бежит из лечебного учреждения прямиком в свою часть. Вокруг глушь. Попадается деревенька. В одном из домов девушка по имени Катя Чернышова, увидев хромающего командира, приглашает того в дом передохнуть. Так удачно получилось, что Катина бабушка была известным лекарем по травам. бабушка оказалась известной травницей и подлечила ему рану на ноге.

Вот такая военная судьба была уготована Очкину, то окопы и бои, то госпитали, ставшие как родные. И там было что-то хорошее. В один из медсанбатов, где лечился Очкин наведался командующий армией И.Черняховский. Он лично вручил Очкину и другим бойцам ордена Красной Звезды. Было сказано и за что. Оказалось, что разведгруппа Очкина 112 дивизии в одном из боестолкновений уничтожила 40 немцев, взяла в плен дежурного офицера, который «поделился» важными сведениями.

Осень 1943 г. идут кровопролитные бои за освобождение Киева. В боях Алексей снова получает тяжелое ранение и контузию. На него натыкается санинструктор, та самая Чернышова, она уже на фронте. Хрупкая девушка с большим трудом эвакуирует Очкина с боевых позиций. В Дарницком госпитале врачи категоричны: будем отнимать ногу. Очкин как всегда против. Командир весь изранен. Прошел лечение в 17 госпиталях. Принимал серные ванны в Средней Азии.

В 1944 г. А.Очкин снова в строю. Гвардии капитан несет службу в гвардейской истребительно – противотанковой бригаде Резерва Главного Командования. Форсировал Вислу, Одер, Нейсу, штурмовал Берлин. Был грех – подрался с сотрудником СМЕРША в Берлине. Посадили на гаупвахту. Начальство грозило разжаловать, исключить из партии. Очкина выкрали из гаупвахты его боевые друзья. На мотоцикле догнал свою часть, которая шла на Прагу. Там в боях капитана снова контузило. Опять белые стены госпиталей, на это раз 1-го Украинского фронта. Ему восстанавливаю руки, ноги, лечат прекрасно. Снова фронт – Очкин замкомандира стрелкового полка. Но боевые раны как Дамоклов меч, от них никуда не деться. Алексея комиссуют – он инвалид Великой Отечественной войны.

Командир РККА снимает кино

Победу он отмечал в непривычном гражданском костюме. Работал на заводе. Закончил Институт кинематографии. Стал кинорежиссером. Это была его давняя мечта. Принимал участие в съемках известного фильма «Сорок первый». Как режиссер поставил три фильма. Снимал также документальное кино.

На фронте у Алексея Очкина было второе имя – «Лейтенант «Огонь». Его сполохи — это как часть Вечного огня – одного из символов Великой Победы в Великой Отечественной войне.

автор: Борис Ляшко

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector