Хоккейный Пеле

Выдающийся хоккеист ХХ века Александр Мальцев родился 20 апреля 1949 года в селе Сетковцы Кировской области. Вскоре семья переехала в закрытый город Кирово-Чепецк, который вырос сразу после войны...

Выдающийся хоккеист ХХ века Александр Мальцев родился 20 апреля 1949 года в селе Сетковцы Кировской области. Вскоре семья переехала в закрытый город Кирово-Чепецк, который вырос сразу после войны на месте затерянного среди болот и лесов села Усть-Чепецкое, там, где речка Чепца впадает в полноводную Вятку.

У родителей Саши – Николая Михайловича, фронтовика, дошедшего до Берлина, и Анастасии Степановны, семеро детей: 4 дочери и 3 сына, все три хоккеисты. После войны перебивались на одну отцовскую зарплату – слесаря 6-го разряда. Но все встали на ноги крепко.

У всех Мальцевых добрая слава в городе, который Кирово-Чепецк дал стране таких людей, как тренер Владимир Крикунов, вратари – Олимпийский чемпион и 6-кратный чемпион мира Владимир Мышкин и Олимпийский чемпион и чемпион мира Андрей Трефилов, вошедшие в зал славы отечественного хоккея.

Хоккейный Пеле

Хоккеем Саша начал заниматься лет с пяти. Повезло – двор был хороший, места было много. Сами заливали каток, сами чистили после снегопадов. Бидонами не пиво, как в песне «Любэ», а воду носили, чтобы каток залить: шланг-то в магазине не купишь. До катка, понятное дело, не всё доносили, что-то на лестнице расплёскивали, но, чтобы жильцы не ругались, за собой всегда убирали. Шайбу гоняли, пока её видно было: об освещении даже мечтать не могли. Мама, человек сугубо деревенский, хоккея никогда не видевшая – по телевизору его не показывали, всегда была против этого «дурацкого» увлечения, отговаривала Сашу. Но он отвечал, что хочет быть таким же, как Фирсов и Рагулин. Преград для него не было, даже погодных. В сорокаградусный мороз занятия в школах отменяли, а Саша со своими друзьями, пользуясь неожиданным «выходным», шёл на каток, и играл там, пока ноги двигались. Шайба, попав в железную штангу ворот, могла на части расколоться, а им – хоть бы что! (Справедливости ради замечу, что Саша Мальцев в этом смысле не был каким-то уникумом: когда в школе отменяли уроки из-за морозов, я со своими одноклассниками тоже отправлялся играть в хоккей. Правда, играли мы не на коньках, а «на валенках», и не шайбой, а теннисным мячиком, потому, что шайбой играть было страшно. Белый мяч – цветных в то время в магазинах не было – на белом же льду было плохо видно, и часто вместо мяча мы попадали клюшкой друг другу по ногам. Однажды в 40-градусный мороз мяч разлетелся на куски, и, поскольку запасного у нас не было, мы разошлись по домам. Я приходил домой мокрый с головы до ног. Самое удивительное, что ни я, ни другие «хоккеисты» ни разу не заболели).

Маленький каток как магнит притягивал к себе Сашу. Это была настоящая страсть! Только чрезвычайные обстоятельства – болезнь родителей, братьев и сестёр – могли задержать его дома, если запланирована тренировка. В городе не было более талантливого и более трудолюбивого хоккеиста. Его преданность хоккею, доходила, порой, до смешного. Как-то осенью, городская команда «Олимпия», за которую Александр начал играть с 16 лет, поехала на сборы в Москву – лёд в Кирово-Чепецке был только зимой. Да и в Москве, куда съезжались команды со всей округи, свободного льда не было, и заштатной «Олимпии» из класса «Б», которая даже не областной центр представляла, а захолустный закрытый городишко, лёд в Сокольниках дали только с 3–4 часов то ли ночи, то ли утра. Хоккеисты полусонные надевали хоккейную амуницию, а Саша, которого по молодости лет и по аналогии с популярным киногероем звали Шуриком, оказывался на льду раньше всех. Оказывается, хитрован Мальцев переодевался с вечера, и во всём хоккейном обмундировании, разве что, без коньков, шлема, краг и клюшки, укладывался спать.

Хоккейный Пеле

Мальцев своей игрой удивил даже Заслуженного тренера СССР Николая Семёновича Эпштейна, тренера воскресенского «Химика» – бронзового призёра чемпионата СССР 1965 года. Александра сразу же взяли в Швецию на «Кубок звёзд», где Мальцев произвёл настоящий фурор.

После триумфа в Швеции Александр вернулся в «Олимпию». На турнире в Орске он приглянулся второму тренеру московского «Динамо» и будущему главному тренеру ЦСКА, и сборной страны Виктору Васильевичу Тихонову.

В финальном матче Мальцев забросил пять шайб, и, по сути, вывел свою команду в класс «А». Тогда Тихонов увёл Мальцева буквально из-под носа у Эпштейна, который уже согласовал заявку Мальцева в «Химик».

Когда Тихонов привёл Мальцева на первую тренировку в «Динамо», маститые динамовцы только посмеивались, но лишь до тех пор, пока не почувствовали себя откровенными дураками рядом с этим мальчишкой: он в «двусторонке» делал с ними, что хотел, а они ничего не могли ему противопоставить. Уязвлённые Юрзинов и компания стали играть против Мальцева жёстко, грубо, стали бить его исподтишка, и открыто, но это лишь раззадорило Мальцева, он стал играть ещё круче, и вот тогда все поняли, что в «Динамо» появилась новая суперзвезда, которая очень скоро получит вполне заслуженное прозвище «Гроссмейстер».

После первых же матчей Мальцев, игравший в «Динамо» под № 11, стал кумиром трибун. Выход его на лёд обещал зрителям удовольствие. Все ждали от него острой игры. И он никогда не обманывал этих ожиданий.

Зимой 1969 года в Западной Германии юниорская сборная СССР выиграла чемпионат Европы. Мальцев на этом турнире забросил чёртову дюжину шайб, став самым результативным игроком. Джон Ахерн, много лет возглавлявший Международную федерацию хоккея, поставил Мальцева в один ряд с великим Всеволодом Бобровым.

Хоккейный Пеле

Чтобы понять, какой Мальцев талант, нужно видеть, как он тренируется, в каком состоянии его хоккейная амуниция: клюшка всегда в идеальном состоянии, даже шнурки постираны и поглажены. Будучи центральным наподдающим, Мальцев был совершенно непредсказуем ни для защитников, ни для вратаря соперников. Даже коллеги по цеху – центрфорварды, которым приходилось играть против Мальцева в обороне, не могли предугадать, что он сделает в следующую секунду. Он прекрасно катался – у него был мощный «рывок» и отличная дистанционная скорость. Он великолепно владел своим телом, мог всеми своими действиями показать, что будет двигаться в одном направлении, и, моментально «переложившись», менял направление, оставляя соперника далеко за спиной. У него были прекрасные быстрые руки, он великолепно, словно владел клюшкой, что позволяло ему бросать неожиданно, сильно и точно, как открыто, так и из-под защитника. И, конечно, он был феноменально умным хоккеистом.

Пошутить он тоже любил: кинохроника запечатлела Мальцева, во время тренировки «загарающего» на хоккейном бортике.

В первую сборную СССР Мальцева пригласили в 1968-м, после Олимпиады и Чемпионата мира 1968-го года. В сборную тогда пришла целая плеяда молодых хоккеистов, которые очень быстро стали мировыми звёздами: защитники Владимир Лутченко и Евгений Паладьев, нападающие Валерий Харламов, Борис Михайлов, Владимир Петров. Мальцев среди них не потерялся. По дисциплинарным соображениям тренеры Анатолий Тарасов и Аркадий Чернышёв оставили за бортом сборной Виктора Полупанова, и Мальцев занял его место в центре тройки с Анатолием Фирсовым, давним кумир Мальцева, и Владимиром Викуловым. В десяти играх того чемпионата Мальцев, игравший в сборной под номером 10, забросил 5 шайб и сделал 6 результативных передач.

Хоккейный Пеле

С кем только с тех пор не приходилось играть Мальцеву! Его партнёрами были Вячеслав Старшинов, Евгений Зимин, Александр Якушев, Владимир Шадрин, Юрий Лебедев, Сергей Капустин, и многие другие, и со всеми он довольно быстро находил общий игровой язык. Дотошные статистики подсчитали, что за годы карьеры Мальцев играл в 71 различном сочетании игроков. Он одинаково хорошо чувствовал себя и на флангах, и в центре. Сам Мальцев забивал много – 329 голов в 529 матчах за «Динамо» и 212 в 319 матчах за сборную СССР, что и по количеству матчей, и по числу заброшенных шайб навсегда останется абсолютным рекордом, но он не был «жадиной»: если партнёр находился в лучшей позиции, чем сам Мальцев, незамедлительно следовал филигранный по точности и очень удобный пас, после которого товарищу по команде оставалось лишь точно бросить. Питерский армеец Николай Дроздецкий, которого Виктор Тихонов на чемпионате мира 1981 года поставил в одну тройку с Мальцевым, говорил, что после пасов Мальцева даже пингвин забьёт кому угодно.

Тренер сборной СССР и великий хоккеист Всеволод Бобров как-то сказал, что игру Мальцева словами описать невозможно – её нужно видеть. Но и это было не просто: Мальцев был в поле зрения зрителей и соперников лишь в тот момент, когда он выходил на лёд, а уже спустя мгновение он, как бы, надевал шапку-невидимку, и терялся в пространстве и во времени. Казалось, что защитники замечали его лишь тогда, когда он, вскинув руки после забитой им шайбы, ехал к центру поля или на скамейку. Частенько вратарь и защитники, видя, казалось бы, расслабленные, небрежные движения Мальцева, сами расслаблялись: вратарь уже предвкушал, как эффектно поймает в ловушку шайбу, пущенную Мальцевым в верхний левый угол, и с удивлением, не в силах ничего сделать, наблюдал, как чёрный диск неспешно вкатывается в правый нижний угол. Все знали эту манеру Мальцева, но никто ничего не мог ему противопоставить.

Хоккейный Пеле

Александр Мальцев девятикратный чемпион мира, двукратный олимпийский чемпион, трижды он назывался лучшим нападающим чемпионата мира и 11 раз – чемпионата СССР, пять раз входил в символическую сборную мировых первенств как правый и как центральный нападающий. И лишь чемпионом СССР Мальцев не был ни разу: у ЦСКА было две тройки, у «Спартака» – одна, а у «Динамо» был один Мальцев.

Лишь в конце карьеры в «Динамо» и в сборной у Мальцева ненадолго появились постоянные партнёры – братья Александр и Владимир Голиковы, но в то время все команды стали играть в четыре звена, и в чемпионате страны очень хорошая динамовская тройка погоды уже не делала.

Особой вехой в жизни хоккеиста Мальцева стали две Суперсерии с канадскими профессионалами – 1972-го и 1974 года. В первой Суперсерии со сборной НХЛ Мальцев играл с Харламовым, Викуловым, Старшиновым, Борисом Михайловым, Евгением Мишаковым. Возможно, столь частая смена партнёров привела к тому, что Мальцев оказался не в своей тарелке: в восьми матчах он не забросил ни одной шайбы, уклонялся от силовой борьбы, навязываемой канадцами на каждом участке поля, ни разу не был удалён. Однако при всём при этом он сделал пять результативных передач. Спустя два года в матчах против сборной Всемирной Хоккейной Ассоциации – ВХА – партнёрами Мальцева были Вячеслав Анисин, Александр Бодунов, Викулов, Шадрин и Якушев. Мальцев в этом турнире забросил четыре шайбы и один раз был удалён с поля на 2 минуты. Да, при всём уважении к великому хоккеисту игру Мальцева в этих Суперсериях выдающейся не назовешь, но нельзя не признать, что действовал он очень полезно для команды, одним своим присутствием на льду отвлекая на себя внимание канадцев, и, тем самым, давая возможность партнёрам по сборной играть в свой хоккей – умный и комбинационный.

Александр Мальцев, что большая редкость среди спортсменов, имеет два высших образования: он окончил педагогический институт и Высшую школу тренеров. После окончания игровой карьеры он успешно работал тренером в динамовской «молодёжке».

Одной из главных опор в жизни Александра Мальцева, которому в прошлом году исполнилось 70, служит его семья – жена Сусанна, с которой он прожил душа в душу 47 лет, сын Александр – ему уже 45, две внучки. Накануне свадьбы Александр вышел на лёд в важнейшем матче с ЦСКА, забросил четыре шайбы из семи. А вот свидетель на свадьбе друг Мальцева Валерий Харламов ушёл с площадки без шайбы. Кто знает, может, просто не хотел расстраивать жениха, который из кожи вон лез, чтобы порадовать невесту, сидящую на трибуне.

Александр Николаевич бодр, счастлив, и, по-прежнему, немногословен. И дай Бог ему здоровья!

автор: Николай Кузнецов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector