Гроза фашистских стервятников капитан Александр Зайцев

Однако по настоянию врача ему всё же пришлось лечь в госпиталь. А хвост сбитого им Ме-110 на котором летал немецкий ас Герхард Шашке, срубили и отвезли в Мурманск...

Однако по настоянию врача ему всё же пришлось лечь в госпиталь. А хвост сбитого им Ме-110 на котором летал немецкий ас Герхард Шашке, срубили и отвезли в Мурманск для всеобщего обозрения. Этот бой принёс Зайцеву небывалую известность на Севере. Сам командующий ВВС 14-й Армии Полковник И. Л. Туркель перед строем полка поздравил А. П. Зайцева с этой знаменательной воздушной победой и вручил ему оружие побеждённого врага.

В конце Сентября 1941 года командование ВВС 14-й Армии приняло решение представить к званию Героев Советского Союза своих лучших лётчиков — Капитана А. П. Зайцева, Капитана Л. А. Гальченко и Старшего лейтенанта В. П. Миронова. Вскоре, с присвоением очередного воинского звания — Майор, Александр Зайцев был назначен штурманом полка.

В середине Декабря 1941 года Майор А. П. Зайцев приступил к формированию нового авиаполка — 760-го, из молодых лётчиков, только что окончивших авиашколы. Полк вооружался английскими «Харрикейнами». В Январе 1942 года лётчики приняли участие в боевых действиях на Кандалакшском направлении. Основной его задачей было прикрытие Кировской железной дороги.

В первых же воздушных боях дала о себе знать слабая лётная подготовка подопечных Майора Зайцева. Тем не менее, до середины Апреля полк вёл активные боевые действия, отражая налёты вражеских бомбардировщиков и перехватывая разведчиков. С каждым вылетом мастерство молодых пилотов росло. Один из них, Виктор Иосифович Крупский, к концу войны стал Героем Советского Союза.

В конце Апреле 1942 года, в результате целого ряда причин ( в том числе и довольно неприязненных отношений с политруком Т. ), Александр Зайцев был снят с должности командира 760-го ИАП, а его представление к званию Героя Советского Союза положено «под сукно». Вскоре, он принял командование своей «родной» 3-й эскадрильей теперь уже 19-го Гвардейского ( бывшего 145-го ) авиаполка, который тогда переучивался на американские Р-39 «Аэрокобра». Не трудно представить, что творилось тогда в душе разжалованного командира полка — лётчика, привыкшего с первых дней войны быть всегда первым. Оставалось одно — заглушить горечь обиды в воздушных схватках с врагами.

Воздушные бои в Заполярье имели свои особенности. Они разгорались обычно с ранней весны, когда светлело, и шли днём и ночью в летние месяцы, когда солнце светит круглые сутки. Но наши лётчики не знали устали. Крупные воздушные сражения развернулись на подступах к Мурманску. В очередной «звёздный» налёт в первой половине Мая 1942 года немцы бросили на город до 50 самолётов. Они шли тремя группами с разных направлений. Расчёт был на внезапность, на то, что если даже наши лётчики завяжут бой с одной из групп, две другие тем временем прорвутся к городу.

Но уловка врага не удалась. Раньше чем бомбардировщики первого эшелона вышли на цель, они были атакованы истребителями морской авиации и повернули вспять. Второй эшелон также был атакован на подступах к городу и, потеряв 3 самолёта, не дошёл до цели. К городу прорвалось лишь звено «Юнкерсов» из третьего эшелона. Их встретили наши истребители, барражировавшие над Мурманском. Они сбили 2 «Юнкерса». Третий, подбитый, едва дотянул до линии фронта.

Тем временем, 16 наших истребителей, среди которых был и самолёт, ведомый Александром Зайцевым, приняли бой с 19 истребителями противника. Зайцев первым ринулся в атаку и сразу же сбил «Мессер». Ещё 2 машины сбили лётчики Пименов и Ибрагимов. Потеряв в течение нескольких минут 3 машины, немцы предпочли за лучшее выйти из боя и скрыться в облаках.

На аэродроме Зайцева ждало письмо из дома. Жена Лидия Андреевна писала, что сын Саша растёт здоровым и крепким мальчиком, вот только озорует порой через меру.

— В меня, — с гордостью сказал Александр, прочитав письмо. — Это хорошо, значит, с задором парень. И зовут, как и меня, Сашей. Александр Александрович ! Хорошо ! Смена растёт. Будет кому отомстить за отца, если что…

Он собрался ответить жене и сыну, но над аэродромом зазвучал сигнал воздушной тревоги. Зайцевская эскадрилья, как всегда, первой поднялась в воздух.

А вскоре в Горький, где жила его семья, пришло скорбное письмо, извещавшее, что Александр Зайцев пал в бою с врагом смертью храбрых. Он погиб 30 Мая 1942 года. Но не в бою…

28 — 29 Мая группа истребителей, ведомая Майором Зайцевым, произвела несколько не совсем успешных вылетов на сопровождение бомбардировщиков. Реакция командования была незамедлительной и суровой. Гвардии майор А. П. Зайцев перед очередным вылетом на сопровождение бомбардировщиков перед строем полка, уже не в первый раз за прошедшие сутки, был подвергнут очередному публичному разносу со стороны командира полка. О том, что за этим последовало, можно прочитать в скупом сообщении оперативной сводки № 300 от 30 Мая 1942 года:

«На аэродроме Шонгуй, лётчик 19-го ГвИАП Майор Зайцев на самолёте «Аэрокобра» при взлёте на боевое задание — сопровождение бомбардировщиков, стал пилотировать на малой высоте. На высоте 700 метров сделал переворот и, не выходя из пикирования, врезался в землю. Самолёт сгорел, лётчик погиб».

Истребитель упал на берегу реки Кола на противоположной стороне от аэродрома. Обломки рухнули в воду. Тело лётчика нашли не сразу. Лишь спустя несколько дней оно было случайно обнаружено намного ниже по течению реки и предано земле на кладбище в районе железнодорожной станции Шонгуй, вблизи аэродрома, с которого он совершил более 200 боевых вылетов. На его счету числилось сбитыми лично и в группе 41 самолёт противника. [ По другим источникам — 14 лично и 21 в составе группы. М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 2 личные и 8 групповых победы. ]

Гроза фашистских стервятников капитан Александр Зайцев

Американский истребитель Bell «Airacobra» Mk.I из состава 19-го ГвИАП, на котором 30 Мая 1942 года разбился Гвардии майор А. П. Зайцев.

Война — это не только проверка боевых качеств, профессионализма и мастерства военных лётчиков, но и испытание на прочность характера, силы воли. Конечно, сейчас невозможно выяснить всех обстоятельств того, что толкнуло Александра Петровича Зайцева на такой поступок — направить твёрдой рукой свой самолёт в смертельное пике. Но именно так закончился жизненный путь замечательного лётчика — истребителя, героя первых воздушных схваток в небе Заполярья.

Уже после войны, в своих неопубликованных воспоминаниях бывший командир 145-го ИАП Г. А. Рейфшнейдер написал:

Гроза фашистских стервятников капитан Александр Зайцев
«Александр Зайцев — о нём надо сказать особо. Это был первый командир эскадрильи полка. Бесстрашный воздушный боец, всегда впереди всех. Именно он, как командир эскадрильи, принял в Июне 1941 года первый удар немцев. Он участвовал во всех самых тяжёлых неравных боях, готовый всегда грудью броситься на защиту своего товарища».

С потерей Майора Зайцева героические традиции в 19-м Гвардейском полку не закончились. На ведущие роли вышли другие лётчики — истребители, хорошо известные в последствии, такие, как Герои Советского Союза П. С. Кутахов, К. Ф. Фомченков, И. В. Бочков и многие, многие другие, а боевые заслуги некогда знаменитого лётчика постепенно забывались. Как сказал однажды прославленный лётчик, трижды Герой Советского Союза, Александр Иванович Покрышкин: когда умирают свидетели определённых событий, начинают рождаться легенды…

До наших дней дошли лишь короткие и отрывочные воспоминания немногих ветеранов, переживших жестокие схватки 1941 — 1942 годов в небе Заполярья, лично знавших А. П. Зайцева. Поэтому неудивительно, что в послевоенное время некоторые личные боевые заслуги Александра Зайцева были приписаны его однополчанам ( например, победу над немецким асом Шашке некоторые источники приписывают другому прославленному асу — Ивану Бочкову ).

Почти всю свою жизнь Александр Зайцев бороздил небо. Какой же след он оставил на земле ? Мурманчане помнят тех, кто отстоял город от вражеских налётов. Они говорят: «Наш город обязан жизнью таким, как Александр Зайцев». Но лётчик Зайцев живёт и в памяти земляков. Он и сейчас и одном строю с теми, кто создает новый мир. В проходной завода «Красное Сормово» имеется пропуск на имя Александра Петровича Зайцева. В одном из цехов завода трудится бригада электромонтажников, которая носит имя Александра Зайцева. Долгое время руководил ею Геннадий Мельников. Александр Зайцев зачислен в состав этой бригады. За него ежедневно выполняется сменная норма. Производственные задания бригада перевыполняет.

— Имя героя войны Александра Зайцева, — вспоминает Геннадий Мельников, — его пример помогают нам в воспитании молодых рабочих, в укреплении дисциплины, в сплочении коллектива.

Так лётчик — истребитель Александр Зайцев продолжает свой путь по земле. Его сын, Александр Александрович, окончил Горьковский политехнический институт и работает на Сормовском заводе, строит суда. Жена героя войны, Лидия Андреевна, 30 лет проработала контрольным мастером в 1-м судомеханическом цехе завода «Красное Сормово». И уже находясь на пенсии, продолжала трудиться там же.

В Килп — Ярви, в школьном музее, немало материалов, рассказывающих о жизни и подвигах лётчика — героя. Подростки учатся у него мужеству, преданности своей Родине.

источник: airaces.narod.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector