Даже яростные противники большевизма не считали для себя зазорным принимать от него помощь

Уже через неделю Луначарский подал в отставку: до него дошли слухи, что пушки разрушили в Москве храм Василия Блаженного. Но вождь устроил наркому настоящий разнос, заявив, что храм не пострадал, обвинил его в излишней сентиментальности, наделил Луначарского неограниченными полномочиями для борьбы с вандализмом и расхищением культурных ценностей, вплоть до расстрела без следствия и суда, и Луначарский остался на своём посту…

Свой среди чужих

В 1917-м он стал первым народным комиссаром, то есть, министром просвещения Советской России. Под его руководством создавались театры, открывались музеи, возводились памятники, и закрывались и разрушались церкви, мечети и синагоги. Одной рукой он помогал писателям, а другой вычёркивал из репертуаров театров их пьесы. Это был большевик среди интеллигентов, и интеллигент среди большевиков – типичный пример своего среди чужих, и чужого среди своих. Его имя до сих пор носят 9 театров и один кинотеатр, 3 института и 4 школы, 2 библиотеки, и без малого 600 проспектов, улиц и переулков. Звали этого видного деятеля первого десятилетия Советской власти Анатолий Луначарский.

Даже яростные противники большевизма не считали для себя зазорным принимать от него помощь

Детство

Родился Анатолий Луначарский 23 ноября 1875 года в Полтаве. Он был бастардом, или, в просторечии, байстрюком, то есть, незаконнорожденным ребёнком. Отчество при рождении у него было Александрович, поскольку отца звали Александр Иванович, а фамилия должна была быть или Антонов, по отцу (эту фамилию Луначарский использовал в качестве одного из десятка своих партийных кличек и псевдонимов), или Ростовцев, по матери Александре Яковлевне. Отчество и фамилию, с которыми он прожил всю жизнь, Анатолий получил от отчима, Василия Фёдоровича, по иронии судьбы тоже был внебрачного ребёнка. За безупречную государственную службу Василий Луначарский получил дворянство, а, значит, и пасынок его тоже был дворянином. Анатолий был в семье четвёртым сыном, после него родился ещё один мальчик.

Даже яростные противники большевизма не считали для себя зазорным принимать от него помощь

Детство Толи счастливым не было. В новой семье тоже было всё не слава Богу – отчим изрядно пил, мать была дамой эксцентричной с тяжёлым характером. Она запрещала близорукому сыну носить очки, и долгое время мальчик видел всё в размытом виде. Семейные дрязги отразились на его характере и на успеваемости в гимназии: учился Толя плохо. Да и какая учёба, когда простое чтение превращается в муку. Он с трудом переходил в следующий класс, а однажды даже остался на второй год.

Юность

В 1892 году Толя примкнул к одному из тайных гимназических обществ, которые появлялись по всей России, словно грибы после дождя. У Охранного отделения на всех сил не хватало – некоторые оно контролировало, про некоторые просто не знало. 17-летнего Луначарского увлекли идеи социал-демократии, он захотел всех людей сделать равными, а весь мир – счастливым. После окончания гимназии отчим дал Анатолию денег для учёбы за границей, и тот уехал в Швейцарию. В Цюрихе Луначарский отчаянно искал собственную дорогу в светлое будущее. Там он познакомился с Георгием Плехановым, вступил в РСДРП.

Даже яростные противники большевизма не считали для себя зазорным принимать от него помощь

Вернувшись в 1892 году в Россию, Луначарский стал вести активную революционную работу в подполье. В 1900 году после очередного ареста его сослали в Вологду. Он поселился у своего ссыльного приятеля Александра Богданова, врача психиатра, тоже члена РСДРП. Богданов даже смог убедить Луначарского в том, что возможна вечная жизнь, и что марксизм может и должен стать новой религией. Позже после резкой критики Лениным «поповщины», Луначарский легко отказался от идеи богостроительства. Живя в доме Богданова, Анатолий времени зря не терял, приударил за молоденькой сестрой друга Татьяной, и вскоре они поженились, в 1911 году у них родился сын, которого, как и отца, назвали Анатолием.

Даже яростные противники большевизма не считали для себя зазорным принимать от него помощь

Анатолий Анатольевич Луначарский (1911, Париж — 12 сентября 1943, Новороссийск)

В 1904-м, отбыв ссылку, Луначарский уехал в Швейцарию, и стал редактором большевистских газет «Пролетарий» и «Вперёд!». Он встретился с Лениным, был очарован им, как человеком и его идеями. РСДРП к тому времени раскололась, и Луначарский пошёл за большевиками.

Революция

Узнав о февральской революции в России, Луначарский оставил семью в Швейцарии, уехал в Петроград, и развернул в столице рушащейся империи активную работу в борьбе за светлое будущее. Он был прирождённым оратором, и в партии хорошо знали его особенность – так называемое артикуляционное мышление. Он думал вслух, мог рассуждать часами, партийные собрания с его участием зачастую превращались в лекции, он мог «заболтать» любой вопрос. В мае 1917 года Ленин провёл совещание, на котором говорил о максимальном использовании легальных каналов агитации, и сказал Луначарскому, что партия в этом рассчитывает, прежде всего, на него, что от него ждут не только дискуссий, на которые он был мастак, но и призывов к вооружённому восстанию. В июне Луначарского избрали делегатом I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, в июне он стал членом редакции газеты «Новая жизнь», открытой Максимом Горьким. Летом его арестовали за государственную измену, однако вскоре выпустили, и он возглавил фракцию большевиков в Петроградской гордуме. Накануне октябрьских событий Луначарский горячо поддержал ленинский курс на переворот.

Даже яростные противники большевизма не считали для себя зазорным принимать от него помощь

А. В. Луначарский, Петроград, 1919 г.

Нарком просвещения

После Октября Луначарский стал наркомом просвещения – тяжелейшая работа в полуграмотной стране. Ему было поручено создание системы образования в Советской республике, системы, в корне отличавшейся от образования царского. Уже через неделю Луначарский подал в отставку: до него дошли слухи, что пушки разрушили в Москве храм Василия Блаженного. Но вождь устроил наркому настоящий разнос, заявив, что храм не пострадал, обвинил его в излишней сентиментальности, наделил Луначарского неограниченными полномочиями для борьбы с вандализмом и расхищением культурных ценностей, вплоть до расстрела без следствия и суда, и Луначарский остался на своём посту. Но расстреливать Луначарский не стал, а через газеты призвал граждан России беречь достояние республики, и сам сделал всё, чтобы спасти от разрушения Большой театр в Москве, и Мариинский – в Петрограде, другие исторические здания и памятники, которые хотели разрушить.

Даже яростные противники большевизма не считали для себя зазорным принимать от него помощь

Главной задачей, которую поставили перед Наркомпросом, была монументальная пропаганда – именно Луначарский отвечал за установку новых памятников. Однако первые советские памятники были столь нелепы, и даже страшны, что кампанию быстро свернули, а Луначарского «наградили» первым в его жизни официальным выговором.

Ликвидация безграмотности

26 декабря 1919 года Советское правительство приняло декрет о ликвидации в стране безграмотности, согласно которому все граждане РСФСР в возрасте от 8 до 50 лет были обязаны выучиться грамоте. Любого, кто умел читать и писать, Наркомпрос мог мобилизовать для работы в новых школах. За три года при помощи программы Ликбеза, по официальным данным, грамотными стали более 7 млн. человек. В то же время, обучение 3 млн. беспризорников пришлось передать в ведение ВЧК – ОГПУ – нарком просвещения так и не смог решить эту проблему.

Луначарский не очень хотел, чтобы трудовое воспитание стало в новой школе главенствующим. Однако его заместитель, и по совместительству жена вождя Надежда Крупская убедила его, что к этому призывает Ленин, что главная задача школы – создать нового человека, которому будет по силам строительство коммунизма в кратчайшее время, и Луначарский не стал перечить – коммунизм, так коммунизм.

Даже яростные противники большевизма не считали для себя зазорным принимать от него помощь

У Ленина был свой, хозяйский взгляд на русскую интеллигенции. Представителей «буржуазной прослойки» вождь чётко разделял на вредных и полезных, тех, кто был готов служить народу. От первых надо было избавляться, вторых под надзором привлекать на свою сторону. Ленин считал Луначарского главной фигурой в тактическом плане заигрывания с «полезной» интеллигенцией. Однако очень скоро выяснилось, что нарком просвещения не склонен к гнилому либерализму, то есть, к излишней мягкости. В ночь с 16 на 17 августа 1922 года в Москве и Петрограде и других крупных городах страны арестовали более ста крупных деятелей культуры и науки – врачей, профессоров, агрономов, историков, юристов, но большинство составляли философы с мировым именем – Николай Лосский, Николай Бердяев, Семён Франк, Иван Ильин, Лев Карсавин. Вскоре их на печальной памяти «Философском пароходе» выслали за границу без права возвращения в Россию. Однако подписей Луначарского на документах о высылке до сих пор обнаружить не удалось.

Даже яростные противники большевизма не считали для себя зазорным принимать от него помощь

На защите культуры

У дверей Луначарского часто выстраивались очереди деятелей культуры. К нему шли писатели, знали, что он не откажет. И если он не мог помочь неблагонадёжным авторам с публикацией, он давал им возможность подработать переводами в издательстве «Всемирная литература». Он помогал старым, голодным, и никому не нужным литераторам, которые не уехали из России. Для интеллектуальной элиты того времени Луначарский был, всё-таки, своим, хотя и среди чужих. Поэтому даже яростные противники большевизма не считали для себя зазорным принимать от него помощь. От имени правительства Луначарский выразил благодарность Валерию Брюсову, работы которого вызвали негодование большевистской критики. Максимилиану Волошину нарком выписал охранную грамоту, где было написано, что поэт состоит под особым покровительством Советской власти – это была окончательная бумажка, фактическая, настоящая, броня. Луначарский закрыл глаза на доносы служащих Малого театра о том, что их руководитель Александр Южин не возражает, чтобы его называли князем. Луначарский добился сохранения музыкального училища Гнесиных. Но спасти поэта Николая Гумилёва, приказ о казни которого в числе 60-ти участников петроградской боевой организации подписал всесильный Феликс Дзержинский, Луначарский не смог: Ленин, к которому нарком обратился с просьбой отменить скоропалительное решение главы ВЧК, просьбу оставил без ответа. В 1992 году прокуратура новой России по архивным документам установила, что никакой боевой организации не существовало, и дело было полностью сфабриковано.

Новая любовь

В 1922 году Луначарский влюбился в 20-летнюю актрису Малого театра Наталью Розенель. Разница в возрасте в 27 лет его не смущала, и нарком ради новой любви бросил свою жену и сына. Сменив кремлёвскую квартиру на апартаменты в центре Москвы, в 47 лет Луначарский начал новую жизнь. Зимой семья жила в Москве, а летом и осенью – на государственной даче в усадьбе Шереметьевых где часто устраивали роскошные балы для высших кремлёвских чиновников.

Даже яростные противники большевизма не считали для себя зазорным принимать от него помощь

А. В. Луначарский с Натальей Александровной Розенель-Луначарской

Курс на индустриализацию

Смерть Ленина в январе 1924 года стала для Луначарского не только большой личной трагедией. В новое сталинское окружение слывший либералом нарком никак не вписывался. Реальных прав у него становилось всё меньше. Никто не реагировал на возмущённые письма наркома, когда из ВУЗов увольняли социально чуждых профессоров и отчисляли студентов, никто не прислушивался к его требованиям остановить передачу техникумов промышленным ведомствам, никто не воспринимал всерьёз его предложения по развитию системы образования в стране.

В конце 1925 года в Москве прошёл XIV съезд ВКП(б), первый без Ленина. Съезд поставил окончательный крест на НЭПе, и взял курс на индустриализацию страны – Советский Союз из страны, ввозящей машины, должен был превратиться в страну, машины производящую. Однако в решениях съезда ничего не было сказано о том, где брать кадры для индустриализации. О том, что кадры решают все, Сталин скажет только через 10 лет, 4 мая 1935 в речи перед выпускниками военных академий.

Индустриализация проходила с огромным размахом и немыслимыми темпами – в 1930 году развернулось строительство около 1,5 тыс. объектов. Такой объём строительства требовал 415 тыс. специалистов с высшим институтским и средним специальным техническим образованием, а к началу ноября 1929 года в наличии имелось 66 тыс. таких специалистов, т.е., 14,7% от потребности. Но для того, чтобы из стен института вышел инженер, во-первых, необходимы преподаватели, и, во-вторых, абитуриент должен иметь определённый багаж знаний. И с тем, и с другим в стране дело обстояло не очень: преподавателей остро не хватало, а с учётом того, что ВУЗов и техникумов стало очень много, и каждый год открывались новые, не хватало катастрофически. Что касается абитуриентов, то после сворачивания Ликбеза, образование на какое-то время перестало быть главным приоритетом: только в 1930-м, когда, как говорится, отступать было некуда, в СССР было ввели всеобщее начальное образование, и обязательное 7-летнее – в городах. Чей это был просчёт – Наркомпроса или ЦК – Бог весть.

Михаил Булгаков

В 1927 году Луначарский попытался избавиться от ярлыка махрового либерала, и наладить отношения со сталинским ЦК. На совещании в отделе пропаганды ЦК Луначарский разгромил произведения Михаила Булгакова, заявив, что в СССР, пожалуй, нет другого такого контрреволюционного писателя, чем Булгаков. Из репертуара МХАТа тут же убрали «Дни Турбинных» и «Зойкину квартиру», однако этот демарш былого авторитета и влияния Луначарскому не вернул. Многие потом будут обвинять Луначарского в травле Булгакова. По одной из версий, создавая свой роман «Мастер и Маргарита», Булгаков в числе других героев вывел и наркома просвещения – то ли в образе критика Латунского, то ли самого Воланда.

Отставка

В 1929 году Луначарский сам попросился на покой. Отставку приняли, из наркомовского кабинета его проводили с подобающими почестями, дали синекуру – назначили директором академического Института русской литературы. Однако отставной нарком понимал, что почётное положение партийного ветерана в любой момент может смениться на участь опального чиновника. Единственный вариант, Луначарский видел в отъезде за границу. В 1933 году экс-нарком попросил Сталина определить его на дипломатическую должность. Сталин пошёл навстречу, и назначил Луначарского полпредом в Испании. Но по пути в Испанию 26 декабря 1933 года он скончался в номере небольшого отеля на французском курорте Ментона. Тело кремировали, перевезли урну с прахом в Москву, и захоронили в Кремлёвской стене.

Даже яростные противники большевизма не считали для себя зазорным принимать от него помощь

С именем Луначарского связана одна то ли легенда, то ли мистификация. Все знают, какое искусство являлось главнейшим для большевиков – конечно, кино. Все так же знают, что фраза это принадлежит, конечно же, Ленину – он сказал об этом Луначарскому в 1922 году. Луначарский терпел три года, и лишь в 1925-м. когда Ленин уже умер, поведал об этом в письме видному советскому кинодеятелю Григорию Болтянскому. Ни в одном известном публичном выступлении Ленин ничего подобного не говорил, ни в одной опубликованной ленинской работе этой фразы тоже нет – в полном собрании сочинений она приводится со ссылкой на… письмо Луначарского Болтянскому. То есть, доподлинно неизвестно, говорил ли на самом деле Ленин про кино, или это выдумка Луначарского. Но это тот случай, когда можно с уверенностью сказать: даже если Ленин этого не говорил, это нужно было выдумать.

автор: Николай Кузнецов

AesliB