Я жить хочу…

  Встречая фотографию на просторах интернета, мы удивляемся мужеству этого моряка. И есть чему удивиться. Война, сволочь, что сделала с моряком. Так и стоит в глазах человек на...

 

Встречая фотографию на просторах интернета, мы удивляемся мужеству этого моряка. И есть чему удивиться. Война, сволочь, что сделала с моряком. Так и стоит в глазах человек на коляске, с орденами во всю грудь.

Я жить хочу...

Курсанты отдают воинское приветствие Герою. Кто он, улыбающийся нам человек? Герой войны.

Моторист Анатолий Леопольдович Голимбиевский, единственный выживший в кровавой бойне Цемесской бухты. Новороссийск стал городом его славы на всю оставшуюся жизнь. Он первым выскочил на берег Малой Земли.

Я жить хочу...

Там битва была…Земля горела под ногами. Вот и сгорели в том огне его ноги. Санитары нашли его после боя без признаков жизни, с ранениями… Во все тело ранения были. Руки, ноги, грудь, спина. В Тбилиси залечили ему раны почти везде, а вот ноги спасти не сумели.

Но парень излучал такое жизнелюбие. Самую красивую грузинку увел из госпиталя. Старшую медсестру Мирцу. Дети пошли, внуки, и правнуков он сумел понянчить. Командир «Сообразительного», контр-адмирал С. С. Ворков, в мемуарах рассказал о мотористе Голимбиевском.

Последний бой

Он рвался туда, где было трудно всем. Раскаленный автомат, изорванная в клочья тельняшка. И вдруг матрос упал. Вскочил…упал снова. Колено в крови, не держит его. Он стал ползти туда, куда все остальные бежали. И дополз-таки.

Десантники заняли вражеский дзот. Раненый Анатолий присоединился к ним, и несколько дней они сдерживали противника. Он получил еще одно ранение в ногу, но пополз один на пулеметное гнездо гитлеровцев.

Граната улетела в гитлеровцев, а его опять подстрелили. Уже в руку. Вернувшись, обнаружил, четверых оставшихся в живых десантника. Дым, горелое масло, жажда, нехватка боеприпасов, отсутствие продовольствия.

Не случилось сразу попасть в госпиталь. Лишь через неделю его отвезли к врачам, где усталый пожилой хирург вынес приговор – газовая гангрена.

«Я жить хочу», — выдохнул морпех.

На всю оставшуюся жизнь…

Голимбиевский прожил длинную, насыщенную событиями жизнь. Он стал инженером, его называли «золотые руки». Ему удалось создать множество специальных приборов. Некоторые носят его имя. Всю жизнь он работал в институте метрологии.

Я жить хочу...

Я жить хочу...

Я жить хочу...

Испытывал гордость от того, что происходил из семьи потомственных моряков, уважал мощную силу ВМФ России, для него не было выше знамени, чем Андреевский стяг.

Я жить хочу...

Жизнелюбие этого человека покоряло всех. Он часто собирал гостей за столом. И помнил о товарищах, оставшихся в полях сражений.

автор: Валентина Сбродовская

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector