Маршал высокоточных войск и автоматики

Один из самых выдающихся военных деятелей послевоенного периода, маршал Николай Огарков родился 100 лет назад. «Грозный солдат», как звали его на Западе, Огарков был самым «компьютерным» из всех...

Один из самых выдающихся военных деятелей послевоенного периода, маршал Николай Огарков родился 100 лет назад. «Грозный солдат», как звали его на Западе, Огарков был самым «компьютерным» из всех советских маршалов, ярым адептом идеи высокоточного оружия.

Будущий маршал Николай Огарков, один из руководителей советского Генштаба, был почти ровесником Октябрьской революции: родился 30 октября 1917 года в тверской крестьянской семье.

Военную стезю будущий маршал избрал инженерную. Войну встретил за постройкой укреплений в Западной Белоруссии, в инженерных войсках до 1945 года и прошагал. Уже в начале 1950-х пошел по «операторской» линии в штабах объединений, дорос до начальника штаба Белорусского военного округа.

А.А. Гречко

В 1968 году пришел в Генштаб первым заместителем к маршалу Матвею Захарову, в 1974 стал заместителем министра обороны Андрея Гречко. В январе 1977 года возглавил советский Генштаб.

Огарков резко отличался от традиционного советского генералитета, воспитанного в логике массированных фронтовых наступлений с использованием танковых колонн и с применением тактического ядерного оружия.

Возможно, сказывалось происхождение: военные инженеры — люди очень специфического, системного склада ума, они из тех военных, кто в первую очередь учится качественно строить свое, а не ломать чужое.

Через руки Огаркова прошли самые масштабные мероприятия Советской армии рубежа 1970-х — 1980-х годов, включая учения «Запад-81» и гигантскую тренировку стратегических сил «Щит-82» (более известную как «семичасовая ядерная война»). Он внедрил и отладил комплексную автоматизированную систему боевого управления РВСН. Но не это было главным.

Проще всего понять масштаб личности Огаркова можно, если взглянуть на… современную армию США.

Сетецентрический принцип управления, при котором создается единое информационное пространство поля боя и идет интенсивный обмен разведданными между всеми боевыми единицами. Ставка на высокоточное оружие. Автоматизированные системы управления войсками. Расчлененные боевые порядки, новая организация подразделений, когда батальоны и даже роты в состоянии самостоятельно и согласованно работать при глубоком наступлении, находясь без связи с соседями и даже, как показал Ирак-2003, в полном окружении.

учения «Запад-81» (район Полоцка)

Все это Николай Огарков хотел сделать для советской армии еще в начале-середине1970-х годов. Буквально по пунктам. По поводу «сетецентрической» концепции и вовсе ломают копья: кто ее первым изобрел? И если отказывать в авторстве американским военным из 1990-х, то тогда самый очевидный кандидат как раз Огарков.

Некоторые иностранные эксперты не скрывают того, что многое в архитектуре современной американской армии растет как раз из базовых принципов, сформулированных Огарковым, — «грозным солдатом», как прозвали его на Западе.

Именно при Огаркове проходило активное внедрение фронтовой автоматизированной системы управления войсками (АСУВ) «Маневр». Огарков видел будущее именно в таких системах, где информация передавалась и отображалась автоматически, через терминалы командного состава.

Огарков внедрил в опытную обкатку так называемые «оперативные маневренные группы» — подвижные армейские корпуса нового типа, с бригадной организацией и приданными десантно-штурмовыми полками на вертолетах. Эти соединения могли действовать в глубине обороны противника, по расходящимся направлениям. Их подразделения затачивались на автономное ведение боевых действий — без контакта с соседями локоть к локтю, но в тесной связи с общим замыслом.

учения «Щит-82»

Пока был жив министр обороны Гречко, еще один сторонник высокоточного оружия, удалось продвинуть целый ряд военных программ, на которых российская армия, по сути, живет до сих пор.

После смерти Гречко в 1976 году Огарков остался в одиночестве, более того — в условиях нарастающего конфликта с новым министром обороны Устиновым, который поначалу и продвинул его на пост начальника Генштаба.

Взгляды Огаркова были провидческими, но излишне радикальными для советского военно-политического руководства. Маршал критиковал гигантскую неповоротливую военную машину и требовал превращения ее в компактную, высокопрофессиональную группировку, максимально насыщенную современным высокоточным вооружением и автоматизированными системами управления.

Ему оставался буквально один шаг до требования немыслимого в те годы — профессиональной армии.

Одиночество Огаркова среди советского генералитета не могло не довести его до печального конца. С Устиновым он окончательно разругался еще в 1979 году, когда резко выступил против ввода советских войск в Афганистан. Выступил как и все военные, но Устинов — хоть и маршал, но партийно-хозяйственный деятель по происхождению и член брежневского «малого Политбюро» — навел порядок в Минобороны, попросту заткнув всех недовольных.

маршалы Д.Ф.Устинов, Н.В.Огарков, В.Г.Куликов и генерал-полковник С.И.Постников на учениях «Запад-81»

В 1984 году он снял Огаркова с поста начальника Генштаба и назначил командующим войсками Западного направления — межвидовой группировкой сил, развернутых в Европе и европейской части СССР.

Месть была выверена точно: идея направления принадлежала самому Огаркову, и тот не посмел отказаться от назначения, которое было формальным понижением.

Устинов умер в конце того же 1984 года, но на судьбе Огаркова это не отразилось. Советский «компьютерный маршал» был по-прежнему не востребован. Уже в 1988 году 71-летний Огарков переведен в «райскую группу» генеральных инспекторов министерства обороны, то есть фактически отстранен от всех рычагов принятия решений.

Маршал Огарков умер в январе 1994 года. До конца жизни он консультировал российское министерство обороны по выработке перспективных госпрограмм вооружений.

источник:defendingrussia.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...